Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" ╬1(208), 5 Января 1999

Александр СИРОТИН (Нью-Йорк)

АКТУАЛЬНЫЙ КОММЕНТАРИЙ

В ПРЕДДВЕРИИ СУДЕБНЫХ СЛУШАНИЙ В СЕНАТЕ

O сложившейся накануне судебных слушаний в Сенате ситуации и о том, как могут развиваться события, высказывают своё мнение американские политологи.

Вот что сказал президент вашингтонского Центра изучения этики в политике Майкл Крамерти:

- Очень трудно предсказать, что будет, потому что жизнь опровергает предсказания. Многие были уверены, что до импичмента не дойдёт. Но дошло. Предсказывали, что будет достигнут компромисс до слушаний в Сенате, но надежды на это не оправдались. Кто мог предсказать, что конгрессмен Ливингстон откажется от спикерства и вообще уйдёт из Конгресса? И кто ещё полгода назад мог представить себе, что подаст в отставку Гингрич? Политика, даже американская, совершенно непредсказуема. Поэтому сегодня я даже не рискну с полной уверенностью предсказывать, что Сенат не наберет большинства голосов для увольнения Клинтона с поста президента. Такое маловероятно, но... кто знает, сколько демократов могут изменить мнение и проголосовать за импичмент. Тогда президентом станет Ал Гор, что для Демократической партии в чём-то ещё лучше. Могу лишь сказать, что страна явно устала от затянувшегося политического кризиса в Вашингтоне. Чем скорее Сенат закончит процедуру, тем лучше. Какое бы решение ни было принято. Но я не думаю, что компромисс между республиканским большинством и демократическим меньшинством может быть достигнут до суда в Сенате. Голосование неминуемо. Что касается порицания, то здесь разногласия слишком велики. Клинтон явно не согласится с жёсткими формулировками, не признает, что лгал под присягой, а без такого признания республиканцы вряд ли согласятся на порицание. Я не вижу иного пути, кроме как продолжения конституционного процесса, то есть судебных слушаний в Сенате с вызовом свидетелей - будь то Моника Левински или Кеннет Старр - и с последующим голосованием. Я вижу, что президент Клинтон настроен по-боевому: он хочет, чтобы дело дошло до голосования в Сенате, потому что верит: будет оправдан и сумеет реабилитировать себя. Для меня совершенно очевидно, что этические позиции республиканцев гораздо твёрже.

- Почему?

- Просто потому, что сейчас более 150 американцев отбывают судебное наказание за лжесвидетельство в суде присяжных. Конгресс признал, что президент лжесвидетельствовал под присягой. Конституция не допускает двойного стандарта по отношению к президенту и к рядовым гражданам. Если президент уйдёт от ответственности, это явится нарушением конституции. Но наказанием может быть не обязательно увольнение президента, может быть и порицание в самых строгих формулировках. Но во взгляде на порицание я не понимаю позиции либерального крыла Демократической партии. После того как в течение двух дней они с трибуны Палаты представителей признавали, что президент действительно лгал, то есть, извините, "вводил в заблуждение" и правительство, и Конгресс, и суд, и всю страну, и свою семью, они явились в Белый дом и приветствовали президента. Мне это кажется нелогичным.

А вот мнение бывшего сотрудника администрации президента Никсона и бывшего экономического советника президента Рейгана Мартина Эндерсона, ныне сотрудника Гуверовского института при Станфордском университете:

- Прежде всего президент обвинён в таком преступлении, как лжесвидетельство в суде. Конгресс посчитал, что этому есть достаточно свидетельств. Сенат призван разобраться в этом и, главное, определить, достаточно ли это серьёзное преступление, чтобы за него снять президента с его поста. Вот вокруг чего, видимо, будут вестись споры в Сенате. В Конституции США сказано, что президент может быть снят со своего поста за предательство, взяточничество и другие тяжкие преступления. Сенату предстоит решить, является ли ложь под присягой в суде присяжных меньшим злом, чем взяточничество. Многие, и я в том числе, считают, что ложь под присягой хуже взяточничества. Если конституция предписывает снятие президента за взяточничество, то его можно снять и за ложные показания в суде, за то, что, поклявшись говорить правду, только правду, он заведомо лгал. Этот вопрос должны решить присяжные заседатели - то есть сенаторы, вопрос, действительно ли Клинтон лгал, и действительно ли это достаточно тяжкое преступление. В судебной практике США ложные показания перед судом присяжных - более тяжкое преступление, чем взяточничество и подкуп.

- А чем вы объясните, что рейтинг президента после решения Конгресса о его импичменте стал ещё выше? И чем объяснить, что большинство американцев - за то, чтобы Клинтон продолжал исполнять свои обязанности?

- Результаты опросов общественного мнения показывают, что большинство одобряет то, как президент работает. Почему? Потому что экономическое положение в стране хорошее. А раз так, то и президент хороший. Но эти же люди, по данным тех же опросов общественного мнения, порицают президента за его поведение в семье, за ложь. И они говорят, что не слишком верят словам президента. Проще говоря, американцы считают, что Клинтон хороший политик и руководитель, но аморальный тип. А раз так, пусть не позорит себя и уходит в отставку.

- Как вы думаете, чем закончится голосование в Сенате?

- Если демократы займут чисто партийную позицию и будут голосовать не по совести, а по партийной установке, если решат, что ложные показания в суде не есть тяжкое преступление, то Клинтон будет оправдан. И тогда станет ясно, хотим ли мы, чтобы нами управлял король, который считает, что королям закон не писан, или же мы хотим, чтобы нами управлял избранный нами президент, с которым мы все равны перед законом.

- А что произойдёт после того, как Сенат не проголосует за отставку президента?

- Если более одной трети сенаторов признают Клинтона невиновным, дело будет закрыто и Билл Клинтон вернётся к исполнению своих президентских обязанностей. А после этого политики займутся подготовкой к президентским выборам 2000 года.

МАССОВЫЕ УВОЛЬНЕНИЯ РАБОЧИХ В США

В США сразу несколько крупных компаний объявили об увольнении рабочих. Так при объединении нефтяных корпораций Exxon и Mobil будут уволены 9 тысяч рабочих, а авиастроительный завод Boeing объявил, что намерен уволить 48 тысяч рабочих. Сотнями увольняют сотрудников инвестиционные компании, банки, автомобильные заводы...

По признанию руководства американских компаний намечаемые увольнения связаны с экономическим кризисом в Азии и сокращением заказов из-за границы. Но рабочим, которых увольняют, не легче от этого объяснения. Что их ждет? Об этом я попросил рассказать профессора Джорджтаунского университета, доктора наук Дугласа МакКейба.

- Я думаю, произойдёт следующее: будут выработаны договорённости по выплатам компенсаций подлежащим увольнению. Один вид договорённостей касается не членов профсоюза, другой - членов профсоюза. Как правило, большего добиваются профсоюзы. Об увольнении могут предупредить работника за неделю или две, за месяц, за полгода или за год. Государство в этот процесс не вмешивается. Крупные компании, такие, как Boeing, или Exxon, или Mobil, предлагают ряд услуг для увольняемых, в частности курсы по обучению другим профессиям, на которые есть спрос на рынке труда. Все понимают, что увольнение экономически и психологически болезненно для человека, но с этим ничего не поделаешь: потеря работы - неотъемлемая часть рыночной экономики. Американцы знают, что никто не гарантирует им пожизненную работу. Даже если работник высочайшей квалификации и огромного опыта - экономические обстоятельства могут заставить руководство компании уволить и его. Но никто из уволенных не остаётся без средств к существованию. Все, кто проработал в Америке хотя бы 26 недель на одном месте, получают пособие по безработице. Оно может составлять в среднем 70% от зарплаты (в разных штатах по-разному). Это пособие человек может получать целый год, но в это время он обязан усиленно искать работу или овладевать новой специальностью. Если не удаётся найти работу в течение года, пособие по безработице больше не выплачивается, и тогда безработный ходатайствует о предоставлении государственной помощи по бедности - вэлфера. Но если речь идёт о квалифицированных рабочих, а именно таких подавляющее большинство в компании Boeing, то они очень редко доводят дело до вэлфера. Тем более, что сейчас в американской семье, как правило, двое работающих - муж и жена. И если один из них уволен, семья какое-то время может жить на зарплату одного работника. Почти каждый американец хоть раз в жизни терял работу. Какой-то период были трудности: приходилось сокращать расходы, жить в кредит, задерживать выплаты за обучение детей, за покупку товаров, даже продавать с потерей денег дом или квартиру, а то и просто бросать их и переезжать в другой город, где есть шанс найти работу. Но через несколько недель или месяцев люди вновь находят работу, и жизнь восстанавливается. У рыночной экономики есть свои минусы, но есть и свои плюсы: в одном месте рабочие места сокращают, в другом открывают. Сегодня в США безработица остаётся на очень низком уровне, и в национальном масштабе 48, 57 или 60 тысяч новых временно безработных картины почти не меняют, тем более что общее экономическое положение в стране очень хорошее.

В ПОСЛЕДНЕЙ АКЦИИ ПРОТИВ ИРАКА ПОБЕДИТЕЛЕЙ НЕТ...

Так считает один из ведущих американских специалистов по проблемам Ближнего Востока, научный сотрудник вашингтонского Центра стратегических и международных исследований Энтони Кордисмен.

- Мистер Кордисмен, Ирак и некоторые другие страны требуют отставки главы комиссии ООН по разоружению Ирака Ричарда Батлера. Пожертвуют ли США и ООН Батлером ради продолжения работы комиссии?

- Проблема не в Батлере. Начиная с июля 1997 года, Ирак чинил комиссии столько препятствий, что никто не смог бы проводить инспекцию эффективно. В новых капризах Саддама Хусейна нет ничего нового. С 1991 года не проходило трёх месяцев, чтобы Саддам не лгал о своих ядерных, химических или биологических запасах и чтобы не вмешивался в работу комиссии. Ложь нагромождалась одна на другую. И находятся страны, даже среди постоянных членов Совета Безопасности ООН, которые потакают этой лжи. В таких условиях не важно кто стоит во главе комиссии - Батлер или другой, всё равно её работа парализована. Предложение пойти на компромисс с Саддамом и создать менее требовательную комиссию, выдвинутое Францией, приведёт только к замалчиванию того факта, что Ирак нарушает международные соглашения о нераспространении ядерного оружия. К сожалению, мир уже закрыл глаза на опубликованный летом очень тревожный доклад МАГАТЭ (Международного агентства по контролю за атомной энергией), в котором говорится, что не обнаружены новые свидетельства ядерных разработок в Ираке. Но это не означает, что Ирак отказался от ядерного оружия. Это означает, что оно хорошо спрятано. Ирак продолжает развивать свои ядерные программы, и потребуются годы инспектирования и проверок, дабы убедиться, что Ирак действительно не стремится к приобретению ядерного оружия. Поэтому я считаю требование ряда стран, включая некоторых постоянных членов Совета Безопасности ООН, о прекращении комиссией ядерной инспекции, так как ядерное оружие в Ираке не найдено, безответственным. К сожалению, не могу сказать, что мы что-то выиграли в результате воздушного удара по военно-стратегическим объектам Ирака. В этой операции победителей нет. Даже при том, что военные в основном выполнили поставленную перед ними задачу, политическая реакция на совместные англо-американские действия свели успехи военных на нет. Но и Саддам Хусейн, хотя он и говорит о своей моральной победе, проиграл: угроза новых конфронтаций и новых бомбежек осталась, санкции вряд ли будут отменены и в Ирак не потекут нефтедоллары. Большую опасность представляет поддержка, какую оказывают Ираку Россия и Франция. Благодаря этой поддержке Ирак сможет продолжить ядерные разработки. Опасаясь того, что Ирак наращивает ядерное оружие, в гонку ядерных вооружений все активнее включаются такие страны региона, как Иран и Израиль, Сирия и Пакистан. Учитывая нынешний уровень распространения ядерного оружия в регионе, трудно назвать победителя в последней антииракской кампании.

ПРАВИТЕЛЬСТВЕННЫЙ КРИЗИС В ИЗРАИЛЕ (ВЗГЛЯД ИЗ АМЕРИКИ)

- Оказал ли какое-либо влияние на правительственный кризис в Израиле импичмент в США и англо-американский удар по Ираку?

На этот вопрос отвечает редактор журнала Middle East Journal и сотрудник вашингтонского Института ближневосточных исследований Майкл Дани:

- Кризис возник много раньше, до слушаний в Конгрессе США об импичменте и до бомбардировок Ирака. Скорее, можно говорить о влиянии соглашения, подписанного в США Арафатом и Нетаниягу при посредничестве Клинтона о передаче палестинцам дополнительной части контролируемых Израилем территорий.

А в целом к кризису правительства Нетаниягу привело то, как премьер-министр вёл мирный процесс и то, что в последний год правительственная коалиция в Израиле была очень шаткой. Не думаю, что вирус импичмента распространился на Иерусалим. Израильская внутренняя политика всегда носила вполне самостоятельный характер, и американское влияние было ограниченным. Бомбёжки Ирака внесли дополнительное беспокойство в жизнь израильтян, которые стали запасаться противогазами, но и это не повлияло на положение правительства Нетаниягу.

- Как из Америки видится будущее правительство Израиля?

- Очень трудно предсказать исход израильских выборов. Думается, что на этот раз большую роль будут играть центристы, которые разбавят доминирующие партии - Рабочую и Ликуд. Если на пост премьер-министра будут претендовать не два кандидата, как бывало раньше, а три или четыре, - трудно предсказать, кто может победить. Не исключено также, что недовольство курсом Нетаниягу внутри его собственной партии Ликуд, вынудит его уступить место партийного лидера кому-то другому ещё до выборов. Так что кандидатом от Ликуда может оказаться не Нетаниягу. Политическое прогнозирование расстановки сил в Израиле затруднено ещё и тем, что это будет только второй раз, когда выборы премьер-министра в Израиле проводятся прямым голосованием. Во всяком случае, по результатам опросов общественного мнения Нетаниягу отстаёт от всех своих основных соперников.


Содержание номера Архив Главная страница