Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #3(210), 2 февраля 1999

Сай ФРУМКИН (Лос-Анджелес)

ЧЕМ БОЛЬШЕ НАКАЗАНИЙ, ТЕМ МЕНЬШЕ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

За несколько дней перед Рождеством в газете New York Times появилась статья с интригующе длинным заголовком, вынесенным на титульную страницу: "В Нью-Йорке количество убийств в 1998

году ниже уровня 1964 года и в 3 раза меньше, чем в 1990 году. Эксперты относят это за счет улучшения работы полиции, изменения демографической ситуации и снижения потребления наркотиков". Новости действительно замечательные: в Нью-Йорке уровень преступности по таким главным категориям, как кража, вооруженное нападение, насилие, автоугон, воровство и преступления в метро, резко снизился. А убийств сейчас совершается меньше, чем 35 лет назад, в относительно спокойные 60-е: приблизительно 600 убийств в 1998 году, что в 3 раза меньше, чем в 1990 году, когда было зарегистрировано 2262 убийства.

Однако New York Times обращает внимание читателей на то, что мнения ученых-криминологов относительно причин таких положительных сдвигов разделились. В то время как одни приписывают это улучшение интенсификации деятельности правоохранительных органов, другие называют совсем другие причины, а именно: расцвет экономики, демографические изменения, снижение потребления наркотиков.

Комиссар нью-йоркской полиции Говард Сапфир отметает все эти сомнения. Он считает, что главная причина - это переход от эпохи так называемых "благожелательных полицейских" к периоду возврата к "суровым полицейским". Его точка зрения подтверждается тем, что происходит в соседних городах, где уровень преступности неуклонно растет, ибо преступники предпочитают держаться подальше от "суровых" нью-йоркских полицейских.

Я полностью согласен с господином Сапфиром. Мне вообще непонятно, откуда взялись эти расхождения во мнениях относительно причин снижения преступности в Нью-Йорке. Правонарушители совершают свои преступления на улицах, а не в тюрьмах (за исключением единичных случаев, да и то только против других преступников). Отсюда следует непреложный вывод: чем меньше преступников на улицах, тем меньше преступлений. Вывод этот ярко иллюстрируется статистическими данными, приведенными New York Times: в то время как в 1964 году в Нью-Йорке было арестовано 93 627 человек, в 1998 году было арестовано 396 237, причем среднесуточная наполняемость нью-йоркских городских тюрем возросла с 10 848 заключенных в 1964 году до 18 тыс. в 1998 году. В тюрьмах штата это различие еще более резкое: среднесуточная наполняемость скакнула с 9 439 заключенных в 1964 году до 69 тыс. в 1998 году. А за рассматриваемый период население Нью-Йорка немного уменьшилось, а число полицейских увеличилось - с 28 тыс. до 40 тыс.

Итак, очень многих правонарушителей лишили возможности нападать, грабить, убивать, калечить, насиловать и все такое прочее. Их посадили за решетку только потому, что полицейских стало намного больше, чем 35 лет тому назад, и потому, что судам дали возможность выносить больше обвинительных приговоров.

Я вижу, как вас одолевает зевота. Подумаешь, скажете вы, открыли Америку! Всем известно, что по всей стране уровень преступности понизился, может и не так резко, как в Нью-Йорке. Ну и что? Вы ведь от этого себя лично в большей безопасности не чувствуете, правда? Наша Америка по-прежнему криминальная страна с высоким уровнем преступности по сравнению с более цивилизованными и законопослушными европейцами, правильно?

На этот ваш вопрос я отвечу, используя поразительную информацию из весьма представительного источника - Бюро статистики преступлений Министерства юстиции США. Эта информация была опубликована в сентябрьском выпуске Wall Street Journal. Я настоятельно предлагаю вам ознакомиться с нижеприведенными данными, прежде чем вы примете решение покинуть нашу страну - обитель насилия и криминала и переехать в пасторально спокойную Скандинавию или Голландию. Число краж в Голландии на 84% выше, чем в США. Англия и Уэльс перегнали нас по кражам на 30%, Канада - на 12%, Швеция - на 35% и Австралия - на 40%. Эти процентные соотношения сохраняются и в других категориях преступлений, за исключением убийств. Только Франция и Швейцария могут похвастаться меньшим уровнем преступности, чем у нас, да и то разница очень несущественная.

Очень интересна динамика сравнительных показателей во времени - за последние 15 лет, то есть именно за тот период, который рассматривается в статье о спаде преступности в Нью-Йорке. В Англии, например, в 1981 году показатель автомобильных краж был вполовину меньше нашего, а в 1995 году - на 45% больше. Нападений в 1981 году совершалось немного больше, чем у нас, а вот краж - вдвое меньше, тогда как в 1995 году и нападений, и краж стало вдвое больше, чем в США.

Что произошло? Почему у нас уровень преступности падает, а у них растет?

Ответ на этот вопрос довольно прост. В 1960-х и 1970-х годах уровень преступности в Америке резко подскочил вверх. В каждой категории совершалось большое количество преступлений, но они оставались безнаказанными, так как обвинительных приговоров становилось все меньше. Зная, что шансы попасть в тюрьму и отбыть там полный срок наказания минимальные, преступники делали то, что им удавалось лучше всего - совершали преступления. В течение последнего десятилетия эта тенденция изменилась в обратную сторону. Вероятность угодить в тюрьму в Америке стала весьма реальной, тогда как в Англии и в остальных европейских странах эта вероятность постоянно снижается. Отсюда и вывод: наш уровень преступности падает, а их растет.

И под конец - еще несколько примеров удивительной статистики. Пожалуйста, окажите любезность, посмотрите на них, они понадобятся вам, когда кто-то начнет вас убеждать (а это наверняка будет кто-то, кого никогда не грабили, не насиловали и чьих друзей никогда не убивали), что у нас слишком много тюрем, слишком много заключенных и что у нас варварская система наказаний. Вот тогда-то вы приведете эти цифры и спросите у добренького "радетеля", простое ли это совпадение. Взял я эти данные тоже из Бюро статистики Министерства юстиции. Вот они: в национальном масштабе, начиная с 1993 года, вероятность заключения в тюрьму за убийство увеличилась на 53%, число убийств сократилось на 30%; вероятность заключения в тюрьму за изнасилование увеличилась на 12%, число изнасилований сократилось на 14%; вероятность заключения в тюрьму за разбой увеличилась на 28%, число разбойничьих нападений сократилось на 29%; вероятность заключения в тюрьму за кражи со взломом увеличилась на 14%, число краж сократилось на 18%.

Совпадение? Я думаю, нет.


Содержание номера Архив Главная страница