Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #4(211), 16 февраля 1999

Валерий ЛЕБЕДЕВ (Бостон)

ДАВОС И НЫНЕ ТАМ

28 января в Давосе открылся Всемирный экономический форум. Обсуждение важнейших проблем мировой экономики продлилось неделю. Главы правительств и лидеры делового мира, несмотря на метели, прибыли в курортный город Давос в Швейцарии. Среди тысячи его участников - более сорока премьер-министров и глав правительств. В швейцарские Альпы прибыли 250 министров, сотни руководителей крупнейших компаний мира. Приехали вице-президент США Альберт Гор, канцлер ФРГ Герхард Шредер.

На повестке дня форума - воздействие экономического кризиса в странах Азии, неопределенное положение бразильской экономики и, на закуску, экономические потрясения в России. Во вступительной речи президент Германии Роман Герцог призвал к более жесткому регулированию финансовых рынков и совершенствованию глобальной экономической координации с тем, чтобы избежать новых резких колебаний валютных курсов.

Главная тема, которую обсуждали участники, была обозначена так: "Ответственная глобализация: контроль влияния на мировую экономику без границ". Дискуссию начали сами организаторы мероприятия. Генеральный директор Всемирного экономического форума Клод Смаджа заявил: "Я потрясен теми ошибками в анализе и действиях МВФ, которые превратили вполне управляемый кризис в настоящую человеческую катастрофу". Генеральный директор упрекнул экспертов Фонда в том, что "они хотели высокомерно приложить американскую финансовую модель ко всему миру, но еще неизвестно, какие последствия и раны все это оставит". Тем не менее, по мнению Клода Смаджи, азиатский регион переживет пагубное влияние МВФ и будет продолжать развиваться по своей собственной, азиатской, модели, построенной на долгосрочной перспективе, а не на чисто биржевых показателях деятельности предприятия.

Вспомнили и то, как в конце прошлого года в Конгрессе ведущие американские политики давали МВФовцам в кости за их безумную финансовую политику по отношению к России. В основном за то, что кредиты-деньги идут неведомо куда и разворовываются. Стало уже своего рода традицией, что после симпозиума по инвестициям в Россию в Бостоне начинается форум в Давосе. И ранее всегда участники раздолья и веселья в Бостоне с короткой пересадкой в Москве летели тусоваться в Давос. Но сейчас в Давосе не до тостов с русскими.

В официальных списках участников форума, на первый взгляд, не так уж мало россиян - 35 (около 2% от общего числа участников). Есть хорошо знакомые по прежним форумам громкие имена: Каха Бендукидзе, Владимир Гусинский, Виталий Малкин, Владимир Потанин, Анатолий Чубайс. Между тем в списках впервые отсутствовали зaвceгдaтaи веселых посиделок - Борис Березовский, Владимир Виноградов, Михаил Ходорковский.

Почему не приехал Березовский - непонятно. Незадолго до этого, когда он катил в аэропорт Минска, его "Мерседес" вдруг загорелся. Он доехал на перекладных. Может быть, это его насторожило? И правильно насторожило. Вскоре после Давоса он перестал быть очередным любимцем и приемным сыном. Решил Борис Абрамович укрепить свои сыновьи позиции у трона, рассказать, какой Примаков хотел и уже совершил переворот. Оказалось, однако, что у Примакова есть аргументы похлеще - проведенные с согласия генпрокурора обыски в вотчинах Березовского - Сибнефти, Аэрофлоте и Логовазе дали в его руки тайно записанные людьми Березовского кассеты из личной жизни августейшей семьи. Так что сейчас не только Борис Абрамович изгнан из дома, но два уголовных дела над ним нависли: вторжение в частную жизнь и незаконное прослушивание. А там, глядишь, и третье надвигается по финансовой части, ибо крепко взялись за проверку его доходов.

Но вернемся в Давос.

Поначалу не было в официальных списках ни одного члена российского правительства. Кто из них поедет на форум и поедет ли кто-нибудь вообще, не было известно, по сути, до последнего момента. В конце концов, правда, выяснилось, что делегация все-таки будет сформирована и возглавит ее сам Евгений Примаков. Премьер не только поехал, но и выступил на форуме в субботу.

Вот с похоронами короля Иордании Хусейна дело оказалось для Примакова хуже - уже было объявлено о том, что он возглавит делегацию в Амман, как вдруг его опередил Ельцин и с борта президентского самолета оповестил весь мир о себе.

В Аммане Примакова как самого известного российского арабиста ждали его друзья, да и усопшего он хорошо знал лично, но вдруг из самолета еле вышел (при поддержке Наины Иосифовны) президент Ельцин. Далее он стал совсем плох - не мог подойти к гробу и не пошел в похоронной процессии. И тут же, пробыв в Аммане всего 2,5 часа, 8 февраля улетел в Москву. Тому есть несколько объяснений. То ли стало плохо со здоровьем (что официально отрицается), то ли заболел русской болезнью, что отрицается еще более рьяно.

Но снова, снова мы возвращаемся в Давос.

Сразу российская делегация получила неприятный сюрприз. По традиции влиятельная британская газета Financial Times опубликовала в первый день работы форума рейтинг 500 крупнейших компаний мира. Впервые за последние годы в престижном списке не оказалось ни одной российской компании. Список FT-500 покинули сразу три российских промышленных гиганта: ГАЗПРОМ (в 1997 году он был на 91-м месте), ЛУКОЙЛ (был на 227-м месте), РАО "ЕЭС России" (225-е место). ЛУКОЙЛ, правда, остался единственным российским представителем в списке 500 крупнейших европейских компаний за 1998 год (485-е место) - с падением рейтинга сразу на 414 пунктов.

Россия в программе форума не была представлена на пленарных заседаниях. Иными словами, ее статус де-факто приравняли к статусу не очень крупной африканской страны. Заметим, что полтора года назад российский премьер открывал форум, в прошлом году выступал на пленарном заседании и публично был награжден призом "за неоценимый вклад в давосское движение". Во всех дискуссиях Давоса по макроэкономическим темам - таким, например, как "инвестиционные риски" или "новая управленческая парадигма фондового рынка" - россияне тоже не были заявлены. Представить подобное год назад было просто невозможно, ибо тогда сам термин "рынки роста" был неразрывно связан с Россией, и едва ли не только с ней. В-третьих, состав российской делегации, а точнее перечень фигур российского истеблишмента, которые в течение многих лет попадали в Давос "автоматом", в последние предфорумные дни подвергся унизительному сокращению. Сперва приглашения прислали, а потом аннулировали. С первых мест в давосском списке глобальных проблем Россия спустилась на последнее - 189-е.

В середине января в Вашингтоне президент Мирового банка Джеймс Вульфенсон в неофициальной обстановке сказал первому вице-премьеру Юрию Маслюкову (это когда он приехал на симпозиум по инвестициям в Бостон, но так до него из-за непогоды и не доехал): "Вам надо говорить не с Мишелем Камдессю, Стенли Фишером и со мной. Вам надо идти в Белый дом и Госдеп и договариваться с Альбертом Гором, Мадлен Олбрайт и, наконец, с самим Клинтоном". Но Маслюкова в Белый дом не пустили. Официальный Вашингтон не доверяет членам КПРФ.Приватный разговор о деньгах там готовы вести только с Примаковым. И лучше на нейтральной территории.

Нейтральная территория - это Давос. В свое время немало усилий было потрачено и на то, чтобы Россия вошла на равных правах во всемирные клубы кредиторов. Все эти усилия были перечеркнуты на форуме в Давосе. Там вице-президент США Альберт Гор четко и однозначно оперировал термином семерки ("G7"), а не восьмерки. Более того, заявил, что ведущие мировые кредиторы (и МВФ с ними) должны в нынешней ситуации мирового финансового кризиса простить часть долгов беднейшим странам мира.

Если вспомнить о том, что сегодня основной для России вопрос - это списание с ее счета долгов СССР, становится понятной и ловушка, которую для нее расставили в Давосе. Речь шла о том, что Евгений Примаков должен был признать статус России как "Верхней Вольты с ракетами". По максимуму - даже без них. Ведь "беднейшей стране мира" не только не по чину влезать в проблемы Косово, Персидского залива и Лондонского клуба, но и крайне желательно согласиться на поправки США к соглашению по ПРО.Взамен на прощение долгов сверхдержавы СССР.Ясно, что торпедирование ПРО делает совершенно бесполезным российский ядерный щит.

Примаков не принял эту игру. Он предъявил собравшимся сверхжесткую позицию, суть которой сводится к следующему: "политические проблемы надо решать без увязки с экономическими". В политике Россия остается сверхдержавой, пусть и с учетом геополитических реалий, а в экономике остается просто партнером, крупным, выгодным, но без приставки "сверх".

На этот случай, кроме поездок экс-премьеров Черномырдина и Кириенко с просьбами о кредитах и красноречия самого Примакова, есть еще один аргумент: замечательная стратегическая ракета "Тополь-М" в обозримом будущем не по зубам ни любому свермодернизированному "Пэтриоту", ни даже военным спутникам. Первая из десятка уже установлена под Саратовым.

Увы, вывод таков: Россия Давосу больше не нужна. А для России бессмысленен Давос. У России крайне мало шансов обратить там на себя внимание. Ухудшение экономической ситуации в странах Южной Америки заглушило русский речитатив: "обидели юродивого, отняли копеечку".

Если первые для постсоветской России давосские форумы (в 1992-1994 гг.) помогали хотя бы привлечь внимание мировой элиты к наиболее преуспевающим российским бизнесменам и сопровождались шумными мероприятиями вроде вечеринок с цыганскими ансамблями, то сегодня в этом нет нужды. Крупнейшие российские бизнесмены мировой элите уже хорошо известны - равно как и то, что они не особенно преуспевают. А бедным в Давосе делать нечего.

Когда-то, в 1995 году, настоящую сенсацию произвел Анатолий Чубайс, именно в Давосе впервые объявивший о возможности введения в России фиксированного курса рубля по отношению к доллару, о чем немедленно и с удовлетворением узнал весь деловой мир.

В прежние годы форум можно было эффективно использовать и для решения внутрироссийских проблем.

Самый яркий пример - Давос-96, преддверие российских президентских выборов. Лидер коммунистов Геннадий Зюганов всячески старался показать себя Западу социал-демократом. Присутствовавшие на форуме олигархи пришли к единому мнению: это опасно. И именно в Давосе заключили пакт о перемирии, приведший в итоге к избранию Бориса Ельцина. И триумфу Виктора Черномырдина в Давосе-97, когда бывший премьер заявил о грядущем экономическом росте в России. Об этом росте сочиняли реляции на всех форумах и симпозиумах. Сейчас в подобных заявлениях уже нет нужды, но, несмотря на это, Маслюков в начале февраля снова открыл в России рост экономики в 3%.

В Давосе не было возможности, как это было в прошлом году, взбодрить форум дискуссией Бориса Березовского с Джорджем Соросом о том, чем является российский капитализм - "капитализмом для друзей", "бандитским капитализмом" или "уже завершающимся революционным этапом реформ". "Революционный этап реформ", похоже, завершился "бандитским капитализмом".

Примаков решил привлечь внимание давосовцев новыми налоговыми льготами. Для этого он взял с собой в Давос сторонника снижения НДС (налог на добавочную стоимость) главу ГНС (Государственная налоговая служба) Георгия Бооса, яростного защитника соглашений о разделе продукции министра топлива и энергетики Сергея Генералова и отменившего для западных инвесторов все местные налоги новгородского губернатора Михаила Прусака. Но тот же пониженный НДС, как известно, вызывает резкое недовольство МВФ. Так что, с одной стороны, - клин клином, но с другой - что пень пнем, что в Пном-Пень.

Вопрос же о финансовой помощи России Примаков хотел решить в ходе личной встречи с вице-президентом США Гором, то есть без МВФ и за рамками Давосского форума. И, похоже, эту задачу он решил. После часовой встречи с Альбертом Гором на вилле "Альпина" Евгений Примаков мог бы тут же вернуться на родину. Правда, в субботу, в "русский" день, Примаков выступил с докладом о социально-экономической ситуации в России. Но это выступление - не более чем формальность. Главный слушатель российского премьера в Давосе - американский вице-президент.

Примаков убеждал Гора в том, что МВФ пора наконец дать России деньги. Но, наверное, не совсем убедил, ибо уже 9 февраля вызвал к себе Черномырдина и Кириенко и послал экс-премьеров по миру все с той же целью - просить деньги.

То, что правительство США является главным акционером фонда, никогда не было секретом. Но именно сейчас, когда МВФ переживает кризис доверия со стороны большинства своих членов и испытывает острую нехватку средств, позиция американской администрации приобретает решающее значение.

Позиции Примакова к тому же усиливаются за счет давления на администрацию США их союзников - кредиторов России. Дело в том, что на Западе все настойчивее говорят о возможности и даже необходимости простить России часть советских долгов Парижскому и Лондонскому клубам. По словам заместителя министра финансов Михаила Касьянова, объем просроченных внешних платежей с августа 1998 года достиг 1,5 млрд. долларов. И ничего. Дефолт России никто не объявил. Филипп Пул, представитель ING Barings, заявил, что не исключена возможность реструктуризации российских долгов по польскому образцу (в свое время казначейство США убедило Парижский клуб списать львиную долю долгов Польши).

Да, все более и более мировое сообщество склоняется к тому, что долги России нужно простить. По крайней мере - долги СССР.Потому как все равно заплатить их нет никакой возможности.

Организаторы форума благодарны России за то, что она не дала мировому экономическому сообществу совершить ошибку. Ибо лучше учиться на чужих. После форума-98 всем казалось, что кризис затронет только Юго-Восточную Азию, но летние события в России показали, что проблем гораздо больше. Поэтому основными темами обсуждения на форуме в Давосе стали: перспектива девальвации китайского юаня, судьба бразильского реала и других латиноамериканских валют, возможности, открывающиеся перед евро.

Ожидаемая интенсивная критика международных финансовых организаций может стать тем благоприятным фоном, на котором российской делегации будет легче заявить о своем особом пути развития. Правда, кризис в азиатских странах имеет важное отличие от российского: он прежде всего финансовый. Сравнительная развитость промышленной инфраструктуры, способной производить конкурентоспособную на мировых рынках готовую продукцию, ни у кого не вызывает сомнений. Потому у азиатских стран хватает аргументов, чтобы настаивать на своем особом пути развития. В России же парализована не только финансовая сфера, но и промышленность. Есть большие сомнения, что российские фабрики и заводы удастся реанимировать путем инфляционного подрыва.

Да, рубль, обесценившись с 17 августа почти в 4 раза, свое черное дело сделал. "Сравните нашу (российскую) трехкратную (теперь уже четырехкратную, то есть 400% (!) девальвацию рубля с аналогичной посткризисной девальвацией валют в Юго-Восточной Азии (Индонезия - 80%, Южная Корея - 50%, Малайзия - 45%)", - восклицал недавно (27 января в интервью "Ъ") Петр Авен (бывший министр в правительстве Гайдара). И закончил: "Есть вопросы?"

А теперь воскликнем мы: 80 индонезийских процентов считаются ныне в Давосе катастрофой и трагедией. Тогда чем считать 400%? Ответ: считать цифровым эквивалентом невероятного русского терпения.

Крайне низкая доля прямых иностранных инвестиций в российскую экономику и незначительное участие в мировой торговле предопределяет сегодня значительное снижение интереса Запада к загадкам русской души. На повестке есть более важные страны, ухудшение экономической ситуации в которых угрожает стабильности в США и других развитых странах. А это уже пахнет глобальным кризисом. Дело очень простое: в случае падения жизненного уровня и роста безработицы в странах Юго-Восточной Азии резко упадет потребление в них продукции американской промышленности, в основном хай-тека - компьютеров, высоких и информационных технологий. Кроме того, уменьшится поступление в США дешевой продукции этих стран. В особых зонах Китая какой-нибудь бывший кули счастлив получать за изготовленный молоток или телефон 20 центов, здесь же он идет по 5-10 долларов, отчего все довольны: покупатели дешевизной товара, торговцы - превосходным наваром.

Вот почему есть настоятельная необходимость бороться за оздоровление мировой экономики, в том числе в России, ибо от этого почти что мистическим образом будет зависеть и благополучие Америки.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница