Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №3(210), 2 февраля 1999

Борис РАБИНЕР (Нью-Йорк)

КРАХ МАРКСИСТСКОЙ МИФОЛОГИИ

Критерием истины является опыт.
Т. Кампанелла.



В прошлом году 180-летие со дня рождения Карла Маркса и 150-летие выхода в свет "Манифеста коммунистической партии" прошло в мире практически незаметно. По-прежнему туристам показывают небольшой дом в Трире (ФРГ), где прошли детство и юность "основоположника" нового учения, и мемориальную доску, на которой написаны слова о выдающемся немецком экономисте, который в свое время достаточно глубоко вскрыл язвы буржуазного общества, но время превратило его теорию в часть истории, науки, предмет изучения в ряде университетов.

"Новые русские" больше не посещают Хайгетское кладбище, где он похоронен, в прошлом входящее в число достопримечательностей, обязательных для посещения советскими людьми во время их пребывания в Лондоне. Досужие журналисты и маститые писатели, стремясь поспеть за модой, развенчали сумеречных вождей, вывернули наизнанку их личную жизнь, обнаружив на рыцарских доспехах безупречных моралистов немало грязных пятен.

К. Маркс, согласно трудам советских официальных историков влюбленный всю жизнь в свою жену Женни, успел все же вступить во внебрачную связь с домработницей Еленой Демут (которая, кстати, похоронена рядом с ним) и совершенно не интересовался своим внебрачным сыном Фердинандом, выросшим грубым и малообразованным человеком. Не упускал своего и Ф.Энгельс, о романах которого с Мэри Бернс, а затем ее сестрой Лиззи, работавшими на его фабрике в Манчестере, известно достаточно много. Не удержался от соблазна и Владимир Ильич, долгое время состоявший в связи с И.Арманд.

Что К.Маркс и Ф.Энгельс мало знали жизнь рабочих, кроме как по статистическим отчетам и газетным публикациям, не посещали предприятия, а о крестьянах мыслили, как о реакционной массе, также известно.

Теперь портреты Маркса и Энгельса довольно редко встречаются во время демонстраций российской оппозиции, вожди которой не могут забыть еврейского происхождения первого, буржуазного - второго и даже четвертинку еврейской крови - у Ленина. Времена триумфа "всепобеждающего учения" навсегда ушли в прошлое, и марксизм-ленинизм не только стал одним из нереализованных мифов о золотом веке, но и превратился в страшное пугало для каждого свободомыслящего человека на Земле, для современной цивилизации в целом.

Итоги подведены, и мартиролог жертв, принесенных во имя этой самой разрушительной из революционных утопий, в основном подсчитан.

Крах коммунизма в СССР и странах Восточной Европы, провал социалистического эксперимента в большинстве стран Азии и Африки, развал так называемого мирового коммунистического движения убедительно доказали нежизненность, ненаучность и историческую обреченность марксистского учения, разрушительная энергия которого и античеловеческая сущность принесли неисчислимые бедствия многим народам.

Главным пороком этого учения является пренебрежение естественными правами людей, которые уже были сформулированы величайшими документами новой эпохи - "Декларацией независимости" и Конституцией США, - правом на жизнь, свободу и на стремление к счастью, а также основными общечеловеческими ценностями, основанными на 10 библейских заповедях.

Марксизм пытался превратить каждого индивидуума и народы в целом в объекты социальной инженерии, которыми вправе по своему усмотрению распоряжаться "вожди" соответственно своим фанатическим убеждениям.

100 млн. погибших в России, Китае и других странах в период социалистического эксперимента - цифра явно неполная, хотя она и превышает потери в годы двух мировых войн всех их участников. Это, не считая искалеченных судеб сотен миллионов других жертв тоталитарных коммунистических систем.

Марксизм абсолютизирует насилие, которое, по его определению, является повивальной бабкой революции, и присвоил себе право быть "неограниченной законом" властью. Маркс и Энгельс непосредственно не запятнали себя кровью невинных людей, которые не желали превращаться в послушное стадо, бредущее в зияющее гигантской пропастью завтра. Они оставались кабинетными учеными, под занавес жизни отказавшимися от ряда своих догм. Недаром же Маркс перед смертью, говоря о своих многочисленных комментаторах и продолжателях, с ироничной грустью заметил, что сам больше не ощущает себя марксистом.

Когда же революции стали совершившимся фактом, на историческую арену выдвинулись злодеи и мизантропы, хладнокровные убийцы и палачи, честолюбивые посредственности и беспринципные ничтожества.

Мудрый польский писатель Д.Конрад в своем романе "Глазами Запада" писал: "В реальной революции лучшие личности не стоят впереди. Насильственная революция попадает сначала в руки ограниченных фанатиков и тиранических лицемеров. Потом наступает черед всех претенциозных неудачников этого времени. Таковы начальники и вожди. Заметьте, я пропустил обыкновенных мошенников..."

В паноптикуме революционных лидеров нет места чести и совести: Ленин, Сталин, Мао Цзедун и десяток злодеев масштабом поменьше олицетворяют собой тип революционного вождя.

Друзья и соратники Ильича быстро разглядели в нем патологическое честолюбие и крайнюю жестокость, хотя и перешли в его лагерь впоследствии. В.Менжинский характеризовал его как "политического иезуита... незаконнорожденное дитя русского абсолютизма... естественного наследника русского трона". Американский историк П.Джонсон отмечает, что для Ленина было характерно "мрачное отсутствие человечности". Он считал террор главным средством достижения своих политических и личных целей. За 80 лет до 1917 года в России казнили в среднем по 17 человек в год (не считая периода 1905-10 гг.), только в 1918-19 гг. ЧК казнили по тысяче человек в месяц только по политическим обвинениям. Не говоря уже о репрессиях 20-30-х годов, когда погибли десятки миллионов.

Настоящим чудовищем, равного которому по масштабам человекоистребления нет в истории, был Сталин. Этот недоучившийся семинарист, полностью лишенный морали и высоких идеалов, остро переживавший свою физическую ущербность и интеллектуальную ограниченность, по словам Бухарина, "был маленьким, злым человеком; нет, не человеком, а дьяволом". Сколько бы ни было написано о преступлениях Сталина, список будет неполным, и только вечное проклятие его имени может в малой степени компенсировать их...

Теперь уже совершенно очевидно не только родство между коммунизмом и фашизмом, но и взаимосвязь в их появлении: Ленин стал предтечей итальянского фашизма, Муссолини, а Сталин - немецкого национал-социализма. "Тоталитаризм левых, - отмечает П.Джонсон, - породил тоталитаризм правых; коммунизм и фашизм - это молот и наковальня, которые разбили вдребезги либерализм". И далее: "Появление сталинской автократии изменило не вид, а динамику разложения, потому что Сталин был ничем иным, как старый Ленин в большей степени... Аресты, тюрьмы, лагеря, размах, грубость и насилие социальной инженерии - ничего подобного ранее вообще не видели и даже представить не могли... Если ленинизм зачал фашизм Муссолини, то именно сталинизм сделал возможным нацистского Левиафана".

Гитлер использовал советскую модель, по образу и подобию которой организовал аппарат для террора и механизм полицейского государства...

Квинтэссенцией марксизма является учение о ведущей роли рабочего класса в революционном преобразовании общества. Для середины XIX века, когда это положение было выдвинуто, в нем был определенный резон: основную массу рабочих составляли именно пролетарии, положение которых было действительно бедственным, и социальной защиты трудящихся практически не существовало. Ныне же такое утверждение выглядит как абсолютный нонсенс: значительная часть рабочих входит в средний класс; они поддерживают идеалы свободного предпринимательства и готовы отстаивать его против всевозможных экстремистов слева и справа.

Большевистская революция в России, равно как и в Китае, опирались главным образом на крестьян, одетых в солдатские шинели, и на малоквалифицированные слои рабочих. Тем более это относится к Вьетнаму, Корее и Кубе.

Французский писатель и философ Фр.Шатобриан говорил: "История народов есть шкала человеческих бедствий, деления которой обозначаются революциями". Все революции сопровождались жестокостями и, как правило, приводили к гражданским войнам. Однако буржуазные революции XVII-XIX веков расчищали путь новому, способствовали поступательному развитию народов по пути прогресса, обеспечивали экономический расцвет и расширение демократии. Переход от феодализма к капитализму снял оковы с производительных сил общества, ликвидировал несправедливое деление на сословия, обеспечивая гражданские права большинства граждан, предоставил право голоса и, следовательно, возможность влияния на общественно-политические процессы интеллигенции, предпринимателям и купцам, фермерам и большинству рабочих. Он уравнял в политическом отношении мужчин и женщин, людей разных национальностей и вероисповеданий. Социалистическая революция, которая также декларировала всеобщее равенство и братство, на деле привела к созданию нового привилегированного класса - партийной номенклатуры, которая бесконтрольно распоряжалась властью и национальным богатством. Она разрушила старую экономическую систему, обеспечивавшую естественный, эволюционный рост промышленности и сельского хозяйства, ликвидировала частную собственность, заменив ее государственной и лишила людей стимулов к труду. Некоторое время административно-командная экономика еще могла существовать за счет принципов казарменного уравнительного распределения, а затем наступил момент истины, когда ее поразил глубокий кризис и катастрофическое отставание от западной модели рыночной экономики стало для всех очевидным, а уровень жизни советских людей в так называемых странах народной демократии выглядел нищенским в сравнении с американским и европейским.

У.Черчилль заметил по этому поводу: "Главный недостаток капитализма - неравное распределение благ. Главное преимущество социализма - равномерное распределение лишений".

За 70 лет большевистского господства, по сути, не были до конца преодолены трагические последствия Октябрьского переворота, в результате которого экономика России к 1920 году опустилась до уровня начала 18-го столетия, а продуктивность животноводства практически не поднялась до отметки 1913 года. Если к этому добавить гибель в годы революции и гражданской войны 10-18 млн. людей, появление 5-7 млн. беспризорных детей, голод 1921-22 гг., от которого умерло еще до 3 млн. человек, то становится осязаемой неимоверно тяжелая цена марксистского эксперимента в России. В других странах масштабы потерь были соответствующими.

Вопреки усиленно насаждаемому необольшевиками в России и ряде других стран мнению о том, что в нынешних бедствиях виновны демократы, их действительные корни необходимо искать в прошлом, в десятилетиях сталинской диктатуры и номенклатурного произвола.

Полностью провалился марксистский путь преобразований в странах "третьего мира", где, как и следовало ожидать, обещания близкого рая обернулись грандиозным крахом созданной с таким трудом за долгие десятилетия европейскими колонизаторами инфраструктуры. Недаром же во многих африканских и азиатских странах существует ностальгия по прошлому...

И все же, есть ли благотворные последствия марксистского учения? Разумеется, да. Скандинавский социализм, утверждение приоритета социальных ценностей в виде бесплатной медицины и образования, пенсионное обеспечение, создание мощного профсоюзного движения, наконец возникновение и приход к власти в ряде государств социал-демократических и левых партий, - все это, несомненно, носит на себе отпечаток марксизма.

Человечество учло трагические ошибки прошлого, отбросило разрушительное ядро этого учения, его антигуманизм, абсолютизацию насилия, веру в возможность переделать мир при помощи социальной инженерии, сохранив лишь то, что соответствует общечеловеческим ценностям. И в наше время в ряде университетов марксизм изучается как одна из глав истории науки, как страшный опыт последствий сна совести и разума и как грозное предостережение о том, что нельзя верить лжепророкам и социальным утопиям.


Содержание номера Архив Главная страница