Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №3(210), 2 февраля 1999

Борис КАНТОРОВИЧ (Беларусь)

ЕВРЕЙСКАЯ ТЕМА В ПРОИЗВЕДЕНИЯХ ЛИОНА ФЕЙХТВАНГЕРА

В декабре 1998 года исполнилось 40 лет со дня смерти Лиона Фейхтвангера - выдающегося немецкого писателя XX века. В его пьесах и романах прослеживается мысль о том, что только с позиций Разума - двигателя общественного прогресса - можно победить такое зло, как варварство и бездуховность, воплощением которых были рабство, средневековое мракобесие, фашизм и иже с ними. Демократ и гуманист, он более чем достойно выполнил свой писательский долг.

Писал он на немецком языке, естественно - о немцах, хотя и не обошел своим вниманием французов и испанцев, американцев и греков и др. Но, будучи евреем, очень внимательно и заинтересованно прослеживал исторические судьбы своего народа, посвятив значительную часть своих произведений еврейской теме. В этой связи некоторые критики и читатели вообще посчитали его еврейским писателем. Этого не было, но не было и другого писателя, который бы так мощно отобразил на нееврейском языке еврейскую тему.

Важным побудительным мотивом обращения Фейхтвангера к истории бытия, страданий и борьбы еврейского народа послужила та угроза, которая возникла для евреев в Германии в начале 30-х годов в связи с приходом к власти нацизма. Писатель остро предощущал наступление экстремальный ситуации. И в принципе он пишет о еврейском народе в экстремальных ситуациях, которые не раз случались в его истории. Фейхтвангер, конечно же, не был историком-ученым, он был историческим писателем и, пользуясь литературными средствами - художественными образами, создавал необычайно яркое представление об исторических обстоятельствах, делал осязаемыми деяния своих героев, наделяя их истинно жизненными характерами, разумом и судьбою.

Это в полной мере касается и еврейской темы, отраженной в талантливейших литературных произведениях, с помощью которых можно приобщиться к трагической и в то же время славной истории еврейского народа. Необходимо отметить вместе с тем, что высочайшее профессиональное мастерство, художественность Фейхтвангера привлекли к нему огромную массу читателей неевреев, признавших и чтящих его замечательный талант, проявлявших и проявляющих большой интерес к неординарному содержанию его произведений.

Итак, еврейский народ в экстремальных исторических ситуациях, еврейская тема в творчестве Фейхтвангера. Предваряя изложение, хотелось бы обратиться к роману Л.Фейхтвангера "Иеффай и его дочь", посвященному истокам еврейского народа - возникновению древнееврейской государственности в кровавых битвах начала железного века. Роман, написанный в 1957 году, оказался при этом созвучным современности, ибо только-только завершилась победой многолетняя борьба за утверждение в Палестине государства Израиль. В двух этих событиях, разделенных тысячелетиями, обнаружилось важное сходство - самоотверженность и жертвенность, героизм и суровость борцов за национальное самоопределение еврейского народа.

Иеффай Л.Фейхтвангера - носитель этих качеств непреклонного защитника национальных интересов. В его лице писатель создал могучую и противоречивую фигуру. Незаконнорожденный и изгнанник, полководец и вождь, триумфатор и несчастный отец - образ, в котором, подобно солнцу в капле воды, отразилась та далекая от нас эпоха с ее неустойчивостью и постепенным утверждением важнейших жизненных помыслов древнеиудейского общества.

С большой исторической чуткостью атеист Фейхтвангер отображает в своей книге еще не сложившийся, но все более утверждавшийся культ бога Ягве. Ему клянутся и приносят жертвы, ему Иеффай дает страшный и роковой обет отдать на заклание в случае решающей победы свою единственную и любимую дочь Яалу.

В этой непереносимой коллизии содержится вдохновляющая и трагическая мысль о готовности жертвовать всем во имя свободы и независимости своего народа, возможности жить по своим обычаям и законам, верить в своих богов и поклоняться им.

Сильная и впечатляющая книга, занимающая должное место в творчестве писателя.

Последующее изложение вопроса об отражении Фейхтвангером еврейской темы следует сосредоточить вокруг трех экстремальных ситуаций в истории еврейского народа, первая - героическое восстание народа Иудеи и поражение его под натиском римских легионов, что отражено в романах "Иудейская война", "Сыновья", "Настанет день", объединенных в трилогии под общим названием "Иудейская война".

Как известно, захват Иудеи римлянами произошел в 63-м году до н.э. Антиримское восстание началось через 125 лет в 63-м году н.э. и закончилось, было сломлено через 7 лет падением крепости Моссад. Почему эти события привлекли внимание Фейхтвангера, почему они чрезвычайно интересны и в наши дни? Не самое крупное государство того времени, Иудея сыграла в истории человечества выдающуюся, без преувеличения, роль. Мощный очаг цивилизации (развитые по тем временам производства и науки, философия и медицина, родина Библии и христианства), Иудея была лакомым куском в экспансионистских устремлениях Рима. Но она же была бастионом на путях реализации этих устремлений. Риму пришлось затратить немало усилий, пролить море чужой и своей крови, чтобы повергнуть и усмирить Иудею. А если вспомнить восстание Бар-Кохбы, произошедшее через 60 лет после Иудейской войны, то процесс покорения Иудеи продолжался почти два века. Важнейшим событием Иудейской войны была осада Иерусалима, закончившаяся разрушением Храма, построенного еще царем Соломоном, - величайшего памятника архитектуры, подобного одному из чудес света.

Лучшим историческим документом той поры, которым пользовался Фейхтвангер, является описание Иудейской войны, оставленное историком Иосифом Флавием. И Фейхтвангер делает его главным героем своего повествования, его глазами видит и анализирует трагедию народа Иудеи от начала до конца этой войны, а также в годы, последовавшие после поражения иудеев. Не пересказывая сюжет этого огромного литературного полотна, необходимо, на наш взгляд, остановиться на двух моментах, отраженных в "Иудейской войне", и сыгравших впоследствии огромную роль в судьбах еврейского народа.

Первый - об отношениях иудаизма и христианства. Известно, что христианство родилось в лоне еврейства как ересь, осужденная иудаизмом. Иудейская война началась через 30 лет после описанной в Новом завете гибели Христа. Но его учение уже утверждалось и распространялось. Это неудивительно, ибо христианство лучше других религиозных направлений выразило отчаяние, родившееся в бесплодных поисках справедливости на нашей грешной земле, униженных и угнетенных, в первую очередь - рабов, уверовавших, в соответствии с учением Христа, в пришествие справедливости в ином, потустороннем мире, в раю - юдоли покоя и счастья, к чему нужно готовиться еще при жизни. Ко времени, изображенному в "Иудейской войне", христианство обрело массу приверженцев отнюдь не только в Иудее. Уходя в диаспору, евреи уносили не только воспоминание об утерянной родине, но и разнообразные взгляды и идеи. Фейхтвангер описывает этот процесс, раскрывает истоки превращения христианства в одну из великих религий мира, с чего и началось беспощадное на протяжениивеков преследование евреев, обвиненных в гибели Христа.

Понадобились тысячелетия, Холокост, чтобы католическая и протестантская церкви сняли это обвинение с еврейского народа. Православная церковь к такому выводу пока еще не пришла.

Другой момент. Фейхтвангер описывает озабоченность еврейских первосвященников судьбами народа, тем, чтобы, уходя в диаспору, он не растворился среди других народов, сохранил веру отцов и еврейский образ жизни. Именно в этой связи нельзя не отдать должного иудаизму, сыгравшему едва ли не главную роль в сохранении еврейского народа. Не надо быть евреем, чтобы признать этот удивительный исторический феномен: почти нет ни одного народа в рассеянии, кроме евреев, который сумел бы сохраниться на протяжении столь длительного исторического срока. Да что в рассеянии! Многие народы исчезли с лица земли за это время - там, где они зародились и жили до своего исчезновения.

Фейхтвангер образно воссоздает в "Иудейской войне" собрание еврейских священнослужителей во главе с главным богословия Гамалиалом, которое предписало каждому еврею руководствоваться во всей своей жизни, во всех жизненных обстоятельствах и отправлениях установками Торы и Талмуда (собрания религиозно-этических и правовых норм поведения иудеев). И именно с тех пор рождение, воспитание, труд, отдых, смерть, существование с утра до вечера каждый день и с вечера до утра каждую ночь регламентируется у евреев одними и теми же правилами. В одно и то же время все читали одни и те же молитвы, не допуская существенных отклонений в верованиях и обычаях, не смешиваясь о другими.

Но уже в середине второго тысячелетия новой эры, особенно с наступлением эпохи Ренессанса - Возрождения, этот устойчивый еврейский мир начал подтачиваться и рушиться. Мировой общественный прогресс пробивал себе дорогу в науке и искусстве, промышленности и торговле, политике и идеологии. И, конечно же, евреи, сосредоточившие в своей среде массу талантливых, активных, деловых людей, стремившихся к новым формам жизни, их окружавшей, ломали скорлупу своей обособленности, своего отчуждения, вступали в новую для себя жизнь. Наступала экстремальная пора еврейской жизни, угрожавшая ей серьезнейшими последствиями - от погромов и преследований инквизиции до возможности ассимиляции евреев.

Фейхтвангер с присущей ему исторической чуткостью, наделенный великолепным литературным талантом, не мог не отразить в своем творчестве этот этап истории еврейства, что и нашло воплощение в его романе "Еврей Зюсс".

Иозеф Зюсс (действительное историческое лицо - Иосиф Оппенгеймер) - выходец из аристократических еврейских кругов был наделен мощным интеллектом, железной волей, несгибаемым характером, особой настойчивостью в достижении поставленных целей. Он как бы олицетворял тягу еврейства к ничем, никакими предрассудками не ограниченной самостоятельности, ничем не урезанной творческой деятельности. Это его и погубило. Обладая значительным капиталом и обозначенными личными качествами, он был призван на службу к виртенбергскому герцогу Карлу-Александру, стал его придворным финансистом. С таким самостоятельным, независимым характером, каким он обладал, Зюсс недолго оставался фаворитом монарха. Делец и блестящий кавалер, обольститель и яркий государственный деятель, стремившийся проводить собственную линию в политике, он вскоре закончил свою деятельность в железной клетке, куда усадил его герцог, а жизнь - на виселице.

Однако ни виселицы и расправы, ни погромы и клевета не смогли остановить еврейскую эмансипацию, органичное приобщение евреев к светской жизни Европы, Америки, России. Обращает на себя внимание в этой связи выступление премьер-министра Англии Антони Идена, посвященное 300-летию переселения на Британские острова евреев, изгнанных из Испании великим инквизитором и изувером Торквемадой и поскитавшихся после этого по Европе чуть ли не два века. Иден поблагодарил английских евреев за тот огромный вклад, который они внесли в экономику, науку и культуру, укрепив тем самым могущество Британской империи. Выдающийся русский ученый В.Н.Вернадский, оценивая последствия еврейской эмиграции в Америку в ходе и после революции 1905 года, писал, что Россия потеряла, а Америка приобрела в лице евреев выдающуюся производительную силу, сыгравшую неоценимую роль в развитии страны. К сожалению, мало кто учится на собственных ошибках.

Этот процесс обретения еврейским народом исторической значимости попытались остановить, ликвидировав сам народ еврейский, немецкие нацисты. Не только ненависть к евреям, как таковым, а попытка представить их низшей расой, недочеловеками, достойными лишь физического уничтожения во имя спасения и сплочения представителей высшей расы - истинных арийцев во имя завоевания и подчинения себе всего мира, породили германский государственный антисемитизм, несший небывалую, смертельную угрозу европейским евреям.

Наступила очередная экстремальная ситуация для еврейского народа, и Фейхтвангер был одним из первых на Западе, кто в полной мере осознал эту угрозу, отразив ее в своем творчестве. В первую очередь это касается его трилогии "Зал ожиданий", состоящей из романов "Успех" (1930), "Семья Опперман" (первоначальное название "Семья Оппенгейм" - 1933), "Изгнание" (1940). Еврейская тема развивается здесь исподволь - от эпизодического участия евреев в разворачивающихся действиях до превращения их в главных действующих лиц повествования.

Именно в "Успехе" писатель осознал и показал, что начинается новый этап в истории Европы, запечатлел превращение веймарской Германии в тоталитарное государство, представлявшее большую опасность для немцев, в первую очередь для немецких евреев. Он показал, как в Германии откровенное человеконенавистничество становилось нормой отношения к евреям, что проявилось, в частности, в судьбе персонажа романа, искусствоведа Мартина Кригера, ставшего жертвой политических преследований. Разгул бесчинств фашистских банд, травля и убийства тех, кого нацисты считали своими врагами, становились буднями, предшествовавшими приходу к власти Гитлера. Естественно, что все эти террористические действия вплотную затронули евреев. В этом романе Фейхтвангер совершенно непримирим к выбитой из жизненной колеи немецкой обывательской массе, руководствовавшейся темными инстинктами "отстаивания" ложных интересов "истинных германцев". Тут можно провести вполне актуальные аналогии и параллели.

Еврейская тема продолжается в романе "Семья Опперман", написанном по горячим следам событий, имевших место сразу же после прихода гитлеровцев к власти. В центре романа большая купечески-интеллигентская семья евреев Опперман. Гневом и ненавистью к фашизму и антисемитизму проникнуты те страницы романа, где рассказывается о злодеяниях нацистов: затравлен учителем-фашистом Бертольд Опперман, юный член семьи, узником концлагеря становится Густав Опперман, изведавший на себе в полной мере методы террористического режима. Но роман пронизан не только жертвенностью. Даже для такой конформистской семьи, какой были Опперманы, встала беспощадная альтернатива - или жить, борясь, или бессмысленно погибнуть. Фашизм становится им ненавистен не только потому, что антисемитская политика поставила их вне закона, но и потому, что он попрал нравственность, право, понятие о долге человека, о добре и зле. И они избирают борьбу, которая не может обойтись без жертв. Фейхтвангер приходит к выводу, что только действия, а не слова могут остановить и уничтожить фашизм, а с ним - и антисемитизм.

Именно эта мысль становится основной в заключительном произведении трилогии - в романе "Изгнание". События происходят в Париже, где сосредоточилась до войны значительная часть немецкой эмиграции, в том числе большое количество евреев, покинувших родину из-за нацистских преследований. Один из них - антифашистский журналист Беньямин похищен и брошен в гестаповский застенок, что привело к усилению борьбы ряда эмигрантов против фашизма. В данном случае Фейхтвангер не замыкается еврейской средой. Борьбу за освобождение Беньямина возглавили журналист немец Зепп Траутвейн и непутевая, но оказавшаяся в трудную минуту верной подругой Беньямина его жена немка Ильза. Им удалось вырвать Беньямина из рук фашистов, которые отпустили узника на волю, руководствуясь какими-то темными тактическими соображениями. Небольшая победа достигнута, но участникам борьбы становится ясно, что только преодолев внутренние противоречия и склоки в эмигрантской среде, объединившись, можно достичь успеха. Освобождение Беньямина - это только начало, впереди ждут новые схватки, будут новые многочисленные жертвы.

В этой связи перед Фейхтвангером встал кардинальный вопрос: кто сможет остановить фашизм, с кем связать свои надежды на спасение Европы, европейского еврейства? Именно в этом плане следует несколько остановиться на его публицистической книжке "Москва. 1937". Книга представляет собой панегирик (славословие) в адрес советского социализма и лично Сталина, за что через 50 лет Фейхтвангеру был брошен резкий упрек. Как он мог, будучи в СССР в злопамятном 1937 году, видя, что в нем творится, и даже присутствуя на судебном процессе, приговорившем к расстрелу группу видных большевиков, воздавать хвалу их палачу? Но к этому времени Фейхтвангер разочаровался в желании и способности западных демократий остановить фашизм. Он пришел к выводу, подкрепленному трагическим опытом Испании, что это по силам только Советскому Союзу. Отсюда и его позиция.

Более того, на написание книжки его вдохновило тогдашнее положение советских евреев. Он пишет по этому поводу: своим отношением к евреям Советский Союз "создал себе миллионы трудолюбивых способных граждан, фанатически преданных режиму". "Единодушие, с которым евреи, встречавшиеся мне, подчеркивали свое полное согласие с новым государственным строем, было трогательным. Раньше их бойкотировали, преследовали... теперь он (еврей. - Б.К.) - крестьянин, рабочий, интеллигент, солдат, полный благодарности новому порядку". Звучит фантастически, но ведь это было. Надо же было растерять все это, без всякой нужды перейти после великой победы над фашизмом к политике государственного антисемитизма! Илья Эренбург в своих воспоминаниях приводит реплику академика Лии Соломоновны Штерн о том, что победители зачастую захватывают в качестве важнейшего трофея и используют идеологию побежденных.

Холокоста, катастрофы еврейского народа в 1939-1945 годах, избежать не удалось.

Фейхтвангер в это время, а потом и до конца жизни жил в Соединенных Штатах. С великой болью пережил он трагедию своего народа, как и трагедию немецкого народа, заведенного Гитлером в тупик. Но он был историческим оптимистом, не переставал верить в Разум, в то, что евреи, создав свое государство, войдут правомерно в единую семью народов, что будут преодолены, казалось бы, непреодолимые религиозные противоречия, что евреи других цивилизованных стран внесут свой вклад, порожденный их талантом, их гением, в национальную культуру этих стран, а также в общечеловеческую культуру.

Это предощущение выдающегося писателя обрело соответствующую литературную форму - отразилось, в частности, в его замечательном романе "Испанская баллада", в котором описана поэтическая любовь испанского короля Альфонсо и красавицы еврейки Ракели. Фейхтвангер применил в данном случае традиционный прием единения любовью еврейки с человеком другой национальности, что строго запрещалось Талмудом. Достаточно вспомнить Ревекку из "Айвенго" Вальтера Скотта, Сарру из пьесы А.П.Чехова "Иванов". До счастливого конца это не доводило, но попытка прорвать силой любви национальную изоляцию, достичь прекрасной общности - это было более чем благородно в творчестве названных и других авторов. Фейхтвангер в полной мере воплотил этот замысел в "Испанской балладе".

Наряду с рассказом о главных героях романа параллельно ведется повествование о том, как министр финансов, еврей Ибн Эзра, и испанец, каноник Родригес, боролись за то, чтобы не вспыхивали новые и заканчивались старые войны. То есть своим романом Фейхтвангер, повествуя об испанском средневековье, ратовал за воплощение актуальнейшей в наши дни идеи всеобщего мира.

Это был поистине выдающийся писатель, составивший гордость немецкого и еврейского народов, сделавший много важного и полезного во имя гуманизма и демократии, внесший огромный и достойный вклад в мировую культуру и наряду с этим - в решение национальных проблем мирового еврейства.


Содержание номера Архив Главная страница