Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #3(210), 2 февраля 1999

Татьяна КОСТИНА (Лондон)

ЛОРДЫ-СУДЬИ РЕШАЮТ СУДЬБУ ПИНОЧЕТА

Открывшийся в Лондоне 18 января суд над Пиночетом обещает стать вехой в британском законодательстве. Его называют величайшим по значению и самым сложным международным делом за всю историю страны. Действительно, обстоятельства дела непросты. С одной стороны, за 17 лет полновластного правления Пиночета от рук его солдат погибло в Чили более 4-х тысяч человек. С другой - жестокий диктатор, свергнув Альенде, избавил Чили от коммунистической опасности, - а при коммунизме жертвы обыкновенно исчисляются не тысячами, но миллионами. Эти нравственные соображения оживленно обсуждаются британской печатью, но они по необходимости вынесены за скобки британской юрисдикцией. Вопрос для нее стоит так: вправе ли Великобритания выдать другой стране - Испании - бывшего главу третьего государства? Дипломатический иммунитет включает в себя пункт о неподсудности судам государства пребывания, - в этом и состоит казуистический вопрос. Осложняет дело и то, что Пиночет, приехав с частным визитом (для лечения), был принят в Лондоне как почетный гость Министерством иностранных дел. О возможности судебного преследования он предуведомлен не был, - ведь и прежде, после того как он сложил с себя бразды правления, он бывал в Великобритании и свободно возвращался на родину.

Документ, возбуждавший дело о выдаче Пиночета, был направлен в Великобританию из Мадрида судьей Балтасаром Гарсоном. В нем бывший диктатор обвиняется в "геноциде" против испанцев в Чили. Сразу же было отмечено, что эта формулировка ставит всё дело под сомнение. Каковы бы ни были преступления Пиночета, расовый или национальный мотивы в них отсутствовали, - об этом говорят факты, с этим скрепя сердце соглашаются и злейшие враги бывшего диктатора.

Вчера судья Гарсон прибыл в Лондон и присутствовал в палате лордов при открытии нового слушания дела Пиночета в комиссии из 7-ми лордов-судей. Началось заседание обращением к комиссии королевского адвоката Алуна Джоунса. Он призвал лордов-судей подтвердить решение предыдущей комиссии, которая в октябре прошлого года постановила выдать Пиночета Испании, - с тем, чтобы тот предстал в Мадриде перед судом по обвинению "в применении пыток, похищении людей, и действиях, направленных к их убийству".

Предыдущая комиссия состояла из 5-ти лордов-судей - и 3-мя голосами против 2-х постановила выдать Пиночета Испании. Однако в декабре 1998 года сама же и аннулировала свое решение. Обнаружилось, что один из членов комиссии, именно лорд Хофман, является председателем благотворительного отдела Международной амнистии. Отмена решения не была выпадом против этой организации, борющейся за права человека во всем мире. Решение теряло силу просто потому, что комиссия оказалась не вполне беспристрастной, то есть не в равной мере взяла в рассмотрение все стороны дела, - ведь Международная амнистия, сколь бы ни были благородны ее цели, по самой своей сути представляет только одну сторону - сторону преследуемых. В октябре 1998 года представители Международной амнистии выступали перед лордами-судьями, требуя выдачи Пиночета. Лорд Хофман, голосуя за выдачу Пиночета, руководствовался сведениями, доставленными ему этой организацией, а свою причастность к Международной амнистии от коллег по суду скрыл. Понятно, что апелляция Пиночета возымела силу. Пересмотр дела поручен другим лордам-судьям, работающим под председательством лорда Брауна-Уилкинсона.

В своей вступительной речи королевский адвокат Алун Джоунс подчеркнул, что требование о выдаче генерала Пиночета "не является изолированным требованием какого-то одного суда". В ноябре оно было утверждено национальной судебной палатой Испании, и в настоящее время исходит от правительства Испании. Оно, по словам Джоунса, "не было и не является неуместной попыткой вмешательства в дела другой страны", но имеет под собою требования испанских граждан, чьи родственники "пропали" в Чили в годы правления Пиночета. Всего пострадавших испанцев насчитывается более 50-ти. Среди других жертв - граждане Аргентины, Парагвая, Уругвая, Боливии, Португалии, Франции, Италии и Соединенных Штатов. (Чилийцев, составляющих большинство в списке жертв режима Пиночета, королевский адвокат в своей речи не упомянул.) Некоторые из преступлений были совершены, притом не только в Чили, еще до захвата Пиночетом власти в 1973 году, - а поскольку он не был тогда главой правительства, то на него и не распространяется дипломатический иммунитет. Пытки применялись самые свирепые, изощренные и издевательские, физические мучения сопровождались нравственными, и делалось это не только для вырывания сведений, но и в целях запугивания. Джоунс отметил, что за последние два месяца характер дела изменился, поскольку министр внутренних дел Великобритании Джек Стро подтвердил необходимость продолжить разбирательство с указанием обвинений против Пиночета, подпадающих под действие британского законодательства. Наконец, королевский адвокат заявил, что дело палаты лордов сводится лишь к тому, чтобы решить вопрос о дипломатической неприкосновенности генерала Пиночета как бывшего главы правительства, и что лордам-судьям незачем брать в расчет ни вопрос о вмешательстве во внутренние дела Чили, ни отношение к обвинениям против Пиночета со стороны чилийского законодательства.

Начало нового слушания дела Пиночета, которое может затянуться на 2 недели, сопровождалось в Лондоне двумя демонстрациями чилийцев: за и против выдачи бывшего диктатора. Сторонники выдачи приводят доводы, близкие к доводам судебных инстанций, противники (среди них и специально приехавшие из Чили) говорят о том, что Пиночет спас страну от коммунизма, что 75% чилийцев не хотят суда над Пиночетом, а также о необходимости национального примирения.

Сам Пиночет убежден в своей невиновности - и готов, по его словам, отвечать за каждый свой шаг перед Богом и отечеством. О приезде в Лондон, где в октябре ему была сделана хирургическая операция, он не жалеет. Живет он в арендованном дорогом имении под домашним арестом, читает книги по военной истории (в частности, о своем любимом герое Наполеоне), а для суда подготовил все свои декреты 70-ых годов, в которых запрещает применение пыток. В одном из последних интервью он сказал между прочим, что покоряется своей судьбе и готов умереть в Англии. Эти слова вызвали гнев у его жены Люсии Хариарт, заявившей, что тем самым Пиночет оставляет семью с чудовищными судебными издержками на руках, а вместе с тем всё, что у них есть, - это его государственная пенсия. В связи с этим вспомнили, что еще покойный Альенде называл Пиночета подкаблучником.


Содержание номера Архив Главная страница