Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" №2(209), 19 января 1999

Александр ЛАЗАРЕВ (Нью-Йорк)

СЕНАТ СУДИТ ПРЕЗИДЕНТА

Второй раз в истории Сенат судит президента, но впервые - избранного президента. Эндрю Джонсон, которого судили в 1868 году, не был избран президентом. Он был вице-президентом и занял высший пост после убийства Авраама Линкольна. Таким образом, Билл Клинтон стал в истории первым избранным президентом, которого судит Сенат по статьям импичмента, предъявленным ему Палатой представителей. Президент Клинтон мечтал войти в историю. И он вошел. Правда, не так, как хотел, но винить ему, кроме самого себя, некого.

Клинтона погубила ложь, точнее - пристрастие ко лжи. Сенатор Боб Керри, однопартиец президента, назвал его однажды в журнальном интервью "гениальным лжецом". "Курил, но не затягивался", - ответил Клинтон на вопрос, курил ли он марихуану. Это классическая клинтоновская ложь. Так губернатор Арканзаса ответил во время президентской избирательной кампании 1992 года, полностью построенной на лжи. Ложью было утверждение об экономическом застое: после рецессии 1991 года уже в первом квартале 92-го года начался экономический подъем, а в четвертом рост валового национального продукта превысил 4%. Ложью было утверждение (перед телекамерами - рука об руку с женой), что он никогда не был в близких отношениях с Дженнифер Флауэрс. Ложью было обещание снизить налогообложение среднего класса. Ложью было обещание о реформе вэлфера (реформа состоялась только благодаря победе республиканцев на выборах в Конгресс в 1994 году)... И если бы не ложь, не было бы импичмента в Палате представителей и суда в Сенате.

Лживости Клинтона не надо удивляться. Лжецом он стал еще в детские годы. Отчим бил мать, часто доставалось и ему, пасынку. Не хотелось говорить правду, отвечая на расспросы школьных приятелей. Привык говорить неправду отчиму. Затем уж и матери. Понял, что ложь помогает, выручает, дает возможность выходить сухим из воды. И сколько раз ложь его действительно выручала! Одна лишь история о том, как Клинтон избежал службы в армии, должна была убедить его самого, что ложь - во спасение. Вот так и получила страна самого лживого в своей истории президента. "Гениального лжеца"!

Будучи по образованию юристом, Клинтон не мог не знать, что дача ложных показаний под присягой - одно из тягчайших преступлений для юриста. Вне зависимости от того, с чем связана ложь: то ли это ложь об убийстве, то ли о шпионаже, то ли о любовной интрижке. Уличенный в клятвопреступлении юрист немедленно лишается ассоциацией коллег права на юридическую практику. Зная все это, президент все-таки решился лгать под присягой. Не потому ли, что ложь всегда сходила ему с рук?..

В последнее время каждый из нас слышал неоднократно: "Все политики - лжецы!" Я категорически не согласен с любыми заявлениями в отношении "всех". От этого "все" веет дремучим невежеством, дикостью, тупостью, нежеланием думать, неумением соображать. Конечно же, не все политики - лжецы! И каждый из нас легко, думаю, назовет политиков, которых невозможно даже заподозрить во лжи. Правда, профессия политика требует умения идти на компромисс, отступать с занимаемой позиции, соглашаться с тем, что тебе не нравится. Но все это не имеет никакого отношения ко лжи. И это во-первых. Во-вторых, ложь, данная под присягой, это не просто ложь. Наверное, на прямой вопрос Хиллари о Монике Левински президент ответил так, как обычно отвечают мужья в подобных случаях: "Ничего у меня с ней не было". Но после того как президент положил руку на Библию, он не имел права отвечать подобным образом. Если он не хотел говорить правду, то мог воспользоваться Пятой поправкой к Конституции, позволяющей не отвечать на вопрос, если ответ может быть использован против отвечающего.

Беда Клинтона-политика не только в том, что он рос и вырос лжецом и ложь всегда выручала его. Дитя своего времени, Клинтон-политик всегда и во всем руководствовался опросами общественного мнения. Меньше всего он руководствовался в политической жизни взглядами, принципами. Осенью 1993 года опросы общественного мнения показывали, что большинство американцев не согласно с социалистической реформой системы здравоохранения, выработанной усилиями Хиллари Клинтон, и президент даже не решился представить детище супруги на обсуждение Конгресса. Спустя 3 года опросы общественного мнения показывали, что большинство американцев поддерживает принятый Конгрессом законопроект о реформе вэлфера, и президент поставил под ним свою подпись. А ведь он лично был за реформу системы здравоохранения и против реформы системы вэлфера. Но в том и другом случае президент руководствовался исключительно результатами опросов общественного мнения.

Нет ничего необычного в том, что политики - от президента и ниже - прислушиваются к опросам. Однако Клинтон - первый в истории президент, для которого результат опроса есть главное руководство к действию. В его случае принципы просто-напросто мешают работе. Принципы не нужны. Взгляды ни к чему. Позиция необязательна. Требуются мастера по проведению опросов общественного мнения. И вот в течение всего прошлого года и уже в этом году опросы свидетельствуют о популярности Клинтона. Политику президента одобряют 60, 62, 65% американцев. Этот показатель для него важнее всего остального.

Но всегда ли большинство право? Приведу только два примера, когда - как показала затем история - большинство ошибалось.

С осени 1939 года, когда началась Вторая мировой война, и до атаки японцев на Перл-Харбор 7 декабря 1941 года, большинство - 70%! - американцев выступало против вступления США в войну. Кто скажет сегодня, что они были правы?

Пример более свежий - из 1982 и 1983 года, когда весь Запад, в том числе и Соединенные Штаты, бушевал, протестуя против развертывания в Западной Европе американских крылатых ракет. Я помню гигантскую - более миллиона участников - демонстрацию в нью-йоркском Центральном парке. Да что там демонстрация!.. Опрос Института Гэллапа свидетельствовал: 72% американцев выступают против новых американских ракет в Европе. Однако президент Рейган руководствовался не результатами опросов общественного мнения. Он отдал приказ о развертывании ракет в ФРГ. В знак протеста Советы покинули переговоры о разоружении в Женеве, и вскоре Рейган объявил о создании противоракетной системы обороны с элементами космического базирования... Решительность Рейгана ускорила крушение "империи зла" и развал Советского Союза. А если бы он прислушивался к опросам общественного мнения?

Сенат, который судит Клинтона по двум статьям импичмента, не сомневается в вине президента - вне зависимости от опросов. Среди 100 сенаторов нет ни одного, который бы оправдывал ложь президента под присягой. Иное дело, что не все сенаторы считают такое преступление достаточным для отстранения президента от власти. Среди них бытует мнение, что Клинтона можно оставить в Белом доме, но с "выговором" или каким-нибудь другим наказанием. Есть сенаторы, в принципе сомневающиеся в целесообразности изгнания президента, если он не совершил чего-то чудовищного, к примеру, предательства, измены своей стране.

- Существует институт президентства, и нам следует думать о том, как сохранить его, - считает сенатор-демократ Дэниел Патрик Мойнихэн.

Если, думает он, Клинтона изгнать, то это будет ударом не столько лично по Клинтону, сколько по посту, который он занимает.

Позиция Мойнихэна имеет историческую аналогию. В 1868 году президента-демократа Джонсона спас от импичмента сенатор-республиканец Эдмунд Росс. Сенатор ненавидел президента, едва ли не всегда голосовал против вносимых им в Конгресс предложений. Однако когда дело дошло до голосования по импичменту, Росс голосовал против, и Сенату не хватило одного голоса для отстранения президента от власти.

Росс так объяснял свою позицию: Конституция разделила власть на исполнительную (Белый дом), законодательную (Конгресс) и судебную (Верховный суд), и если Конгресс изгонит президента из Белого дома, то тем самым будет нарушено равновесие, предусмотренное Конституцией, - усилится власть Конгресса.

Мойнихэн придерживается, судя по всему, того же мнения, и с ним согласятся, наверное, многие коллеги.

Я предсказывал на страницах журнала "Вестник", что Палата представителей сочтет президента Клинтона виновным по одной (или больше) статье импичмента. Я мог ошибиться в прогнозе, но... сам президент сделал все возможное, чтобы быть осужденным. После ноябрьских выборов в Конгресс он проявил очередное неуважение к Палате представителей, интерпретировав результаты выборов примерно так: а теперь мне сам черт не страшен!.. А что если теперь Клинтон проявит неуважение и к Сенату?

Именно поэтому я и не спешу с прогнозами. Хотя большинство сенаторов вряд ли склонно выдворять президента из Белого дома, Клинтон может совершить нечто такое, что заставит сенаторов изменить свое отношение к его импичменту.

Суд в Сенате продолжается.


Содержание номера Архив Главная страница