Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #4(211), 16 февраля 1999

Нелли ГОРОВСКАЯ (Нью-Йорк)

ИСТЕРИЯ ДУХА

Сегодня многие политики, общественные деятели, ученые с тревогой указывают на опасную тенденцию, ведущую к возрождению идеологии и практики фашизма. В чем причина этого явления. Только ли дело в потере исторической памяти?

Если мы хотим успешно бороться с фашизмом нам следует серьезно изучить этот феномен и прежде всего проанализировать психологические аспекты, порождающие и время от времени реанимирующие это явление. Трагический опыт XX столетия свидетельствует, что человек предрасположен ко злу не меньше, чем к добру, и может проявить необузданную жажду власти и беспредельную любовь к "порядку" и палачеству...

Знаменитый американский психолог Эрих Фромм, "поблуждав" по кровавым лабиринтам истории, пришел к малоутешительному выводу, что корни фашизма следует искать "не в экономике, а в человеческой душе".

Сама история ставит сегодня перед нами сложнейшие вопросы:

Что пробуждает в людях ненасытную жажду господства и доминирования?

Почему кроме врожденного стремления к свободе существует инстинктивная тяга к рабству?

Как объяснить ту притягательность, которую имеет для многих (людей и целых наций) слепое подчинение вождю?

Живший в начале XIX века в Дании философ-экзистенциалист Серен Кьеркегор в книге "Страх и трепет" живописует психологический портрет Нерона. Римский император сидит на троне во всем блеске своего могущества. Он уже пресыщен - все сокровища Вселенной не в состоянии доставить его душе ни малейшей радости. Осталось лишь одно наслаждение - всеобщий трепет подданных. Этот постыдный рабский страх радует его, он не заботится о том, чтобы его уважали, он хочет, чтобы его боялись... Но это извращенное удовольствие сродни "утонченной форме каннибализма".

Кьеркегор не считает жажду власти естественной человеческой потребностью, движущей силой человеческого поведения, логическим результатом биологически обусловленной борьбы за существование, самоочевидной составной частью человеческой природы. (Эта точка зрения, берущая свое начало от Гоббса, будет впоследствии продолжена и дополнена Шопенгауэром и Ницше.) Мыслитель увидел во властолюбии "идолов" и во всеобщем трепете перед ними лишь различное проявление чрезвычайно опасного для человечества синдрома душевного недуга, который назвал "истерией духа".

Впоследствии ученые-психологи подтвердят диагноз Кьеркегора. Они назовут "утонченную форму каннибализма" - садизмом, суть которого в полном овладении другим человеком, в превращении его в беспомощный объект чужой воли, а удовольствие от рабства и подчинения, свойственное людям "холопского звания" - мазохизмом.

Мазохизм - это чувство собственной неполноценности, беспомощности, ничтожности. Индивид чувствует себя "свободным" в негативном смысле - одиноким, стоящим перед лицом чуждого и враждебного мира. В этой ситуации он "предается мучительной заботе, как найти того, кому бы передать этот дар свободы", и начинает искать хозяина-покровителя, перед которым следует преклоняться.

Потенциальная опасность возникновения фашизма не только в "воле к власти" новоявленных фюреров, ее питает ничтожество и бессилие индивида, толкающего его к добровольному отказу от собственной личности, от "бремени свободы". Садистско-мазохистский симбиоз, объединяющий жажду власти и жажду подчинения, порождает авторитарный характер. Человек с авторитарным характером чувствует себя уютней и сильнее в отлаженной системе строгой иерархии и доминирования, когда имеет возможность подчиняться и быть частичкой системы, которая им возвеличивается и обожествляется, и в тоже время самоутверждаться, постоянно контактируя с людьми, подчиняющимися ему самому.

Существование авторитарного характера как массового явления было характерно для Германии 30-х годов. Подавляющее большинство немецкого населения обладало или тяготело к "авторитарному складу мышления". Американский философ Джон Дьюи писал, что серьезная опасность для демократии состоит не в том, что на земном шаре существуют тоталитарные государства, а в том, что "в наших собственных странах существуют предпосылки, которые в других государствах привели к победе тоталитаризма и единомыслия". Одна из главных предпосылок - широкое распространение авторитарного типа личности. В начале нашего столетия "истерия духа" приобрела эпидимический характер.

И это не случайно. Успехи цивилизации привели к усовершенствованию управленческого аппарата, сделав его всевидящим, всеслышащим, всемогущим. К варварской работе по обесчеловечиванию человека были привлечены все щупальца гигантски разросшегося социально-бюрократического осьминога: репрессивные органы, средства массовой информации, общественные организации... Человек стал игрушкой, марионеткой в руках могучих и анонимных сил, которые поступают с ним так, как это им заблагорассудится.

В книге "Одномерный человек" Герберт Маркузе, анализируя сложившуюся ситуацию, писал, что современный человек, чтобы распорядиться собственной судьбой и реализовать свою индивидуальность, "должен обмануть Разум целого общества. Какая парадоксальная и в тоже время скандальная мысль!" Свобода и власть - извечные антагонисты. Свобода исключает власть, власть - свободу. Власть и подчинение неразрывны. Насилие - альфа и омега любой власти. Возможен ли выход из этого порочного круга?

Булгаковский Иешуа в своем драматическом диалоге с Понтием Пилатом выражает надежду, что "настанет время, когда не будет власти ни кесаря, никакой иной власти. Человек перейдет в царство истины и справедливости, где вообще не будет надобна никакая власть". В ответ прокуратор Иудеи крикнул страшным голосом: "Это время никогда не настанет". Безусловно, Понтий Пилат обладал как авторитарным складом характера, так и исторической дальновидностью. По прошествию 2 тысяч лет нет никаких признаков наступления "царства истины и справедливости".

И все же выход возможен. Ибо существует сфера, где нет власти - это духовное творчество. Там истоки внутренней свободы и независимости личности. Только благодаря творчеству мысль может одолеть "истерию духа". "Тварь" превращается в творца, которому ведомы высшие человеческие ценности и который никогда не согласится быть рабом. Дремавшие в человеке творческие силы выливаются в бунт, в восстание против существующего мира, в котором самое страшное преступление - это бунт против установленных авторитетом порядков, самый страшный грех - неповиновение, а повиновение - высшая добродетель.

В своем знаменитом философском эссе "Бунтующий человек" Альбер Камю задает вопрос: "Кто такой бунтующий человек? И дает краткий ответ: "Это человек, который говорит "нет!". Он не может мириться с теми, кто попирает его человеческое право, он говорит "нет" всему и всем, кто посягает на него как на индивидуальность. "Самосознание, - писал Камю, - рождается из протеста... сознание приходит в мир вместе с бунтом. Человек не просто сопротивляется, а отождествляет свою человеческую сущность с этим сопротивлением".

Философы давно заметили, что история человечества началась с акта неповиновения. Вспомним древнееврейскую и древнегреческую мифологию. В истории Адама и Евы присутствует повеление Господа не есть яблоко, и человек - или, если быть вполне честным, - женщина оказывается способной сказать "нет". Она проявляет неповиновение и даже склоняет к неповиновению мужчину. Каков же результат? Человека изгнали из рая, и он пошел по дороге истории. Первый акт неповиновения стал первым актом свободы. Греки использовали другую символику - Прометея. Прометей ослушался богов, украв у них огонь и отдав его людям. И этим актом неповиновения положил начало становления цивилизации.

Только личность способна сказать "нет", только личность способна пойти на отчаянный риск, даже на смерть во имя свободы. Вспомним финальную сцену спектакля, посвященного легендарному древнегреческому поэту-баснописцу Эзопу, и его гордую фразу: "Ведите меня к скале, с которой сбрасывают свободных людей".

Тоталитарному режиму не нужны личности. Само их присутствие разъедает рабскую атмосферу всеобщей покорности и страха. Кажется, все тираны, все власть имущие боятся и ненавидят независимых людей духа, их существование делает очевидным всю пустоту, глупость и ничтожество властителей. Поэтому мазохист, страдающий "истерией духа" и "синдромом холопства", послушный и управляемый человек-зомби, является идеалом, самоцелью и фундаментом всех диктаторских государств с их доморощенными "кесарями", "идолами", "наполеончиками" и фюрерами.

Будь осторожен. Вот "Он" приближается к тебе "шаркающей кавалерийской походкой, в белом плаще с кровавым подбоем". "Он" может быть в зеленом армейском френче, в генеральской форме с золотыми эполетами, а может быть в обыкновенном штатском костюме - он идет по твою душу. И тебе ничего не поможет - ни прогрессивная общественность, ни ООН, ни знаменитая Лига сексуальных реформ. Только Ты сам можешь и должен отстоять себя как личность и сказать "нет".

Человеческая история началась с акта неповиновения и может закончиться актом повиновения.


Содержание номера Архив Главная страница