Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #3(210), 2 февраля 1999

Виталий РАЕВСКИЙ (Нью-Джерси)

АРИЭЛЬ ШАРОН - КОНСЕРВАТИВНЫЙ ПРАГМАТИК

В начале октября прошлого года, за несколько дней до выезда на саммит в Мэриленде, новый министр иностранных дел Израиля, герой войны Судного дня, слывущий "ястребом", генерал Ариэль Шарон сказал:

- Сейчас мы находимся в процессе достижения мира с палестинцами. И тот, кто пытается отнести меня к "ястребам" израильской политики, категорически отвергающим саму идею мира, глубоко заблуждается: я верю, что этот мир достижим. Но достижим он только в том случае, если обе стороны придут к взаимоприемлемым решениям и будут выполнять взятые на себя обязательства.

Такова была исходная позиция Шарона, с которой он вошел в правительство Нетаниягу и выехал на саммит. После возвращения с саммита Шарон обстоятельно изложил свое видение военно-политического положения, сложившегося в результате мэрилендских соглашений. Прежде всего он указал, что сегодня оба ведущих блока, Ликуд и Авода, согласны передать Палестинской арабской автономии 13% территории Западного берега плюс еще 1% в рамках конечного урегулирования.

- Тогда, - говорит Шарон, - в руках Арафата окажется около 42% территорий... Кроме того, следует помнить, что Арафат получил территории, которые ему не принадлежали и на них никогда не существовало палестинского государства (так же, как и такого народа вообще. - В.Р.). Скажу вам больше: де-факто Арафат уже долгое время контролирует жизнедеятельность 98% палестинского населения.

К востоку от Западного берега, через Иордан, расположено государство Иордания, "большинство населения которого, как говорит Шарон, составляют те же палестинцы (палестинские арабы)". Поэтому Израиль обязан удерживать полосу Западного берега вдоль Иордана в качестве разделительной зоны и коридора, "обеспечивающего транспортную связь Юга и Севера страны".

Шарон разъясняет, почему необходимо полностью контролировать эту разделительно-транспортную полосу:

- При возникновении в Иордании внутреннего кризиса может сложиться ситуация (чего мы, конечно, очень не хотим), которая (без наличия такой полосы) позволит создать арабское палестинское государство с границами от Ирака до пригородов Тель-Авива.

Шарон считает, что по этим причинам Израиль обязан сохранить указанный коридор в рамках любых соглашений. Отвечая на вопросы израильских репортеров, он обратил их внимание на то, что вопреки условиям всех соглашений, Арафат создал регулярную армию (под видом полиции и спецслужб), допустил снабжение населения огромным количеством стрелкового оружия, сумел ввести (по-видимому, используя свои личные вертолеты) запрещенные для ввоза в автономию противотанковые ракетные установки и может в ближайшее время приобрести новейшие зенитные ракеты. Из этого следует, указывает Шарон, что в районе аэропорта следует удерживать под своим контролем гораздо более широкий участок, чтобы в случае конфликтной ситуации "палестинцы" не могли сбивать самолеты с сотнями пассажиров на борту.

Шарону был задан принципиальный вопрос о Норвежских соглашениях.

- Норвежские соглашения из рук вон плохи, - ответил он. - Но когда к власти пришло наше правительство, у нас не оставалось другого выхода, кроме как признать эти плохие соглашения действительными. И тогда мы и поставили перед собой задачу - свести их опасность к минимуму.

- К сожалению, - добавил он, - находятся евреи, которые готовы передать Арафату все территории. Левые постоянно твердят: подумаешь, один процент - велика важность! А я вам объясняю: один процент - это площадь Тель-Авива или Яффо!

Следующий вопрос был о его отношении к возможному провозглашению Арафатом суверенного государства Фалыстин.

- Сейчас, - ответил Шарон, - у Палестинской автономии уже есть свой государственный гимн, свой государственный флаг, свои министры и полный набор силовых структур. То есть де-факто это государство уже существует. Однако совсем другое дело - признать его де-юре. Если палестинское государство действительно станет суверенным, кто помешает ему заключить военно-стратегический союз с Ираком? Или с Ираном? В тот момент, когда ты соглашаешься на создание такого государства, ты, по сути, вручаешь Палестинской автономии право делать все, что угодно. (В том числе и право на свободный ввоз оружия и арабского населения из лагерей беженцев и любых других добровольцев. - В.Р.)

С другой стороны, воспрепятствовать созданию арабского арафатовского государства не представляется возможным, ибо оно поддерживается блоком левых партий внутри Израиля и, вслед за ним, администрацией Клинтона и других стран. Ариэль Шарон нашел выход и из этого тупика. В середине января в интервью французской газете "Монд" он согласился с созданием арабского палестинского государства, но с ограниченным суверенитетом: все отношения этого государства с третьими странами, а также вопросы армии и гражданской авиации должны согласовываться с Израилем.

Шарон не обошел также своим вниманием вопрос о перспективах и роли "русской" репатриации. В конце октября он заявил, что одна из главных задач Израиля - обеспечить репатриацию еще миллиона евреев:

- Да, еще миллион. И глава правительства с этим согласен. И на реализацию этой цели правительство выделит столько денег, сколько потребуется.

На замечание же о том, что среди новых олим много невреев, Шарон ответил:

- Если в Израиль приезжает человек, который ощущает, что у него есть внутренняя, духовная связь с этой страной, честь ему и хвала.

Свое отношение к партии Ликуд и Нетаниягу Шарон выразил недавно на съезде ЦК Ликуда, где призвал партию укреплять единство и сплотиться вокруг своего лидера Нетаниягу.

- Я никогда не покину Ликуд и не хочу быть премьер-министром, - сказал он.

Таким образом, сегодня Ариэль Шарон (как и Биньямин Нетаниягу) отошел от позиции основателей и ветеранов Ликуда, выступавших за образование еврейского государства на всей территории Палестины и категорически возражавших против любого её раздела между евреями и арабами. В отличие от них, Бен-Гурион предлагал принимать реальные на сегодня решения, а не настаивать на идеологических мечтаниях, возможно и достижимых когда-нибудь в будущем, но сегодня не могущих быть реализованными. История сионистского движения доказала правоту Бен-Гуриона, ибо именно благодаря его твердости лидеры палестинского еврейства согласились с решением ООН об образовании еврейского государства Израиль на части Эрец Исраэль (Палестины), и современный Израиль был создан. И в последующем Бен-Гурион неоднократно доказывал правильность политики достижения цели путем поэтапных действий, реальных в каждый данный период. Арафат именно этим методом добился своих сегодняшних успехов.

Ариэль Шарон, встав на позицию прагматического сионизма, призывает поселенцев перестать требовать прекращения любых мирных переговоров с Арафатом, ибо сегодня это невозможно, а вместо этого захватывать каждый возможный холм, создавая таким образом новую географическую и политическую реальность. Именно такой реальностью, которую уже нельзя было игнорировать, и стали в процессе мирных переговоров еврейские поселения, созданные в Иудее и Самарии (Западный берег) и в полосе Газы после Шестидневной войны. Надо отметить, что Ариэль Шарон - один из немногих сегодняшних лидеров Израиля, которого поселенцы могут послушать.


Содержание номера Архив Главная страница