Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №3(210), 2 февраля 1999

Роман КРАМЕР (Нью-Йорк)

СОЛТ-ЛЕЙК-СИТИ КАК ЖЕРТВА КОРРУМПИРОВАННОГО МОК

"Самая большая проблема Международного олимпийского комитета (МОК) - отсутствие проблем. Самодовольство представляет собой крупнейшую опасность для олимпийского движения в ХХI веке", - изрек президент Международного олимпийского комитета Хуан Антонио Самаранч.

Самаранч произнес эти слова летом прошлого года на подмосковной правительственной даче, где он уже много лет чувствовал себя как дома, - с тех пор, как стал в 1975 году послом Испании в Советском Союзе. Впрочем, и до этого он часто посещал Москву - как член МОК от франкистской Испании. С этим городом Самаранча связывали самые приятные воспоминания - в частности, избрание президентом МОК в 1980 году. Да и выросший в крупного правительственного и физкультурного чиновника во времена генералиссимуса Франко, он чувствовал себя увереннее среди брежневых-чаушеску-хоннекеров, а также среди африканских царьков-президентов и латиноамериканских генералов-президентов. Правда, Самаранч и сам стал почти монархом: несколько лет назад услужливые члены МОК повысили пенсионный возраст президента с 75 до 80 лет - так, чтобы Самаранч подольше оставался во главе организации.

В прошлом году на даче под Москвой 78-летний Самаранч сетовал в интервью Wall Street Journal на "отсутствие проблем", и газета напомнила об этом интервью на днях, когда скандал, связанный с коррупцией в МОК, начал быстро набирать обороты. Несколько членов комитета вышло из его состава "добровольно" - под тяжестью обвинений, а впереди, в марте, внеочередная специальная сессия МОК, которой предстоит изгнать наиболее коррумпированных.

Ни секунды не сомневаюсь, что читатели журнала осведомлены в той или иной степени о скандале. Ведь о нем говорят и пишут все без исключения средства массовой информации. Можно только догадываться что мы услышим и прочтем, когда завершат работу комиссии, расследующие то, как Организационный комитет по проведению зимних Олимпийских игр 2002 года в Солт-Лейк-Сити подкупал членов МОК! Следствие ведут сам Оргкомитет, Национальный олимпийский комитет США, Министерство юстиции США и комиссия Палаты представителей. Пока что завершила работу только комиссия МОК во главе с вице-президентом, канадцем Ричардом Паундом. Но она не может привлечь виновных к уголовной ответственности, а Министерство юстиции и ФБР могут... "Отсутствие проблем" вылилось в крупнейший скандал за более чем вековую историю современного олимпийского движения. Не подвело ли синьора Самаранча "самодовольство", которого он так опасался?

Сегодня Самаранч пытается представить случившееся как нечто совершенно неожиданное. Он не желает признать - и вряд ли когда-нибудь признает, - что Солт-Лейк-Сити стал жертвой МОК и что руководимая Самаранчем организация виновата куда больше, чем руководители олимпийского Оргкомитета этого американского города. Они, конечно же, виновны - в том, что давали взятки членам МОК. Но они играли по правилам, установленным коррумпированными членами МОК. Они, конечно, нарушали законы, и не только законы морали, порядочности, но и самые настоящие, уголовные. Но ведь иначе они не смогли ничего добиться в возглавляемом Самаранчем олимпийском королевстве.

Думаю, что большинство из тех, кто жил в Советском Союзе, знает, что на тамошних предприятиях существовали толкачи. В их обязанность входило доставание необходимых материалов, сырья, транспорта. Им постоянно приходилось вступать в противоречие с законом. Каждый из них рисковал. Каждый мог угодить за решетку. И многие были судимы и сидели в тюрьме. Но если бы толкач не занимался "толкачеством", предприятие простаивало бы, план был бы не выполнен, рабочие не получили бы премиальных, начальство получило бы партийный выговор и даже могло расстаться с должностью. Коррумпированная снизу доверху советская система родила институт "толкачества". Точно так же коррумпированная олимпийская система породила всеобщую коррупцию среди своих чиновников, усвоивших правило "не подмажешь - не поедешь".

- Я не могу утверждать, что у нас чистые руки. Но система гнила давно, и в известной степени мы - жертва этой системы, - сказал журналу Time президент Оргкомитета зимних Игр-2002 в Солт-Лейк-Сити Роберт Гарфф, предшественник которого ушел в отставку в связи со скандалом.

МОК потерял невинность давно - за много лет до того, как его возглавил Хуан Антонио Самаранч. В 1936 году МОК не пожелал перенести из национал-социалистической Германии Игры 1936 года - зимние, которые состоялись в Гармиш-Партенкирхене, и летние, которые состоялись в Берлине. После Второй мировой войны МОК закрыл, по существу, глаза на то, что в Олимпийских играх, предназначенных исключительно для любителей, стали участвовать профессионалы из Советского Союза и других коммунистических стран. В 1972 году убийство израильских спортсменов и тренеров палестинскими террористами не заставило членов МОК прекратить Олимпийские игры в Мюнхене. Спустя 3 года МОК предоставил тоталитарному коммунистическому государству право на проведение в Москве Игр 1980 года и не отменил их после вторжения Советской армии в Афганистан.

Это далеко не полный перечень "достижений" Международного олимпийского комитета, но только в годы правления Самаранча МОК окончательно превратился в коррумпированную снизу доверху организацию. Два обстоятельства способствовали этому: коренное изменение состава комитета и деньги, которые начали получать города, ставшие олимпийскими столицами.

До поры до времени МОК представлял собой закрытый клуб монархов, принцев, князей, маркизов, баронов. Этих господ можно было обвинить в чем угодно, но только не во взяточничестве. Они не нуждались в деньгах, и купить их было нельзя. В 70-80-е годы закрытый клуб открыл свои двери для представителей "третьего мира", и они - африканцы и латиноамериканцы - принесли с собой нравы, которые были совершенно неприемлемы для основателя современного олимпийского движения, французского барона Пьера де Кубертена. Но именно они стали лучшими друзьями нынешнего президента МОК. К лучшим его друзьям принадлежат и члены комитета из бывших тоталитарных коммунистических стран.

Однако до некоторых пор членство в МОК не обещало ни денег, ни дорогих подарков. Легендарный французский горнолыжник Жан-Клод Килли, бывший президентом Оргкомитета зимних Игр-92 в Альбервилле, вспоминал в интервью журналу Time: "Мы не предлагали (членам МОК) увеселительные прогулки и роскошные отели. Мы дарили им пустяковые сувениры - ножички, авторучки..." А вот Оргкомитет Игр-2002 в Солт-Лейк-Сити оплачивал членам МОК авиабилеты в первом классе, размещал в пятизвездочных отелях, делал многосотдолларовые подарки, основал "образовательный фонд" для бесплатного обучения их родственников в американских университетах, оказывал бесплатную медицинскую помощь, устраивал родственников на работу и давал наличные, много наличных, десятки тысяч долларов. Оргкомитет Игр в Солт-Лейк-Сити играл по принятым в МОК правилам. Когда Килли ратовал за предоставление Альбервиллю права на проведение зимних Игр 1992 года, эти правила были в зачаточном состоянии. Они уже стали настоящей силой, когда в борьбу за Игры включился Солт-Лейк-Сити. Можно безошибочно назвать год и место рождения этих правил: год - 1984-й, место - Лос-Анджелес.

До 84-го года проведение летних Олимпийских игр вело, как правило, к многомиллионным убыткам, и поэтому претендентов на их организацию было, как правило, меньше, чем пальцев на одной руке. К примеру, у Лос-Анджелеса был всего один конкурент. Ну, а зимние Игры проводили обычно небольшие горные курорты - Шамони, Санкт-Мориц, Лейк-Плэсид, Альбервилль, Инсбрук.

Блестящий бизнесмен Питер Юберрот, которые возглавил Оргкомитет летних Игр-84, доказал всему миру, что Олимпийские игры представляют собой Клондайк. Проведенное им мероприятие принесло 220 млн. долларов чистой прибыли. И сразу же число претендентов в олимпийские столицы удвоилось и утроилось. И сразу же прибрел высокую цену голос каждого члена МОК, и - пошло-поехало.

Знал ли Самаранч, что кое-кто из членов МОК торгует своим голосом? Он уверяет, что и понятия не имел. Поверит ему лишь тот, кто спутает президента со страусом. Тем более, что и сам Самаранч брал взятки. Не деньгами, разумеется. Но да ведь взятка, как учил нас Николай Васильевич Гоголь, это и борзые щенки.

В 1991 году МОК премировал зимними Олимпийскими играми японский город Нагано, в котором не было и намека на спортивные сооружения, необходимые для проведения соревнований. Но житель Нагано, один из богатейших людей планеты Йосиаки Цуцуми собрал 20 млн. долларов на строительство в Лозанне Олимпийского музея, и это решило исход конкурса городов на право проведения зимних Игр-98.

- Никто не заставлял их жертвовать деньги на музей, - говорит Самаранч, отметая обвинение во взяточничестве.

Не считает он взятками и многочисленные подарки, которые получает от городов, претендующих на проведение Игр.

- Я не участвую в голосовании, - объясняет он, оправдывая полученные им дорогие подарки, хотя правила МОК запрещают своим членам принимать подарки дороже 150 долларов.

Президент, действительно, не участвует в выборах олимпийских столиц, но все без исключения члены МОК осведомлены, какой город босс поддерживает, и мало кто решится пойти ему наперекор. Кто мог, например, возразить, когда выбирали столицей Игр-92 Барселону - город, в котором живет Самаранч!

Солт-Лейк-Сити не скупился на подарки Самаранчу и, разумеется, тем членам МОК, чьи голоса можно было купить. Английская принцесса, принц Люксембурга и наследник нидерландского престола дорогих подарков не получали. Не потому, что они в принципе против подарков как таковых, а потому что не продают свои голоса.

Солт-Лейк-Сити играл по установленным коррумпированной системой правилам. И не только, разумеется, Солт-Лейк-Сити. 22 сентября 1993 года - за день до голосования в МОК по поводу столицы летних Олимпийских игр 2000 года - президент Национального олимпийского комитета Австралии Джон Коутс дал членам МОК кенийцу Чарльзу Мукора и угандийцу Франсису Ньянгвесо по 35 тысяч долларов. На следующий день МОК отдал предпочтение Сиднею перед Пекином с преимуществом всего-навсего в 2 голоса.

- Это была не взятка, - говорит теперь Коутс. - Я предложил им деньги на развитие спорта в Кении и Уганде.

Этот факт стал известен в тот самый день, когда я пишу эту статью. И я не берусь предсказывать, какой окажется реакция Пекина, который, конечно же, тоже подкупал членов МОК, но, видимо, дал меньше Сиднея... Впрочем, читатель, разве важна реакция столицы Китая? Нынешняя олимпийская система такова, что взятки предлагает каждый город, и многие члены МОК их берут. Во главе этой системы - Хуан Антонио Самаранч. А рыба, как мы знаем с детских лет, гниет с головы.

Нынешний президент МОК способствовал тотальной коррупции системы. Я не уверен, что ее можно починить, потому что не вижу в сегодняшнем мире Геракла, который был бы способен расчистить эти Авгиевы конюшни. Но если кто-то возьмется за расчистку, то ее следует начать с изгнания синьора Самаранча. Его лицемерие, как утверждает корреспондент журнала Time Роберт Салливэн, сродни клинтоновскому. Мне трудно не согласиться с коллегой.


Содержание номера Архив Главная страница