Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #4(211), 16 февраля 1999

ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ

ВОПРЕКИ ГОДАМ

(К выходу в свет книги Григория Серебрянского "Свет погасших звёзд")

Иногда принято считать,что если иммигранту за 70, то он, получая свой SSI, или сидит днями у телевизора, или ходит по врачам. Но, к счастью, это далеко не так. Вот, например, у нас в Детройте в нашей общине Оук Парка совсем недавно произошло интересное событие. Член нашей Детройтской ассоциации ветеранов Второй мировой войны Григорий Серебрянский написал книгу "Свет погасших звезд". Сразу хочу сказать,что эта книга, изданная под редакцией проф. Бориса Майданчика, оформлена очень хорошо. Крупный четкий шрифт, что немаловажно для пожилого читателя, умело подобранные иллюстрации. Но главное все же не в этом, а в содержании книги. Эта книга о нашем еврейском народе, о его болях и страданиях, о его уме и находчивости. Написана простым и ярким языком, читается легко и с увлечением .И чувствуется, что автор - не сторонний наблюдатель, книга написана сердцем, с большим знанием жизни. И без преувеличения скажу: мнoгиe рассказы о Холокосте, о Катастрофе европейского еврейства написаны просто мастерски. Рассказы "Баумгартнер", "Свет погасших звезд", "Бешенство", повесть "Спасите наши души" оставляют очень сильное и волнующее впечатление.

В последнее время статьи, очерки и рассказы Г.Серебрянского часто публикуются в русскоязычных американских изданиях. Его статьи о проблемах языка идиш можно встретить в "Еврейском мире", в "Новом русском слове", в журналах "Вестник", "Алеф". Тема о нашем "маме-лошн" остается одной из важнейших и больных для еврейской обшины здесь, в Штатах, и не только здесь.

Его очерки о людях иммиграции нередко помещает газета "Форвертс". Но особенно привлекли внимание читателей рассказы Г.Серебрянского, повествующие о еврейской жизни "там", на "том берегу", в бывшем Советском Союзе, и здесь, на новом, американском. Это наша жизнь, наша боль, радости и беды, огорчения и успехи. И этим автор очень близок нам, совершившим судьбоносный "прыжок" иммиграции. Таковы рассказы "А свадьба пела и смеялась", "Отцы и дети. Американский вариант", "Итог одной жизни", "Не убий" и другие.

Немалая заслуга автора в том, что с характерной для него веселой злостью и молодым темпераментом он дает настоящий бой антисемитизму (рассказы "Агент влияния", "Берегись, Россия! идет "спаситель с Кубани!", "Эдуард Тополь на службе у Николая Кондратенко"...)

Жюри конкурса Бостонского общества борьбы с антисемитизмом и расизмом на лучшую работу против национальной розни и наветов черносотенных изданий признало рукопись Г.Серебрянского с его расказами "Бaумгapтнep", "Свeт погасших звезд" и "Бешенство" одной из лучших работ, отобранных на конкурс. Ему вручена грамота победителя конкурса, подписанная Виталием Коротичем, Иосифом Лaxмaнoм и Михаилом Хазиным.

Прочтя рассказы "Нервы" и национальный вопрос", "Сломанная "молния", "Устами младенца", читатель увидит, что и с юмором у автора, как говорится, полный порядок, это поистине еврейский юмор, в котором смех сквозь слезы.

Я хочу поблагодарить Григория Серебрянского за его большой и интересный труд. Уверена,что наши люди, иммигpaнты, которые прочтут его книгу "Свет погасших звезд", согласятся со мной и тоже доброжелательно отнесутся к этой книге и к ее автору. Остается пожелать Григорию Серебрянскому новых творческих успехов в последующих книгах.

Евгения РАХКОВСКАЯ (Детройт),
ветеран Второй мировой войны.


В МАРТЕ 1953 ГОДА

Все чаще в "Вестнике" и других изданиях публикуются статьи о "деле врачей" и планах насильственной депортации советских евреев на Север и Дальний Восток. Во многом они повторяют друг друга, поскольку часто основываются на одном и том же материале, а недостающие факты заменяются различными гипотезами. Например, в одной из статей предполагается, что спасителем евреев, уничтожившим Сталина буквально накануне "решения" им "еврейского вопроса" в СССР, был известный гипнотизер Вольф Мессинг. В других статьях намекается, что эту роль сыграл Берия.

К сожалению, трудно установить сейчас истинную причину смерти диктатора, но важно получить больше свидетельской информации о том, как готовились к исполнению его планов в различных местах страны. Могу рассказать о том, что стало известно мне.

С 1950 года наша семья проживала в Тернополе, областном центре на Западной Украине, где мой отец работал главным механиком в спиртотресте, а мать - врачом в железнодорожной поликлинике. Зимой 1953 года мне было 4 с половиной года, но я хорошо помню, как с криками "За родину, бей жида!" за мной носились по двору другие дети, старшему из которых было лет 15, а младшему - года 3. Впрочем, избивать еще побаивались, ограничивались толчками и оскорблениями. Некоторые не принимали участия в этой погоне, смотрели сочувственно, но и не вступались. С одобрением наблюдали эту процедуру многие взрослые прохожие.

В то время к моей матери подошел ее коллега доктор Воронич, единственный западный украинец среди врачей-сослуживцев, и по секрету сообщил, что вчера люди из органов безопасности водили его для санитарного осмотра товарных вагонов, стоящих в тупике на железнодорожной станции. Из обрывков их разговоров Воронич понял, что кого-то повезут на Дальний Восток, причем местное начальство, опасаясь возможной ответственности, хочет, чтобы отправляемые не умерли в этой долгой дороге. Несмотря на данное слово молчать, Воронич решил предупредить мою маму, чтобы она, имея двух маленьких детей, подготовила все необходимое в дорогу. Печальный "опыт" самого доктора Воронича, хорошо знавшего, как высылали на Север тысячи западных украинцев за предполагаемую связь с бандеровцами, показывал, что на сборы почти не давали времени и выгоняли людей из домов с теми вещами, что первыми попались под руку.

Доктор Воронич немало рисковал, так как сам был когда-то на грани приговора за сотрудничество с немцами, - во время войны он остался на оккупированной территории, продолжая лечить людей. Спасло его то, что он нелегально лечил раненых советских партизан, не выдав их ни фашистам, ни украинским националистам.

Люди из органов безопасности стали обращаться к нашим соседям за компрометирующей информацией. Некоторые проникались ответственностью за порученное задание и начинали открыто следить, кто и зачем к нам приходит. Однако красивая и дружелюбная соседка Синицына, завуч средней школы, награжденная орденами за участие в партизанской борьбе на территории Белоруссии, не согласилась это делать, обосновав свое решение тем, что считает моих родителей настоящими советскими людьми. Синицына, с ее внешностью, логичной выразительной речью и героическим прошлым, считалась в городе "показательной" советской женщиной, к ее мнению прислушивалось и высокое начальство, а ее мужа знали больше из-за нее, хотя он занимал крупную должность в областном отделе народного образования.

После того как умер Сталин, страсти утихли, но многое продолжалось по инерции. Как-то я играл во дворе с другими детьми (детских садов не хватало, и поэтому не было другого выбора), и мимо проходил рабочий, западный украинец. Некоторые "пацаны" тут же воспользовались случаем сообщить, что я - жид. "Предал" меня и в общем-то неплохой мальчик Женя, сам наполовину еврей, с гордостью объявивший, что его мать - русская. Я не мог этим "похвастать" и молча смотрел в незнакомое грубоватое лицо, ожидая оскорбления и готовясь убежать в случае опасности, когда он вдруг улыбнулся и спросил что-то на идиш. К своему стыду, я ничего не понял, и он осуждающе покачал головой: "Что ж ты не знаешь свой язык, хлопчик? Учи и не бойся говорить!"

Я хорошо помню, как рыдали мама и бабушка и едва сдерживал слезы отец, фронтовик, дважды выходивший из окружения, когда они узнали о смерти Сталина. Эти слезы были искренними, несмотря на тревожные недели в ожидании неправедной расправы.

Наверное, человеческая память - избирательна и со временем отбрасывает неприятные впечатления, вспоминая в основном хорошее.

Роман ВИНОКУР (Детройт).


Уважаемая редакция!

С большим интересом прочитал написанную со знанием дела и опубликованную в вашем журнале ("Вестник" #2, 1999) статью моих теперешних земляков Любарского и Файнгольца "МиГ начинался в Харькове". Как ветеран советского авиастроения хочу дополнить ее некоторыми неизвестными авторам сведениями.

По свидетельству киевского инженера Ельмесьева, работавшего долгие годы одним из ближайших помощников Генерального авиаконструктора О.К.Антонова, Гуревич во время учебы в Париже познакомился со своим ровесником Марселем Дассо, ставшим впоследствии знаменитым авиаконструктором, а позднее - владельцем крупнейшего в Европе самолетостроительного концерна. Молодые люди часто проводили свободное время вместе, наблюдая за показательными полетами русских и французских летчиков в Париже накануне Первой мировой войны. Оказавшись в зрелом возрасте по разные стороны "баррикад", эти два выдающихся еврея пристально наблюдали за противоборством созданных ими истребителей МиГ и "Мираж" во время израильско-арабских войн. Результаты этого противоборства известны. При равных тактико-технических данных самолетов более подготовленные еврейские летчики не оставляли арабам никаких шансов на успех. МиГ был первоклассной машиной только в умелых руках, что подтвердил опыт одиночных и групповых боев в Корее и Вьетнаме.

Вынужден также отметить, что в статье Д.Авнукова "ВПК вчера и сегодня" имеется ряд неточностей. Это и абсолютно не соответствующие действительности и высосанные из пальца данные о соотношении потерь самолетов во время Корейской войны, это домыслы о том, что советские самолеты до Второй мировой войны были копиями немецких, это утверждение о том, что советская атомная бомба была полностью скопирована с американской и т.д. Рамки читательского письма не позволяют привести многочисленные доказательства от противного.

Я так же, как и госп. Авнуков, испытываю неприязнь к ВПК. Но зачем при этом полностью отрицать достижения советской науки и техники, которые были признаны всем миром и достигались (здесь он прав) весьма дорогой ценой?

С наилучшими пожеланиями журналу,
Григорий КОЛОНТЫРСКИЙ (Чикаго)

От редакции: Многие читатели обратили внимание, что в статье Д.Авнукова (со ссылкой на книгу С.Хрущёва "Никита Хрущёв: Кризисы и ракеты". - "Новости", М., 1994) потери МиГов и "Сейбров" соотносятся как 55:1. В статье же Г.Любарского и Г.Файнгольца утверждается (по данным статьи в газете "Мир" - #3(29), Харьков, 1995), что "за каждый сбитый МиГ противник платил двумя с половиной "Шутингстарами", "Тандерджетами" и "Сейбрами". Нам представляются наиболее достоверными данные архива Музея ВВС США (USAF Museum Archives), подтверждённые архивом "Боинга" (The Boeing Company). Согласно сведениям музея ВВС, во время Корейской войны "Сейбры" (Sabre - F-86A, E и F) сбили 792 МиГа (МиГ-15), потеряв при этом 76 машин. То есть приблизительное соотношение - 10:1 в пользу "Сейбров".


Уважаемая редакция!

Я уже давно слежу за деятельностью Вилена Люлечника, упорно отстаивающего известную точку зрения Суворова-Резуна на начало Великой Отечественной войны и на якобы готовившемся СССР превентивном ударе по фашистской Германии. В письме в редакцию ("Вестник" #23, 1998) он вновь оседлал любимого конька о подготовке Сталиным превентивного удара по Германии и дальнейшего завоевания мира.

Я не знаю, где был В.Люлечник во время войны, был ли он в армии, или еще сидел за школьной партой. Но я и многие из моего поколения, прошедшие всю войну и видевшие ее начало, можем и должны поспорить на эту тему, причем не просто спорить, но и как-то аргументировать свои выводы. Ведь память людская говорит нам о прошлом, ибо она - это боль сердца, души, это те зарубки, которые на ней оставило время.

1. По поводу термина "офицер". В.Люлечник пытается доказать недоказуемое, что этот термин был в ходу в Красной Армии уже в начале войны. И при этом ссылается на известную песню 30-х годов "А Клим Ворошилов - первый красный офицер". Слово же "офицер" вошло в обиход в Красной Армии в конце 1942-го - начале 1943 года, когда в армии были введены новые знаки различия - погоны. До этого во всех уставах и наставлениях армии применялся термин "командный состав", который состоял из командиров и политработников. Отсюда названия: комдив (командир дивизии), комкор (командир корпуса), комполка (командир полка) и т.д. И все они были не офицерами, а командирами.

Слово "офицер" означало лютого врага Красной Армии со времен гражданской войны и носило ярко выраженный негативный характер: презрительные "офицерье", "офицерик". И лишь в конце 1942 года, с целью укрепления боевых традиций Красной Армии и подчеркивания преемственности с героическими традициями русской армии, были введены погоны, термин "командный состав" был заменен термином "офицерский состав", а "командир" - на "офицер". В этот же период с той же целью были учреждены новые ордена и медали: Суворова, Кутузова, Невского, Хмельницкого, Ушакова и Нахимова.

2. Что касается финской войны, которая получила название "зимней", то именно эта война была спровоцирована СССР в твердом расчете на быструю и легкую победу и создание Карело-Финской ССР (которая, кстати, сразу же и была образована). Сталин мечтал восстановить бывшие границы царской России и собрать в пределах своей империи все русские земли, все то, что было приобретено Романовыми за 300-летнюю историю этой династии. Эта война показала полную небоеспособность Красной Армии, неумение вести боевые действия в сложной боевой обстановке, в условиях лютой зимы (а морозы превышали -40оС). Она показала непригодность и дикую отсталость вооружения Красной Армии. Даже обмундирование не соответствовало требованиям времени и ведению боевых действий в сложной боевой и погодной обстановке, что привело к массовому обморожению личного состава. И по стране был брошен клич: теплые вещи для действующей армии! И пошел сбор шапок-ушанок, валенок, телогреек, шерстяных носков и т.п. И именно такую армию, а это было в начале 1940 года, СССР хотел бросить на Германию, на завоевание всей Европы?! Это же полнейший абсурд. И неужели В.Люлечник, профессиональный историк, этого не знал и не понимал?

Он пишет: "О вооружении Красной Армии говорить не следует. Сейчас уже никто не утверждает, что она была плохо вооружена..." И это тоже абсурд. В 1938-41 гг. были созданы новые типы самолетов, артиллерийских систем, создана впервые в мире реактивная артиллерия ("Катюши"), автоматическое стрелковое вооружение. Вся эта новая техника была поставлена на серийное производство во второй половине 1940 года, и к началу Великой Отечественной войны ее в войсках было крайне мало. Так в июле 1941 года в стрелковой дивизии (15 тыс. человек) было всего 25 автоматов.

Для того чтобы перевооружить армию, обучить личный состав умению эффективно применять новую боевую технику, нужны были годы и годы. А по Суворову-Люлечнику, СССР должен был начать вторжение в Европу в июле 1941 года! Это точно так же, как утверждение Суворова-Резуна о мифических складах армейских сапог, сосредоточенных у западных границ для развертывания армии помобильнее. Красноармейцы сапог в те годы не имели, а были в ботинках и обмотках. Я сам, будучи лейтенантом, в 1942 году ходил в ботинках и обмотках, ибо сапог и для командного состава не хватало. Какие же это склады сапог? Для командного состава хватило бы и одного склада.

3. Теперь по поводу тезиса: "Я тоже считал, как и многие (кто эти многие, если не секрет? - А.К.), что казаки встречали немцев хлебом-солью. Но и не только казаки. Эту войну не считали своей ни литовцы, ни латыши, ни эстонцы, а и значительная часть украинцев..." Какая это значительная часть? Это бандеровцы и украинские националисты в Зап. Украине - так все ее население было около 3-4 млн., а остальная Украина насчитывала свыше 40 млн. Оказывается, вопреки цифрам, бандеровцы составляли значительную часть украинского народа по господину Люлечнику!

А ведь основная масса украинцев упорно и мужественно сражалась на фронте, о чем свидетельствуют данные о количестве украинцев - Героев Советского Союза и награжденных боевыми орденами и медалями. А массовое партизанское движение на Украине - это они так "радовались" приходу гитлеровцев и их новому порядку?! Я не буду рассматривать клевету на другие народы по каждому из вышеназванных. Остановлюсь лишь на чеченцах - наиболее вольнолюбивом народе, столетиями ведшем борьбу за свою свободу. Вопреки утверждениям историков о повсеместном массовом переходе советских бойцов и командиров на сторону гитлеровцев, даже чеченцы, у которых был свой особый счет к России и Советской власти, воевали против общего врага, как и большинство советских воинов, не за страх, а за совесть - честно и самоотверженно защищая свои земли. Свыше 60 Героев Советского Союза дали чеченцы и ингуши в ту войну, а ведь это был маленький по численности народ.

А депортация части северокавказских народов - не месть за предательство. Чечено-Ингушетия не была даже оккупирована гитлеровцами. Это была попытка Сталина упростить беспокойную этническую карту Сев. Кавказа, заселив освобожденную территорию русскими и украинцами.

Говоря о массовом предательстве, нельзя не подчеркнуть, что у генерала Власова было всего 2 дивизии. Из национальных меньшинств были созданы отдельные батальоны (туркменский, татарский и т.п.), подчеркиваю - батальоны, даже не полки - не набралось добровольцев-предателей. О каких же миллионах говорит господин Люлечник? Он пишет: "но когда цифра зашкаливает за миллион - это уже народ". Но ведь нет этого пресловутого миллиона. Да, из-за неподготовленности к войне к концу 1941 года в гитлеровском плену оказалось свыше 4 млн. бойцов и командиров, но большинство из них не сдались добровольно, а попали в плен из-за того, что командование (в основной массе - молодежь, зачастую выпускники ускоренных военных училищ) не умело управлять войсками в условиях быстро меняющейся боевой обстановки. Из этих 4 млн. только пару десятков тысяч добровольно пошли на службу к гитлеровцам, во "власовскую армию", что еще и еще раз говорит - война была всенародной и не в защиту тоталитарного режима, а в защиту своей земли, своего дома, своей семьи.

4. По поводу растущих цифр военного бюджета СССР в 3-й пятилетке. Да, они росли: в мире уже полыхало пламя Второй мировой войны, приближаясь к границам СССР. Шло усиленное перевооружение армии на новую современную боевую технику. Все это требовало колоссальных затрат. В.Люлечник приводит пример, что Англия и Франция накануне войны тратили на военные нужды 15% бюджета, и это привело Францию к военному краху в самом начале войны, а Англию - к полной блокаде и постоянным ковровым бомбардировкам. А почему В.Люлечник не приводит соответственно цифры военных расходов Германии? Потому что эта цифра не соответствует его тезису, что СССР готовил вторжение в Германию, а не наоборот. Ведь Германия с середины 30-х годов перевела все народное хозяйство на военные рельсы под лозунгом "пушки вместо масла".

5. "Война, которую назвали "отечественной", велась не только между Германией и СССР, а между европейскими странами и Советским Союзом. Ведь на стороне немцев выступали Италия, Болгария, Венгрия, Словакия, Хорватия, Финляндия, Румыния и некоторые другие (кто? - А.К.). В составе вермахта воевали добровольцы из Голландии, Испании и ряда других стран".

Давайте спокойно разберем этот тезис. Не знаю, какими архивными материалами и документами пользовался В.Люлечник, у меня их нет, ибо живу я в небольшом городке во Флориде, где нет богатых библиотек и архивов. Но я твердо знаю, и это знают все, что Болгария, хотя и была вынужденной союзницей Германии, не послала на советско-германский фронт ни одного солдата и офицера, да и ни один болгарин не пошел бы воевать против России! Даже Япония - союзник Германии по "антикоминтерновскому пакту" - не решилась напасть на СССР, несмотря на неоднократное требование Гитлера. Фашистские режимы Италии, Венгрии, Словении, Хорватии, Румынии послали на Восточный фронт свои войска, но после Сталинграда итальянские, румынские войска спешно отходили на запад и вскоре прекратили свое участие в войне. А как воевали словаки, я видел сам. С какой радостью они сдавались в плен! Да, была франкистская "голубая дивизия", голландский, бельгийский батальоны, состоящие из местных отборных фашистов. Но это не была отечественная война европейских стран против Советского Союза, которые якобы считали Гитлера меньшим злом, чем Сталина. Все было как раз наоборот. Во всех этих странах пылала всенародная война сопротивления против фашистских оккупантов. В этих странах в рядах бойцов сопротивления плечом к плечу боролись и советские военнопленные (те "добровольцы", по В.Люлечнику, которые в знак протеста против тоталитарного режима сдались в плен), оказавшиеся в лагерях на территории этих стран и бежавшие, чтобы любым способом продолжать борьбу с врагом.

6. "Плана обороны в стране не существовало. Были планы прикрытия госграницы".

Как же не было плана обороны? План прикрытия границы на языке военной стратегии и есть план обороны. После того как граница в 1939-40 гг. были отодвинута на запад на 300-400 км, на новом рубеже началось спешное строительство новой линии обороны. И строить ее нужно было в максимально сжатые сроки. Вспомним, как долго строились французская линия обороны "Мажино", немецкая линия Зигфрида, финская линия Маннергейма на Карельском перешейке. Более 10 лет. Так был ли план обороны, если строилась мощная линия обороны? То есть, начав грандиозное строительство западной линии обороны, СССР, оказывается, планировал нападение на Германию 10 июля 1941 года. И эта линия обороны, в которую уже были вложены сотни миллионов рублей, нужна была для отвода глаз, что ли?

Да, в феврале 1941 года ряд западных военных округов был преобразован во фронтовые управления. И это вполне закономерно: Вторая мировая война вплотную подошла к западным границам страны, на которых началось сосредоточение гитлеровской армии.

В.Люлечник приводит показания генерала Павлова, бывшего командующего Западным фронтом, на заседании военного трибунала в июле 1941 года, где его судили за развал фронта и потерю управления войсками. Генерал говорит о полной готовности к войне. А что он мог сказать в свою защиту на трибунале? Сказать, что войска были не готовы, не перевооружены, не имели должной системы управления, - значит, сказать, что главный виновник всего этого - командующий Белорусским военным округом и командующий Западным фронтом. А ведь именно он с первого часа войны потерял управление войсками, не имея четкой картины происходящего во фронтовой полосе.

Военно-техническое превосходство было в 1941 году на стороне фашистской Германии, и мы, участники войны, с первых ее дней хорошо испытали это превосходство на себе, когда летом 1941 года немецкие истребители гонялись в поле, на дорогах за одиночной автомашиной, повозкой и даже отдельным солдатом, а наших истребителей не было видно, ибо наша авиация в значительной мере была уничтожена в первые дни войны из-за значительного военно-технического превосходства немецкой авиации. Какой техникой мог СССР нанести этот пресловутый превентивный удар?

7. Тезис о том, что "достигшее высокого накала недовольство широких масс населения Советской властью было одной из причин агрессивных устремлений Сталина. Оно было хорошо известно и учитывалось Кремлем. Нанести удар первыми - значило избежать двух грозящих в военной обстановке опасностей: массовой сдачи в плен (наступающие не сдаются) и образование национального антикоммунистического правительства на занятой врагом территории, это привело бы к гибели системы..."

Теперь обратимся к фактам. Не было проявлений массового недовольства Советской властью в стране. Да, были недовольные массовыми репрессиями в 1940-41 гг. в Прибалтике, но это не большинство населения. В начале войны там будут сформированы, в основном из добровольцев, латышские, литовские и эстонские дивизии, которые будут успешно воевать всю войну. Боязнь массовой сдачи в плен? Было ли такое? Да, в трагическое лето 1941 года более 4 млн. оказалось в плену, что еще раз говорит о неготовности Красной Армии к войне. А где же образование пресловутого "национального антикоммунистического правительства"? Ведь к зиме 1941-42 гг. значительная часть Европейской территории СССР была захвачена гитлеровцами и их сателлитами, и вроде были все условия для создания такого правительства из "бурно негодующего против Советской власти населения". Но его не было и не удалось создать, хотя гитлеровские бонзы пытались это сделать. И все это потому, что в то время не было "высшего накала недовольства широких народных масс населения Советской властью". Наоборот, население на оккупированной территории развертывало партизанскую войну.

Таким образом, термин "отечественная" вполне приемлем и закономерен, ибо действительно вся страна поднялась на борьбу с врагом. И не только на фронте, на оккупированной территории, но и в глубоком тылу делали все, работая на оборону и радуясь каждой весточке об успехах Красной Армии.

"В Советском Союзе недовольство охватило все классы населения и переходило в ненависть к Советской власти, которая сумела восстановить против себя все слои общества..."

Факты говорят о другом: о сплочении народа в борьбе с врагом. Я не говорю, что это заслуга Коммунистической партии, Сталина - победил здравый смысл народа, его природный инстинкт самосохранения в борьбе с нависшей смертельной опасностью.

И последнее. В.Люлечник пишет, что воспоминания ветеранов войны субъективны, не точны: "Личный опыт весьма ограничен и со временем эти ранее не зафиксированные воспоминания могут даже дать искаженную картину. Тем более, что подавляющее большинство из них были солдатами или младшими офицерами и в войну вступили после трагедии 1941 года..."

Да, мы были солдатами и младшими офицерами на той великой войне. И, конечно, каждый видел в то время войну из своего взводного, ротного или батальонного окопа. Но у нас было более 50 лет (у тех кто выжил), чтобы на основе своего личного опыта, опыта своих товарищей по оружию, на основе различных источников, публикаций, мемуарной литературы сделать свои выводы о том страшном, но вечно памятном для нас времени, и нам особенно обидно, что люди, не знавшие этой великой войны, через 50 лет после нас, под видом объективного анализа, пытаются всячески опорочить, очернить это великое время. И как не вспомнить замечательные слова поэта-фронтовика Д.Самойлова:

Нет, не вычеркнуть войну,
Ведь она для поколенья -
Что-то вроде искупленья
За себя и за страну...
Ведь из наших сорока
Было лишь четыре года,
Где прекрасная свобода
Нам, как смерть, была близка.

Александр КАЙЗЕРМАН (Флорида),
участник Великой Отечественной войны.


Содержание номера Архив Главная страница