Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" #2(209), 19 января 1999

ПИСЬМА В РЕДАКЦИЮ

ДЕЛО ВОЗБУЖДЕНО ПРОКУРАТУРОЙ, ЗАКРЫТО ГОСБЕЗОПАСНОСТЬЮ

30 декабря 1998 года Российская Национальная служба новостей сообщила по Интернету, что следственной службой Упр. ФСБ по г. Москве было прекращено уголовное дело, возбуждённое прокуратурой г. Москвы "по признакам преступлений, предусмотренных ч.1 ст.280 УК РФ ("публичные призывы к насильственному изменению конституционного строя"). Против кого же дело? Фамилии названы: Макашов, Лимонов, Терехов, Анпилов. Как сказано, они "были допрошены в рамках уголовного дела". Люди известные, и взгляды их тоже известны. Да они и не думают скрывать свои взгляды: выступают на митингах, дают интервью, печатаются. У них сложилась определённая политическая репутация. Не будем здесь касаться их взглядов, это отдельный разговор. В данном случае удивительно вот что: прокуратура, "око государево", усматривает в этих взглядах состав серьёзного преступления, а приглашённые следствием эксперты, "специалисты Академии наук", никакого преступления тут не находят!

Не моё дело разбирать "а эксперты кто", да имеет ли право следователь (заметим, на стадии предварительного следствия) вот так просто взять да и закрыть дело. Это компетенция опять-таки прокуратуры. Мне теперь интересно узнать, что именно говорилось на конкретно упомянутых митингах 3 и 4 октября в Москве и 7 октября в Самаре. Это должно быть технически нетрудно, так как всё полностью записано на видеокассетах, которые следователь (не названный) предъявил экспертам. И, поскольку в этом никакого состава преступления не обнаружено, можно излагать эти взгляды, ничем не рискуя, чтобы всем было известно доподлинно, что говорят упомянутые политики.

По горькой иронии судьбы, в том же выпуске новостей сообщается, что исполнилось 40 дней со дня убийства Галины Старовойтовой. Можно сказать, ещё кровь не остыла... Симптоматично - убийство Старовойтовой и это вот прекращение дела именно госбезопасностью, от которой полагается ожидать, скорее, гражданского негодования по отношению к позиции Макашова и др. Ан нет, всё как раз наоборот. И убийство не раскрыто. И все догадываются - почему.

И ещё раз судьба криво усмехнулась с иронией. В декабрьском номере газеты "Совершенно секретно" за 1998 год полковник В.Стрелецкий, как сказано, руководитель отдела "П" службы безопасности президента России (наверное, "П" и значит "президент"?) высказывает следующее интересное мнение: "Истерия вокруг неумных (всего лишь. - В.Ф.) высказываний генерала Макашова... и убийство Старовойтовой - это всё звенья одной цепи". Вот так. От комментариев воздержусь, ибо язык мой немеет.

С уважением,
В.Френкель (Йоханнесбург, ЮАР)


"НАШИ" В РОССИЙСКОЙ АРМИИ

Кто такой Михаил Бергман? Он никогда не командовал военным округом, как Якир, не был генералом армии, как Крейзер, не стал дважды Героем, как Смушкевич, Драгунский или Вайнруб, не заседал в Думе, как Рохлин. Ну, имеет звание полковника и награжден тремя орденами. Так полковников и трижды орденоносцев в России хоть пруд пруди. Ну, был два срока комендантом чернобыльской зоны и передозировался радиацией, да так, что еле выжил благодаря пяти полным переливаниям крови. Так не он один. Ну, пошел безоружным на автомат озверевшего дезертира и уговорил его сдаться. Так были и до него отважные люди. Ну, сыграл, наконец, видную роль в ликвидации Приднестровского конфликта. Так мало ли среди нас миротворцев.

Почему же его имя не сходит со страниц газет и журналов многих стран, как навеки вошедшего в анналы истории российских вооруженных сил, и служит предметом восторженного обсуждения в гарнизонах, казармах, офицерских собраниях, на полевых учениях и дружеских вечеринках?

Для того чтобы ответить на этот непростой вопрос, вернемся на некоторое время назад. Все началось в 1995 году, накануне выборов российского президента. В это время Бергман служил комендантом Тираспольского гарнизона и был непосредственным подчиненным командующего 14-й армией, дислоцированной на территории бывшей Молдавской ССР, всем теперь хорошо известного генерала Александра Лебедя. Между ними сложились весьма неплохие взаимоотношения. Этого было достаточно, чтобы попасть под подозрение к министру обороны Павлу Грачеву, на дух не выносившему своего бывшего однокашника по Рязанскому воздушно-десантному училищу, хорошо знавшему ему цену и ни от кого этого не скрывающего.

Но главная "вина" Бергмана была не в этом. Обеспокоенное растущей популярностью Лебедя ельцинское окружение, с подачи Грачева, прислало персонально к полковнику двух заместителей министра обороны для сбора компромата на "мятежного" генерала. Это были Константин Кобец, попавший впоследствии под арест за хищения и использование служебного положения в личных целях, и Сергей Здориков. Прибыв в Тирасполь на специально выделенном Грачевым самолете и встретившись в тот же день с Бергманом, высокопоставленные генералы не мудрствуя лукаво поставили перед ним вопрос ребром: "Сдашь нам Лебедя - станешь генералом и комендантом Москвы, откажется - вылетишь из армии. Так давай, что там на него есть: торговля оружием, любовница, пьянки, порочащие связи?" Ошарашенный этой беспрецедентной наглостью, Бергман заявил следующее: "Александр Иванович - честный человек, порочащих его честь и достоинство фактов не знаю". Получив от ворот поворот, представители центра убрались восвояси. Но высказанные ими угрозы не оказались пустым звуком. Приказ об увольнении не заставил себя ждать - Грачев строптивых не терпел. Но Бергман, к удивлению многих, не покорился, не согласился стать "мальчиком для битья", подал в суд на министра обороны и после длительной и изнурительной волокиты сумел доказать свою правоту.

Случай не просто редкий, а из ряда вон выходящий. При этом нельзя не отметить, что справедливое решение, принятое военным судьей полковником Николаем Тумановым, оказалось для последнего роковым. Через 3 дня после постановления суда об отмене приказа министра он был снят с должности и уволен из армии. Казалось, добытая с таким трудом и с такими жертвами справедливость восторжествует. Но не тут-то было.

В мае 1998 года между первым и вторым турами выборов красноярского губернатора история повторяется. Начальник контрразведки группы российских войск в Приднестровье Н.Воронин в "задушевной" беседе с Бергманом, проведенной явно по чьей-то указке, предложил ему вновь выложить негативные факты на своего бывшего командарма. Не услышав желаемого, представитель органов пообещал Бергману сделать из него агента израильского Моссада. Свое обещание он выполнил с помощью грубо сфабрикованных документов. На их основе пришедший на смену Лебедю ставленник Грачева генерал Валерий Евневич в выходной день (3 мая) подписывает представление на увольнение Бергмана из армии. 4 мая (тоже выходной) новый министр обороны маршал Сергеев подписывает приказ об очередном увольнении полковника. Завидная оперативность - ничего не скажешь. И вновь Бергману приходится доказывать свою невиновность.

А тут срабатывает еще одна "мина замедленного действия". Незадолго до этих событий Бергман выступил на Кишиневском телевидении в передаче "Мужской разговор" и поведал потрясенным зрителям о том, что тот самый Евневич ведет секретные переговоры в Сирии о незаконной продаже находящегося в его распоряжении оружия. Этого деляги в военной форме также стерпеть не могли. Для дезавуации Бергмана принимаются решительные меры. Его иск министерству неоднократно отклоняется. В Тирасполе проходят 3 (!) судебных заседания. В конце концов "Фемида" в погонах, стоящая перед выбором - соблюдать законность или защищать интересы своего руководства, приняла решение в пользу Бергмана. Но его противники не успокаиваются и подают апелляцию в военный суд самой высокой инстанции. Но и этот суд выносит постановление: "Бергмана в должности немедленно восстановить". Так полковник во второй раз выиграл у министра. Выиграть-то выиграл, но не победил. Несмотря на все решения суда, он до сих пор к работе не допущен.

Газеты, отдавая дань мужеству и упорству полковника, сравнивают его с Давидом, одолевшим Голиафа, легендарным Трумпфельдорфом, другими славными именами из истории моего народа. А у меня почему-то его образ ассоциируется с другим полковником, одним из руководителей обороны Брестской крепости, Фоминым, расстрелянным немцами за принадлежность к еврейской нации по доносу своих товарищей по оружию.

Газеты возмущены поведением Минобороны России, не выполняющим решения "третьей власти". А меня мучает вопрос: "Нужно ли честному, порядочному и мужественному офицеру находиться среди липовых героев, трусов, ворюг и дачестроителей, разрушающих изнутри некогда "несокрушимую и легендарную"?" Да и случай с Бергманом далеко не единственный. Так Министерство обороны упорно не выполняет решение судебных органов о восстановлении в правах незаконно репрессированного виднейшего военного разведчика Анатолия Гуревича. Бергман, Гуревич... Симптоматично, не правда ли? "Макашовы" сидят не в одной лишь Думе.

Описывая мытарства полковника Бергмана, я не могу не назвать имена военных судей, проявивших, невзирая ни на что, смелость и принципиальность при рассмотрении его последнего дела. Это полковники юстиции Лымарь и Гуторов. Так что в Российской армии порядочные люди полностью не перевелись.

Не должен пройти мимо внимания читателей и такой интересный факт. Во время последних событий, по указанию заместителя Евневича по воспитательной работе среди военнослужащих Приднестровской группы войск, был проведен анонимный опрос об их отношении к Бергману. Он принес обескуражившие начальство результаты - 97% опрошенных офицеров и прапорщиков высказались в поддержку своего бывшего коменданта. Но об этом в Москву не доложили.

И, наконец, последнее. Было бы, наверное, неплохо, чтобы проживающие в США наши уважаемые ветераны подали свой весомый голос в защиту своего несправедливо преследуемого коллеги. В России, к сожалению, так уж издавна повелось, что к чужому мнению отношение всегда было более чуткое, чем к мнению своих собственных граждан.

С уважением,
Гарри ЛЮБАРСКИЙ (Чикаго)


"ЛЮДИ И СУДЬБЫ"

Недавно, совершенно случайно ко мне попала книга Семена Золотарева, выпущенная в 1998 году издательством "Вестник", - "Люди и Судьбы". На обложке книги автор написал: "Ветеранам Второй мировой войны, труженикам тыла, узникам фашистских концлагерей и гетто, живым и павшим посвящается". Посвящение ко многому обязывает, поскольку ее основными читателями должны быть именно те, кому она посвящается, то есть непосредственные участники событий тех трагических и незабываемых дней и ночей.

Этот весьма объемный труд - почти полтысячи страниц - содержит краткое вступление, предисловие и состоит из трех основных частей: "Бойцы вспоминают минувшие дни...", "Говорят свидетели катастрофы" и "Судьба" - повести и рассказы автора.

Прежде чем изложить свое, непосредственного участника той войны, весьма положительное отношение к книге, не могу не выразить восхищения энтузиазмом, настойчивостью и трудолюбием автора. Ведь надо было не только найти, но и "разговорить" ветеранов - теперешних жителей Балтимора и его окрестностей...

В предисловии к книге справедливо замечено, что те из нас, кто остался в живых, могут считать себя счастливыми... Особенно это относится к евреям, которые уничтожались фашистами в первую очередь. Сейчас, когда прошло много лет, можно в полной мере оценить тот подвиг, который совершили участники войны.

Примем на веру утверждение автора о том, что "только 3% воинов 1920-24 годов рождения и чуть больше солдат и офицеров других возрастов остались живы..." Думаю, это трудно поддается точному расчету. Но ни у кого не может вызывать сомнения, что очень многие наши ровесники (1923-24 гг. рожд.) не дожили до Победы. Знаю это не по газетам и рассказам знакомых, а из личного опыта.

Я родился в конце 1923 года, но меня, еще несовершеннолетнего, в начале июля 1941 года забрали в армию. И, слава Богу, пройдя войну, вернулся... Хотя и не совсем "целым". У меня сохранилась архивная госпитальная справка: "Сквозное пулевое ранение левой верхней половины грудной клетки". Разве это не счастье, пережить все это и достичь 75-летнего возраста? Поэтому для меня эта книга особенно ценна.

Книга иллюстрирована множеством фотографий ветеранов войны, немало снимков военных лет, приведены списки участников боев за Москву, Сталинград, битвы на Курской дуге, боев за Берлин. Всего в книге около 150 публикаций о ветеранах, рассказов!

Несмотря на то, что большая часть книги представляется "коллективным трудом", авторство Семена Золотарева не только как "составителя", но и как литературного редактора бесспорно.

Думаю, не ошибусь, если напишу: выход этой книги можно считать событием! И весьма похвально, что его осуществило авторитетное и высокопрофессиональное издательство "Вестник", известное не только одноименным журналом. Думаю, что оно порадует нас еще не одним выпуском подобных книг!

С уважением,
Владимир Свец (Нью-Йорк)


ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ УБИЙЦА СЛЕДОВ НЕ ОСТАВЛЯЕТ

В "Вестнике" #22 за 1998 год В.Люлечник опубликовал письмо по поводу моей статьи "Почему Тухачевский вернулся в Россию?", напечатанной в 20-ом номере журнала.

В своём письме В.Люлечник указывает, что "источниковедческая база публикации довольно бедна, а приводимые факты подчас просто недостоверны.... Уже не знаю, откуда Е.Макаровский взял, что из 1200 делегатов съезда только 100 человек проголосовали за Сталина?.."

Дело в том, что из многих советских публикаций известно, что общее число делегатов 17-го съезда - 1961 человек. Однако, как на то указывает Антонов-Овсеенко, делегатов с правом решающего голоса было только 1227 человек ("Сталин без маски", М., 1990 г., с. 233). Именно для них было поставлено 13 урн. Одна урна для 100 человек.

Далее В.Люлечник утверждает, что "против Сталина проголосовало несколько более 200 человек. Это доказано проведенными расследованиями комиссией, возглавляемой Шатуновской".

Комиссией Шатуновской установлено, что против Сталина проголосовало 292 человека (там же, с.137). Плюс-минус почти в 100 человек, разница, конечно, небольшая. Но откуда взялась всё-таки эта цифра?

Вот тут-то Антонов-Овсеенко и обращает "...внимание читателя на серьёзные упущения в работе счётной комиссии 17-го съезда. В её материалах отсутствуют обычные сведения о количестве выданных и обнаруженных в урнах бюллетеней, общем их числе" (там же, сс.137-138).

Исходя из сведений, изложенных Антоновым-Овсеенко, можно предположить: ко дню голосования было отпечатано большое количество лишних бланков-мандатов, но их было недостаточно, чтобы покрыть все мандаты, в которых было вычеркнуто имя Сталина. Недоставало 292-х лишних мандатов! Вот откуда взялась эта цифра!

Но Сталин знал своих врагов поимённо. Из 1961 делегата 17-го съезда, по одним данным, было расстреляно 1108, по другим - 1100 человек, и прежде всего из числа голосовавших.

В.Люлечник с этим не согласен. Он пишет: "Здесь что ни фраза, то несуразица.... И делегаты сами не вписывали фамилии. Задача делегата состояла в том, чтобы вычеркнуть или оставить фамилию того или иного кандидата".

Вот что пишет по этому поводу личный секретарь Сталина Борис Бажанов: "Прошёл 13 съезд, и Товстуха энергично занимается следующим полутёмным делом.... Больше всего интересует Товстуху (т.е. Сталина. - Е.М.), кто из делегатов в своих избирательных бюллетенях вычеркнул фамилию Сталина. Если б он её только вычеркнул, его имя осталось бы покрытым анониматом. Но, вычеркнув, он должен был написать другую фамилию, и это даёт данные о его почерке. Сравнивая этот почерк с почерками делегатов по их анкетам, заполненным их рукой, Товстуха и чекистский графолог устанавливают, кто голосовал против Сталина и, следовательно, его скрытый враг, но и кто голосовал против Зиновьева, и кто против Троцкого, и кто против Бухарина. Всё это для Сталина важно и будет учтено. А в особенности, кто скрытый враг Сталина" ("Воспоминания бывшего секретаря Сталина". - Франция, 1980 г., сс.128-129).

Так было на 13-ом и 14-ом съездах партии, на которых Бажанов присутствовал лично, и нет никаких данных о том, что процедура выборов в высшие органы власти была изменена при жизни Сталина.

Далее В.Люлечник пишет: "...Л.Норд, видимо, неизвестно было, что звание маршала Тухачевскому было присвоено одновременно с Буденным, Блюхером, Ворошиловым, Егоровым. Так что всё вышесказанное просто не соответствует действительности".

Сестра жены Тухачевского и жена его личного адъютанта и друга - Лидия Норд слишком близко была связана с Тухачевским и его окружением, чтобы не знать, что 22 сентября 1935 года "...был объявлен и список первых советских маршалов - Ворошилова, Блюхера, Буденного и Егорова... Тухачевского среди них не было.... Я уже не помню - появилось ли через день или два сообщение в газете, что "звание маршала Советского Союза дано пяти командармам и пятым из них является Заместитель Наркома Обороны М.Н.Тухачевский", но только знаю, что до этого Тухачевский провёл бессонную ночь, шагал до утра взад-вперёд по своему кабинету..... С той ночи Михаил Николаевич очень изменился внутренне... Я уверена, что до него дошли слухи о том, что фамилия его в списке маршалов была вычеркнута жирной линией синего карандаша... что этот карандаш принадлежал Сталину..." (Л.Норд. "Маршал М.Н.Тухачевский". - П., 1978 г., сс.122-123).

У меня нет никаких оснований не верить непосредственной участнице всех этих событий, чьи данные ещё никем не были опровергнуты.

Много неясного в моей статье для В.Люлечника: "Даже со смертью Фрунзе, Кирова ещё много неясностей. Все эти вещи документально не подтверждены".

Дело в том, что матёрый преступник обычно не оставляет следов своего преступления. Если взять, к примеру, Фрунзе, то Антонов-Овсеенко в книге "Сталин без маски" пишет: "Осенью 1920 года Фрунзе дал согласие командовать Южным фронтом при одном условии - убрать из РВС Сталина. Ленин условия принял". А Сталин никогда ничего никому не прощал. И тайну смерти Фрунзе Пильняку раскрыл Агранов, а тот назвал истинного убийцу в своей "Повести погашенной луны" - за что оба и расстреляны.

К этому надо добавить, что пока был жив Фрунзе, вес Сталина в Политбюро никак не мог быть выше веса Куйбышева.

С уважением,
Ефим Макаровский (Калифорния)


Содержание номера Архив Главная страница