Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #4(211), 16 февраля 1999

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

СЕКС, НАСИЛИЕ, ПРЕСТУПНОСТЬ И ВСЕ ТАКОЕ ПРОЧЕЕ

Статистика скучна. Покажите людям несколько столбцов трехзначных чисел или того хуже - процентов с дробями, и глаза их мгновенно потухнут. Именно поэтому, я думаю, так легко манипулировать статистикой, делая какие-то ни было заявления, - ни у кого не хватит терпения разобраться в скучной цифири. А уж когда дело доходит до броских заголовков газетных новостей, то тут все готовы согласно кивнуть - не вникать же в суть столь убедительных на первый взгляд цифровых примеров. Ну посудите сами, у кого есть время копаться в скучных числах?!

Речь дальше, однако, пойдет о том, что привлекает читателей гораздо больше, нежели статистика: о преступлениях, о наркотиках, о сексуальных злоупотреблениях, о женщинах, живущих не в ладах с законом, о мужчинах, бросающих свои семьи, о насилии и о прочей "клубничке". И если вам попадется несколько чисел, на которые вы предпочли бы не обращать внимания, так и не обращайте, не надо. Я ничуть не обижусь, лишь бы вы согласились с моими выводами. А если вы не хотите читать дальше, то я готов ознакомить вас с моими выводами прямо сейчас: журналисты, работающие в самых престижных американских газетах типа New York Times и Los Angeles Times, учились на одних и тех же журналистских факультетах, воспитывались в одном и том же мировоззрении, впитали одни и те же взгляды и предпочитают делиться ими в одном и том же ключе, вполне отражающем их тенденциозное видение мира. Я считаю, что это неправильно.

Недавно и в New York Times, и в Los Angeles Times были опубликованы статьи об исследовании, посвященном причинам, толкающим людей на преступную дорожку. Заголовок в Los Angeles Times гласил: "Исследование показывает: в тюрьме сидят из-за наркотиков, рукоприкладства и сексуальных надругательств". Заголовок в New York Times был фактически идентичен. Я посмотрел на заголовки и покивал головой в знак согласия. "Ничего нового", - думал я. Когда же я прочитал статьи до конца, я был потрясен. Очевидно, авторы и редакторы в обеих газетах решили (и я готов предположить - совершенно независимо друг от друга) игнорировать главную причину преступности и сосредоточить все внимание на причинах неглавных, но более "политически правильных": на наркотиках и семейном насилии.

Позвольте мне объяснить. Я заранее приношу извинения за использование здесь процентов. Я попробую сделать это как можно более безболезненно.

Исследование показывает, что 36% всех тюремных заключенных регулярно употребляли наркотики. Это действительно внушительная цифра: больше трети.

В следующем абзаце нам сообщают, что, согласно данным исследования, более 48% всех заключенных женщин были объектами физического или сексуальных насилия. Это почти половина всех заключенных женщин, охваченных исследованием, и выглядит эта цифра воистину устрашающе, если только не посмотреть на нее с другой стороны. Дело в том, что в наших тюрьмах только каждый десятый заключенный - женщина (то есть всего 10,2% от общего количества), поэтому даже если половина всех женщин и были жертвами физического и сексуального насилия, то это лишь 5% от общего числа заключенных. Поскольку к указанным женщинам надо добавить еще 13% мужчин - жертв физического и сексуального насилия, то получится, что в общей сложности 18% всех тюремных заключенных подвергались физическому и сексуальному насилию.

Вот и все. Не так уж и много, правда? Давайте подведем итог: 36% заключенных регулярно употребляли наркотики и 18% - жертвы физического или сексуального насилия. Цифры достаточно весомые, но к чему же я веду? Читайте дальше.

В предпоследнем абзаце я прочитал следующее: "Почти половина всех заключенных - выходцы из семей с одним родителем (43% выросли с матерью-одиночкой и 5% - с одним отцом)". (Кстати, это в заголовок статьи вынесено не было).

Так что же у нас получается: 36% заключенных пользовались наркотиками, 18% подвергались физическому и сексуальному насилию и 48% росли в неполных семьях. Как вы думаете, последние данные важны? То есть важно ли то, что половина наших преступников воспитывалась в семьях с одним родителем? И что девять из десяти преступников росли без отца? Я думаю, очень важно, но, очевидно, те, кто пишут статьи и заголовки в самых престижных американских газетах, так не думают!

Мне кажется, что в наши дни, когда одиночное материнство не осуждают, как антиобщественное и недостойное поведение, та часть исследования, которая доказывает причинно-следственную связь между одиночными родителями и преступными детьми, очень важна. Естественно, не каждый, кто рос без отца, стал преступником, но факт остается фактом: почти половина преступников, сидящих в наших тюрьмах, выросла без отца. И это не случайное совпадение.

Для тех, кто предпочел пропустить статистику, предлагаю свои выводы. Наркотики - несомненное зло, и приблизительно треть преступников, попавших в тюрьму, - наркоманы. Физическое и сексуальное насилие над ребенком - зло еще более страшное, и приблизительно один из каждых пяти заключенных подвергался такому насилию. Однако самое большое зло - это безотцовщина: почти половина заключенных в американских тюрьмах выросла в семье без отца. Признать и предать гласности такое означает приравнять одиночное материнство к наркомании или физическому и сексуальному насилию, а на это наша пресса никогда не пойдет. Ведь именно наша пресса постоянно проповедует нам, что женщина вольна распоряжаться своим телом, как ей заблагорассудится. На обложках наших журналов кинозвезд превозносят до небес за решение стать матерью-одиночкой. А вот матерей-подростков не в пример торговцам наркотиками и сторонникам насилия в деле детского воспитания нашей прессой ни осуждать, ни считать социально опасными не принято. Ох, как же это плохо и неправильно!

* * *

P.S. Да, в случае, если вы разделяете мое мнение, ставлю вас в известность, что я послал обо всем этом письмо в Los Angeles Times. Они его проигнорировали.


Содержание номера Архив Главная страница