Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #3(210), 2 февраля 1999

Александр СИРОТИН (Нью-Йорк)

АКТУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

КОНКУРЕНТНАЯ БОРЬБА МЕЖДУ СТАЛЕПРОИЗВОДИТЕЛЯМИ АМЕРИКИ И РОССИИ

Об этом конфликте широкая пресса писала мало, хотя речь идёт о настоящей торгово-экономической войне.

Вот как разъяснил суть конфликта президент Американской Ассоциации производителей стали Томас Дэничек:

- В 1997 году ёмкость американского рынка стали равнялась 105 млн. тонн. В 1998-ом, судя по всему, рынок составит 103 млн. тонн. В 1997 году США импортировали примерно 31 млн. тонн стали. В 1998 году импорт составит около 41 млн. тонн. Наш экспорт в прошлом году равнялся 6 млн. тонн, и приблизительно 5 млн. тонн мы экспортируем в 1998 году. Увеличение импорта и уменьшение экспорта указывают на то, что у нас потребность в стали повышается.

- Американские сталелитейщики обвинили в демпинге прежде всего Японию, Бразилию и Россию. Какова доля импорта стали именно из этих стран?

- По данным на сентябрь, из Японии за первые 9 месяцев 98-го года мы получили 4,6 млн. тонн, из России - 3,8 млн. тонн, из Южной Кореи - 2,6 млн. тонн. Данных по Бразилии у меня нет под рукой.

- Объясните, пожалуйста, чем недовольны американские производители стали и почему, с вашей точки зрения, они возбудили дело против России, Японии и Бразилии по обвинению в ведении конкурентной борьбы нечестными методами?

- Это связано с большим разрывом между себестоимостью производимой в этих странах стали и ценой, по которой эта сталь продаётся на американском рынке. 30 сентября 12 сталелитейных компаний, выступающих от имени половины производителей стали США, и два профсоюза подали в суд на названные страны. Дело касается только листовой стали горячего проката. В августе прошлого года импорт этой стали возрос на 10% по сравнению с июлем, а за год импорт возрос на 78%. Вот причина возбуждения дела.

- Какими методами США намерены бороться с демпинговыми ценами?

- Если иск будет удовлетворён и Комиссия по международной торговле министерства Коммерции США примет решение в пользу американской сталелитейной промышленности, то могут быть повышены таможенные тарифы на ввозимую из стран-нарушителей сталь.

- А кто и как определяет себестоимость, скажем, российской стали и можно ли с полной уверенностью утверждать, что ее продажная цена ниже себестоимости?

- Это дело юристов определить, продаётся ли сталь по демпинговым ценам. Существует два законодательных определения демпинга. Первое основано на международном акте ценовой дискриминации. В акте говорится, что если на рынке какой-либо страны (в данном случае на рынке США) продукция продаётся дешевле, чем на внутреннем рынке страны-экспортёра (в данном случае России) или на рынках других стран, то это указывает на демпинговость цен. Второе определение прямо говорит, что демпингом является продажа экспортируемой продукции по ценам ниже стоимости производства. Процентная разница между ценой производства или ценой продаж на иностранных рынках и ценой продаж на рынке США называется демпинговыми ножницами и является основой для определения демпинга.

- Возможно ли некое обоюдное соглашение сторон?

- Мы выступаем за переговоры, которые приведут к решению, устраивающему и российскую промышленность, и американскую, потому что процедура разбирательства торговых споров очень дорогая и не слишком эффективная.

* * *

На мои вопросы, касающиеся правовой стороны спора, в частности мер воздействия, к которым США имеют право прибегнуть в борьбе с демпинговыми ценами, я попросил ответить вице-президента многопрофильного Американского Института Железа и Стали Барри Солларза, который занимается вопросами экспорта-импорта.

- Есть определённые меры, применяемые к странам-нечленам ВТО (Всемирной торговой организации), таким, как Россия, в отличие от стран, входящих в ВТО. В качестве прецедента вспомним переговоры России с Европейским Союзом о квотировании определённых видов стали, экспортируемых Россией в страны ЕС. Такого рода переговоров не может быть в принципе с Южной Кореей или другими странами, являющимися членами ВТО. Нечленам ВТО, в частности России, страны-члены ВТО могут выставлять условия, ограничивающие их экспорт. Кроме того, Министерство торговли США считает Россию страной, в которой сталелитейная промышленность не является рыночной. Это связано с положением антидемпинговых законов в США.

Для примера достаточно вспомнить совсем недавнее прошлое. В 1996-97 годах против России уже возбуждалось в США дело, связанное с поставками все той же листовой стали горячего проката. Дело закончилось введением квот. Но самое удивительное заключалось в том, что тогда российское правительство само обратилось к Министерству торговли США с настоятельной просьбой рассматривать экономику России как нерыночную в том, что касается производства листовой стали, хотя на самом деле экономика России, по мнению её правительства, рыночная. Эта просьба объяснялась тем, что по американскому антидемпинговому закону только со странами-нечленами ВТО можно прийти к обоюдному согласию во внешнеторговых спорах путём регулирования экспорта квотами. Россия хотела любой ценой сохранить свое присутствие на американском рынке. Она была готова на любые ограничения экспорта стали в США - лишь бы не доводить дело до решения суда, рискуя полностью потерять для себя американский рынок. А такая угроза была вполне реальной, если бы арбитраж признал Россию виновной в демпинговой практике и таможенные тарифы на российскую сталь в США были бы повышены на 150-200%.

- От конфликта позапрошлогоднего вернёмся к новому.

- Американская Комиссия по международной торговле должна определить не только сам факт демпинга, но и степень реальной опасности этого для американской сталелитейной промышленности. Причём, опасность, угроза ущерба ещё не есть ущерб. Но если будет доказано, что такой ущерб уже нанесён, на российских экспортеров стали может быть наложен так называемый "ретроспективный" штраф. Действие его "обратной силы" может распространиться на срок до 90 дней.

Комиссия по внешней торговле рассматривает дело в соответствии с действующими законами США и правилами ВТО. Окончательное решение ожидается в мае 1999 года. Но вполне вероятно, что российская сторона вновь, как и год-два назад, попытается прийти к соглашению раньше. Идут разговоры также о возможности заключения некоего особого двустороннего договора о стали. Это, безусловно, будет выгодно России, которую обвиняют в демпинге многие страны мира, но американский рынок для российских производителей стали особенно важен. Экспорт в США составляет чуть ли не 50% от общего экспорта российской горячепрокатной стали. Кроме того, проигрыш одного судебного дела, касающегося внешней торговли страны, может повлечь за собой проигрыши в будущем с другими видами российской экспортной продукции.

- Почему, на ваш взгляд, одни и те же проблемы с российским стальным экспортом возникают вновь и вновь?

- Дело, как мне кажется, в том, что не только Россия, но и Украина практически утратили контроль над экспортом. У правительств нет единой экспортной стратегии. Из-за финансового кризиса и недостатка твердой валюты производители стали (как и большинство предприятий в других отраслях промышленности) ведут натуральные, бартерные расчёты. В сталелитейной промышленности бартерные сделки покрывают, по некоторым оценкам, до 80% производства стали и ее продажи. Российскую сталь посредники покупают по неслыханно низким ценам, а потому перепродают гораздо дороже. Российские производители при этом не могут даже предугадать, на каком именно рынке будет продана их сталь и по какой цене. Но ответственность за демпинг, если уж возникает такое подозрение, несёт только производитель стали, а не торговый посредник. В демпинге Россию обвиняют не только США, но, например, Индия и Южная Африка. Но американо-российский конфликт привлек такое внимание из-за особой важности американского рынка для России.

- Если говорить уже не о цене российской стали на американском рынке, а о ее качестве - по сравнению с продукцией конкурентов. Насколько значим этот фактор?

- Если вы спрашиваете, является ли вообще российская или украинская сталь такой же высококачественной, как японская или южнокорейская, я отвечу - в общем, нет. Но нам и не требуется от России высококачественная сталь. В Америке российская сталь, в отличие от японской например, вовсе не идёт, скажем, для производства американских автомобилей.

Но вот японские компании в этом году вдруг объявили, что в США оптовые покупатели могут приобретать японскую сталь по ценам, практически аналогичным российским. Поэтому у нас и Японию теперь обвиняют в нарушении антидемпингового закона. Мы понимаем, разумеется, что действия и России, и Японии продиктованы экономическими проблемами в этих странах, хотя и совершенно различными. Но тем не менее Россия до сих пор остаётся ведущим в мире экспортёром стали. Раньше, правда, Россия продавала 50% своей экспортной стали в странах Азии. А сейчас этот рынок рухнул.


Содержание номера Архив Главная страница