Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №3(210), 2 февраля 1999

Яков КОТЛИКОВ (Нью-Йорк)

ЗАРУБЕЖНОЕ ДОСТОЯНИЕ РОССИИ

Задолженность России своим внешним кредиторам составила в конце 1998 года по официальным данным 143,5 млрд. долларов США. Значительная часть этого долга (88,5 млрд.) осталась от бывшего СССР. Внешние заимствования России начались в 1992 году и стремительно росли после 1994 года прежде всего за счет кредитов международных организаций (МВФ и МБ), а также выпуска евробондов. Непосредственное отношение к внешнему имеет внутренний долг, представленный ГКО (государственными краткосрочными облигациями) и ОФЗ (облигациями федерального займа). Это обстоятельство связано с тем, что около 30% всех ГКО фактически приходилось на долю иностранных инвесторов, нерезидентов. А это 25-30 млрд. долларов. Половину этой суммы нерезиденты и частично резиденты смогли получить. Оставшаяся часть должна быть возмещена.

Возвратить свои долги, равно как и проценты по ним, в установленные соглашениями сроки Россия не может по причине длительного экономического кризиса и, как его следствия, отсутствия необходимых денежных средств. Попытка дефолта, то есть отказа от своевременного возврата долгов, предпринятая правительством Сергея Кириенко, была воспринята международным финансовым сообществом крайне отрицательно. Оно организовало такое политическое, экономическое и финансовое давление, которое привело не только к отставке правительства, но и к отказу от дефолта. Председатель посткириенковского правительства Евгений Примаков поспешил заявить, что Россия "никогда не объявит себя банкротом" и "выплатит все свои внутренние и внешние долги". Это оптимистическое заявление призвано было оказать успокаивающиеся воздействие на кредиторов. Вместе с тем оно должно было создать более приемлемый климат для получения новых кредитов от международных финансовых организаций, некоторых государств и частных инвесторов, а также проведения реструктуризации своей задолженности.

Реализация этих намерений упирается в необходимость решения ряда острых проблем. Во-первых, внешние долги необходимо платить безотлагательно. Только в 1999 году Россия должна выплатить (с учетом платежей по евробондам) более 18 млрд. долларов, а в последующие 2 года - еще 34 млрд. Пока эти долги не будут погашены в полном объеме, получение новых кредитов практически невозможно. Во-вторых, далеко не все кредиторы согласны на реструктуризацию долгов. По словам заместителя министра финансов России М.Касьянова, проводившего переговоры с Лондонским клубом кредиторов, задолженность которому составляет 32 млрд. долларов, лишь 72% членов клуба одобрили реструктуризацию. Но чтобы предварительные договоренности вступили в силу, необходимо согласие 95% банков-кредиторов. Уверенности, что такая поддержка будет, нет. Если же необходимого числа членов клуба не наберется, то Лондонский клуб может объявить дефолт платежному агенту России Внешэкономбанку.

С целью предупреждения такого развития событий Внешэкономбанк 2 декабря прошлого года предложил Лондонскому клубу выплатить 216 млн. долларов наличными из 576 млн., причитающихся к выплате, а остальные - новыми ценными бумагами - облигациями Внешэкономбанка. Но это предложение вызвало только ироническую реакцию. Оказывается, что доверие - категория не только нравственная, но и экономическая.

Негативное отношение вызвало и предложение по погашению задолженности российских ГКО-ОФЗ. Согласно этому предложению владельцы замороженных ГКО-ОФЗ могут получить: 10% - "живыми деньгами": 20% - бездоходными бумагами, которые можно использовать для уплаты налоговой недоимки на 1 июля 1998 года, 70% - новыми ОФЗ с переменным купоном. И хотя многие инвесторы, работавшие на рынке ГКО-ОФЗ, имели в последние годы немалые прибыли, предложенная схема реструктуризации их не устроила. А без решения вопроса о возврате этой задолженности не могут более или менее успешно идти переговоры по новым внешним займам.

Самые тяжкие последствия в нынешнем году может иметь отказ платить по евробондам и облигациям внутреннего валютного займа. Согласно юридическому статусу этих бумаг, задержка купонной выплаты хотя бы по одной еврооблигации может привести к тому, что все держатели этих бумаг предъявят их к досрочной оплате.

Вероятность возврата российских долгов в полном объеме оценивается в настоящее время весьма невысоко. По крайней мере, осенью 1998 года российские долги продавались в Лондоне по невероятно низким ценам - 6% от номинала. В этой ситуации на разного рода финансовых саммитах стали все более настоятельно предлагаться различного рода варианты по возмещению ущерба, понесенного западными банками и инвесторами. Рассматриваются, в частности, такие предложения: арест счетов российских банков за границей, передача акций российских банков и предприятий в собственность кредиторов и инвесторов, арест российской собственности за рубежом и др.

Что касается возможности ареста зарубежных счетов российских банков, то практически это мало что даст кредиторам. Прежде всего потому, что в России достаточно велики счета зарубежных банков и к ним может быть применена аналогичная мера. Кроме того, для того чтобы арестовать банковские счета, необходимо провести длительные дорогостоящие судебные процедуры, объявить банки банкротами, выявить все их счета, вложения средств и т. д. Это, скорее, может быть актом мести за причиненный ущерб, чем реальное возмещение понесенных потерь.

Маловероятно, что западные кредиторы заинтересуются в приобретении акций убыточных российских банков и предприятий. Это потребовало бы от них вложений огромных средств с тем, чтобы приобретенная собственность начала эффективно, то есть прибыльно, функционировать. При отсутствии же в России политической стабильности, преемственности экономического курса, устоявшегося налогового законодательства и таможенных правил сколько-нибудь значимые инвесторы вкладывать деньги в российскую экономику вряд ли решатся.

В этих условиях все больше кредиторов склоняется к варианту с арестом российской собственности за рубежом. За такое решение выступает значительная часть членов Лондонского и Парижского клубов и некоторые другие организации. Французская ассоциация держателей русских займов (АFPER), объединяющая более 15 тысяч человек, подала иски в Москве, в Париже и Версале на арест российской собственности за рубежом. Речь идет о возврате займов, предоставленных России еще до 1917 году на общую сумму 10 млрд. франков с учетом процентов. Но российская собственность за рубежом может быть использована не только для возмещения долгов. Она может быть использована как источник ресурсов для вложений в приоритетные сферы народного хозяйства. Отсутствие в настоящее время сколько-нибудь значимых внутренних финансовых источников для подъема экономики, решения острейшего блока социальных вопросов делает актуальным использование зарубежного достояния Российской Федерации. По оценке Дж. Сороса, России нужно порядка 50 млрд. долларов стартовых капиталовложений, которые могут стать стимулом экономического роста. Достаточно ли нынешнее российское достояние за рубежом для этого?

В связи с такой постановкой возникает ряд вопросов: из чего складывается российская собственность за рубежом, какова ее реальная стоимость, возможность погашения за ее счет внешних долгов и использования в интересах подъема экономики России? Попытаемся разобраться в этом. Отметим, прежде всего, что официальная статистика о российской собственности за рубежом практически отсутствует. При отборе и анализе фактического и статистического материалов приходится исходить из экспертных оценок, сопоставлений и разного рода косвенных данных.

Зарубежная собственность России, в том числе и та, которая перешла к ней как наследнице СССР, составляет сейчас 500-525 млрд. долларов США. Это означает, что она превышает ее внешние долги в 3,5-3,6 раза и во много раз превышает кредиты, полученные от МВФ. Значительная часть нынешних долгов, как уже отмечалось, перешла к России от СССР. Они включали кредиты, в том числе в свободной валюте, ряду стран Азии, Африки и Латинской Америки. Прикрываясь политическими установками о "помощи угнетенным народам", а, по существу, исходя из имперских амбиций, в эти страны осуществлялись поставки вооружений и военной техники, строительство военных и производственных объектов, осуществлялась подготовка кадров. По инерции эту линию зачастую проводит и Россия. Долги за поставку военной техники и вооружений еще с 60-х годов числятся за Индонезией, Вьетнамом, Кампучией. Более 10 млрд. долларов должен Ирак. Сирия - постоянный получатель российских вооружений, разумеется в долг. Многочисленные объекты в этой стране также воздвигнуты в долг. Немалые долги числятся за Анголой, Кубой, Никарагуа. Вероятность возврата этих долгов весьма сомнительна, практически нулевая. Попытки продажи этих и других долгов, предпринимаемые еще правительством Е.Гайдара, успеха не имели, хотя и привлекли вначале внимание некоторых финансовых организаций. На долю этой категории долгов приходится не менее 25% зарубежной собственности России. В "Открытом письме ученых-экономистов Отделения экономики РАН Президенту России, Федеральному собранию и Правительству РФ" подчеркивается "необходимость активизации работы по возврату долгов зарубежных государств". К сожалению, ученые не дали рекомендаций как это сделать.

Другая крупная часть зарубежного достояния России - вывозимый из нее капитал, в том числе нелегально и полулегально. Он вложен в недвижимость, акции, банки и зачастую объединен с мафиозным капиталом. По имеющимся данным, в последние годы из России вывозилось 15-16 млрд. долларов ежегодно. Экс-вице-премьер России, бывший министр внутренних дел А.Куликов недавно заявил, что из страны ежемесячно вывозится более 1 млрд. долларов. Общий объем вывезенного из России капитала составляет не менее 125 млрд. долларов. Робкие и непоследовательные попытки российской стороны привлечь эти деньги в страну путем обещаний каких-то гарантий их сохранности успеха не имели. Российские капиталы, по существу, работают на другие страны, дают им столь необходимые денежные ресурсы, участвуют в финансировании зарубежной экономики. Показательно: когда в России инфляция снизилась и сфера прибыльного вложения рублей расширилась, то "неожиданно" возрос приток инвестиций из таких государств, как Каймановы острова, Лихтенштейн, и других оффшорных стран. Но в связи с возрастанием экономических трудностей и политических рисков ввоз капиталов резко сократился, а вывоз, напротив, стал стремительно возрастать, несмотря на усиление валютного контроля.

Следует заметить, что интернационализация капитала, его размещение и использование за пределами национальных границ характерно сейчас для многих развитых стран. Владение зарубежной собственностью происходит в различных формах (совместное производство, недвижимость, акции, торговля, сфера услуг и др.) и отражает процесс международного разделения труда и взаимопроникновения капиталов. Но эта собственность приносит их владельцам и государствам прибыль, как правило большую на вложенный капитал, чем в собственных странах. Россия же от вывезенных из страны капиталов получает весьма ограниченные доходы, а зачастую вообще их не имеет. В этом принципиальное различие. Тем более, что национальная, то есть российская экономика испытывает острейшую нужду в денежном капитале.

В вывозе российских капиталов заметна лидирующая роль предприятий сырьевых экспортно-ориентированных отраслей российской промышленности, в первую очередь топливно-энергетического комплекса и цветной металлургии. Одним из лидеров в сфере вложения капиталов за рубежом является РАО "Газпром", осуществляющее добычу газа и его транспортировку в Германию, Польшу и другие европейские страны. Эта организация владеет сейчас 35% капитала одной из крупнейших в Европе компаний по сбыту и транспортировке газа "Вингаз". Еще более масштабным является контракт "Газпрома" с Объединением газовой и нефтяной промышленности Польши. Согласно этому контракту, в Польшу в течение 25 лет будет поставлено по системе газопроводов "Ямал-Западная Европа" около 250 млрд. кубометров газа. Столь же крупные вложения средств "Газпром" проводит во многих европейских странах. В Венгрии, например, он владеет 68% акций одного из крупнейших машиностроительных заводов, выпускающего нефтегазовое оборудование. Экспансия "Газпрома" подкрепляется и созданием им собственных финансовых институтов, например, банка в Венгрии.

Из нефтяных компаний России лидерство, с точки зрения владения зарубежной собственностью, принадлежит компании "Лукойл". По контролируемым запасам нефти она уступает только англо-голландской компании "Ройал датч шелл". В Каспийской трубопроводной системе - исключительно масштабном зарубежном проекте, стоимостью в 1,9 млрд. долларов, доля участия "Лукойла" составляет 12,5%. Эта же компания получила 10% долю участия в проекте разработки каспийского шельфового месторождения Шах-Дениз (Азербайджан). В последнее время стало заметно проникновение "Лукойла" на рынок нефтепродуктов США.

Значительной долей собственности в странах Западной Европы, преимущественно в форме акций, располагают предприятия алюминиевой промышленности.

Приведенные примеры, а их число может быть увеличено, показывают, что значительная часть - далеко не вся - российской собственности за рубежом достаточно "прозрачна". Вывоз капитала со значительной долей государственного участия предполагает его оформление соответствующими лицензиями в Центральном банке РФ. Иначе законный вывоз капитала невозможен. Далее. В географической структуре вывоза российских капиталов преобладают Германия, США, Великобритания, то есть именно те страны, где "прозрачность" трансакций российских промышленных гигантов может быть установлена достаточно точно. Но таким путем может быть определена лишь официально вывозимая часть российского капитала. Другая его часть, представляющая, так сказать, подводную часть айсберга, находящаяся преимущественно в оффшорных странах, пока что поддается лишь косвенной, экспертной оценке. Так что, если речь идет о российской собственности, то определенная часть ее известна. Возможно, что заинтересованные организации или лица уже имеют ее достаточно полный перечень и денежную оценку.

Немалая, но практически неисчислимая часть российской собственности связана с так называемыми деньгами КПСС, КГБ и других аналогичных организаций, вывезенными в свое время за рубеж. Попытки отечественных и западных специалистов обнаружить эти средства пока что успеха не имели.

Следует упомянуть и о военном имуществе России, оставшемся в ряде стран Восточной Европы и особенно в Германии. Зачастую оно просто оставлялось. Это имущество оценивается во многие миллиарды долларов.

Немалая доля российского богатства представлена достоянием "российской короны". Она стала формироваться со времен Екатерины II и продолжалась за счет российской эмиграции, особенно после 1917 года. Сюда следует отнести и часть царской казны, и "золото Колчака", и многочисленные фамильные драгоценности. За счет этих средств приобретались земли, дворцы, строились промышленные объекты, обустраивались крупные фермерские хозяйства. Став правопреемником старой России, Советский Союз получил в свое владение значительную недвижимость. В дальнейшем она увеличивалась за счет приобретения и строительства новых зданий. В настоящее время всей недвижимостью за границей ведает унитарное предприятие "Госзагрансобственность", подчиняющееся управлению делами президента. Только на сдаче 715 объектов зарубежной недвижимости в аренду это предприятие ежегодно получает более 9 млн. долларов. Достаточно высокая по стоимости недвижимость России находится в Израиле, Ливане, Египте. В Западном Иерусалиме, например, Россия имеет право на 6 объектов. Два из них - Собор святой Троицы и здание Русской Духовной миссии - Израиль передал безвозмездно. Они оцениваются в 50 млн. долларов. По остальным подворьям необходимо предоставление новых документов, уточнение имеющихся и т. д.

Целый пласт российской собственности за рубежом представлен так называемыми "смешанными советскими обществами за рубежом". Через них ежегодно продавались на многие миллиарды долларов автомобили, трактора, лес, нефть и нефтепродукты, изделия народных промыслов и т. д. Дивиденды от деятельности этих организаций, как правило, в Россию не поступали. Они использовались в интересах других советских организаций за рубежом, в том числе по закрытым каналам, на нужды разведывательных организаций и пр. После распада СССР многие "смешанные общества" остались беспризорными, их деятельность должным образом не координировалась и не учитывалась. По крайней мере в Государственном реестре зарубежных предприятий, создаваемых с российским участием, содержатся лишь отрывочные сведения и не приводятся результаты их хозяйственной деятельности (изменения в размере капитала, объеме прибыли и части переводимой в Россию и др.). В ходе приватизации они превратились в акционерные предприятия. Эффективность и целесообразность их деятельности требует специального анализа. Но это реальная собственность, которая оценивается в сумму, не менее 10 млрд. долларов.

Значительный капитал представляют многообразные ценности российской культуры, оказавшиеся в разное время и по разным причинам за рубежом.

В короткой статье невозможно перечислить все составные части российского достояния за рубежом. Да и не все они известны. И не все известное должным образом оценено. Ясно, однако, что Россия обладает огромной зарубежной собственностью. Необходимость ее рассмотрения и анализа в настоящее время связана по крайней мере с двумя обстоятельствами: использованием для решения острых экономических и социальных проблем современной России; возможностью ее ареста (хотя бы частичного) в счет погашения внешней задолженности России. Сам факт судебного отторжения собственности нанесет России колоссальный моральный ущерб и возможность делового экономического и финансового сотрудничества с мировым сообществом. В интересах российской стороны - навести необходимый порядок в использовании ее зарубежного достояния.


Содержание номера Архив Главная страница