Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" ╬1(208), 5 Января 1999

Александр ЛОКТЕВ (Москва)

КОНСТРУКТОР ЗЕНИТНЫХ АВТОМАТОВ

Передо мной фотография, сделанная на смотре отечественной артиллерии в июне 1935 года на подмосковном полигоне, в районе города Софрино. Образцы пушек демонстрировались руководителям партии, правительства, армии. На фотографии можно разглядеть Сталина, Молотова, Ворошилова, Гамарника, Тухачевского. Лица двух последних удалось немного отмыть от чернильных клякс: совсем в духе времени моя мама ставила кляксы на очередных разоблаченных "врагах народа". Слава Богу, она вскоре оставила это занятие, ибо в противном случае фотография была бы буквально залита чернилами. На переднем плане, в нижнем ряду, среди присевших на корточки работников артиллерийского завода #8 (г.Калининград Московской обл.), второй слева - мой отец, Лев Абрамович Локтев, в будущем - выдающийся конструктор артиллерийского оружия. Здесь ему неполных 27 лет. Я смотрю на его улыбающееся молодое лицо. Сколько же в нем боевого задора, сколько уверенности в завтрашнем светлом будущем. Сколько одухотворенности и какого-то внутреннего света!

Л.А.Локтев родился 25 августа (по новому стилю) 1908 года в Киеве, в бедной многодетной семье, где он был младшим. Всего же детей было пятеро - три брата и две сестры. В 1924 году Лева закончил общеобразовательную школу и поступил в ФЗУ (фабрично-заводское училище) - школу-завод им. Ратманского, где одновременно работал токарем и учился. После окончания ФЗУ он поступил в Киевский политехнический институт (КПИ), где проучился всего год. Из КПИ его в составе группы студентов направили по путевке комсомола на военно-механическое отделение Ленинградского машиностроительного института (ЛМИ): стране нужны были конструкторы артиллерийских систем. В 1933 году Лев Локтев окончил институт и защитил дипломный проект, работая конструктором на заводе #8 в подмосковном Калининграде. Первые выпуски артиллеристов были весьма удачными. Многие, учившиеся в ЛМИ, вскоре стали ведущими специалистами и руководителями в оборонной промышленности: будущий министр вооружения Д.Устинов, его заместитель В.Рябиков, М.Олевский, Н.Носовский и многие другие.

С момента появления на заводе #8 начинается активная трудовая деятельность Л.Локтева в области создания образцов артиллерийского вооружения. Вот что пишет в своих воспоминаниях главный инженер крупнейшего в стране артиллерийского завода #92 (в Горьком) М.Олевский, окончивший то же отделение Ленинградского военно-механического института (так стал называться ЛМИ) двумя годами позже и тоже начавший свой трудовой путь на заводе им. М.И.Калинина (1936-40): "В среде вооруженцев того времени кадры нашего завода - "восьмерочники" (как нас называли) котировались очень высоко. Это была "академия" для молодых специалистов, которых бросали с первого дня прихода на завод в самую гущу забот и проблем цеха. Там, вместе со старшими специалистами, за короткий срок - два-три года - они овладевали качествами организаторов и знаниями тонкостей технологии артиллерийского производства. Многие работники завода, выдвинутые в эти годы на руководящие посты, были в возрасте 28-33 лет".

В этой "академии" Л.Локтев проработает последовательно на должностях конструктора, инженера-конструктора, заместителя начальника цеха, начальника отделения цеха, старшего инженера-конструктора, заместителя главного конструктора и главного конструктора (после смерти главного конструктора М.Логинова в 1940 году). Как вспоминал М.Олевский, благодаря своим глубоким теоретическим знаниям, большому трудолюбию и настойчивости Л.Локтев очень скоро стал выделяться среди своих сверстников. Именно его М.Логинов делает вскоре своим заместителем, и в периоды частых болезней М.Логинова (у него был туберкулез, от которого он умер молодым) Л.Локтев выполнял обязанности главного конструктора. Л.Локтев, уже будучи заместителем главного конструктора, а потом и главным конструктором, оставался очень доступным. Не было дня, чтобы он не приходил в цех. Цеховикам не надо было за ним бегать. Стремительная карьера не изменила манеру поведения Льва Абрамовича.

Дома отец о работе ничего не рассказывал. Однако же с некоторых пор стали появляться открытые публикации о разработках, в которых он принимал участие и как непосредственный разработчик, и как руководитель. Впрочем, для него эти два рода деятельности были практически неразделимы.

Первая, случайно обнаруженная отцом публикация относится к 1949 году. "Советские конструкторы В.Г.Грабин, Ф.Ф.Петров... М.Н.Логинов, Л.А.Локтев и многие другие дали весьма совершенные образцы артиллерийского вооружения". ("Новаторы русского флота", Военное издательство МВ СССР, 1949 г.)

Спустя 15 лет работы Л.А.Локтева были оценены в фундаментальном труде "История отечественной артиллерии" (том 3, кн. 8, М.-Л., 1964 г.): "К началу 1933 года проблема создания малокалиберной зенитной артиллерии (МЗА) не была решена... Первых творческих успехов добился коллектив конструкторов под руководством инженера Л.А.Локтева. В 1939 году он создал 37-мм автоматическую зенитную пушку, которая вскоре была принята на вооружение под названием: 37-мм зенитная пушка образца 1939 г. Эта пушка обладала высокой боевой скорострельностью и позволяла вести огонь как очередями, так и непрерывным огнем, что значительно повысило эффективность зенитной стрельбы. Она явилась мощным средством борьбы против авиации противника, действующей на высотах до 2,5-3,0 км".

Затем появились публикации в юбилейном сборнике "50 лет Вооруженных сил СССР" (Воениздат МО СССР, Москва, 1968 г.) и многих других: "Замечательный вклад в дело оснащения Вооруженных Сил высококачественным оружием и боевой техникой внесли ученые-теоретики и конструкторы танков, самолетов, артиллерии, стрелкового оружия и боевых судов: ...А.А.Благонравов... В.Г.Грабин... В.А.Дегтярев, ...Н.Л.Духов... И.И.Иванов, С.В.Ильюшин... С.П.Королев... Л.А.Локтев... и другие".

Привожу цитату из статьи "Конструктор зенитных автоматов" (журнал "Техника и вооружение", #8, 1978 г.): "При активном участии и под руководством Л.А.Локтева в предвоенные годы создаются 37-мм образца 1939 г. и 25-мм образца 1940 г. автоматические зенитные пушки, 37-мм и 45-мм палубные зенитные автоматы, 37-мм спаренная палубная и 37-мм башенная автоматические зенитные установки - весьма эффективные средства борьбы с низколетящими самолетами противника. Все эти орудия были приняты на вооружение Красной Армии и Военно-Морского флота. По своим тактико-техническим данным, надежности, живучести, простоте устройства, удобству обслуживания и эксплуатации эти зенитные автоматы не уступали аналогичному вооружению других государств".

Автоматические зенитные пушки, созданные под руководством Л.А.Локтева, сыграли важную роль во время Великой Отечественной войны в защите от ударов с воздуха таких важных промышленных центров, как Москва, Ленинград, Баку. Они применялись при обороне Одессы, Сталинграда, Тулы и других городов.

Личный пример Л.А.Локтева, его энергия, трудолюбие, умение работать с людьми, зажигать в них творческий огонь давали прекрасные результаты. Будучи главным конструктором, он неустанно заботился о воспитании кадров, передавал свой богатый инженерный и производственный опыт. Л.А.Локтев стал создателем школы конструкторов, многие его ученики успешно трудятся в конструкторских бюро и научно-исследовательских институтах".

В октябре 1941 года завод #8 был эвакуирован в Свердловск и Пермь. Одним из последних эшелонов Л.Локтев отбывает в Пермь и до декабря 1942 года работает там заместителем главного конструктора. Здесь, в Перми, были разработаны положения, которые легли в основу новой автоматической 57-мм пушки комплекса С-60.

Возвратившись с заводом в Калининград, отец проработал там главным конструктором до июля 1943 года. Однако завод начинал ориентироваться на ракетную технику, а Л.Локтев ни о чем, кроме артиллерии, и слышать не хотел. Эта его нацеленность и привела к тому, что он распрощался с престижной должностью и в июле 1943 года был переведен руководством МВ СССР в ЦАКБ на должность начальника отдела.

ЦАКБ - Центральное артиллерийское конструкторское бюро - так вначале назывался НИИ-58, где директором и главным конструктором был В.Грабин, перебазировавшийся с коллективом в подмосковный Калининград (теперь - Королев) с горьковского завода #92 в 1942 году.

Здесь у отца появилась реальная возможность, вопреки сопротивлению многих, работать над упомянутой выше автоматической зенитной пушкой - новым словом в отечественной и мировой артиллерийской технике. Пушка вышла на славу. По большинству параметров она превосходила зарубежные аналоги. Это был завтрашний день артиллерии.

С этой зениткой связана одна драматическая ситуация. Уже после принятия пушки на вооружение, во время боевых действий в Корее, где пушка показывала себя с самой лучшей стороны, вдруг пошли отказы. В качестве первоочередной меры были арестована и посажена в тюрьму вся верхушка ГАУ (Главное артиллерийское управление) и - замнаркома И.Мирзаханов. Л.Локтев готовился к худшему. Я помню его бессонные ночи, когда он вышагивал из угла в угол комнаты, не в силах заснуть. Сколько исшагал он километров!

Однако указание Сталина ("конструкторов не брать!") спасло моего отца от тяжкой участи. Последовала длительная командировка на завод-изготовитель в Красноярск для выяснения причины отказов. После продолжительных поисков проблема была обнаружена. Можно сказать, случайно, ибо оказалась результатом невероятной безалаберности: без ведома разработчика завод-изготовитель необоснованно заменил материал пружины, которая вследствие этого перестала выдерживать нагрузки. Убежден, что эта история, занявшая в моем рассказе всего несколько строк, отняла у отца не один год его и без того недолгой жизни. Выпустили из полугодового заключения и И.Мирзаханова, который вышел на волю развалиной и вскоре умер. За создание пушки С-60 Л.Локтев в числе других был в 1950 году удостоен звания лауреата Сталинской премии первой степени. Это была его третья Сталинская премия: две другие он получил в 1941 и 1943 годах за создание 37-мм и 25-мм зенитных пушек.

Вслед за комплексом С-60 на его основе была разработана и принята на вооружение самая мощная в мире серийная зенитная самоходная установка ЗСУ-57-2 (с двумя стволами 57-мм зенитки в варианте С-68). Ее часто можно было видеть на парадах военной техники на Красной площади. Отец всегда смотрел эти парады по телевизору и, когда эта установка проходила по площади, потирал руки и с гордостью произносил: "А вот и "спарка!"

В 1959 году по воле очередного "верного ленинца" Н.С.Хрущева работы по артиллерии в стране были свернуты, причем так круто, что была уничтожена сама конструкторская и технологическая документация. Я узнал об этом в начале семидесятых годов, когда отцу, уже вышешему на пенсию и серьезно болевшему, предлагали стать научным консультантом в Горьком, где пытались возродить артиллерию. В этих условиях, не видя перспективы, часть коллектива НИИ-58 вместе с Л.Локтевым перешла в июне 1959 года в ОКБ-10 НИИ-88, которое возглавлял артиллерист Е.Чарнко. Здесь Л.Локтев принял активное участие в работе, инициированной С.Королевым. Он обратился к Е.Чарнко с просьбой взять на себя отработку подводного старта с использованием жидкостной ракеты Р-11Ф. Первый этап отработки - старт со всплывшей подводной лодки был к этому времени завершен под руководством заместителя С.Королева А.Абрамова. У С.Королева были сомнения в технической возможности именно подводного старта, но продвижение американцев в этом направлении заставляло задуматься.

Работы завершились тремя успешными подводными пусками на Белом море в районе Северодвинска. Представители ВМФ были удовлетворены, а по результатам испытаний в ОКБ-10 был составлен отчет. С.Королев высоко оценил эту работу, откровенно признавшись Е.Чарнко, что в успех ее верил слабо.

Так в 1959 году экспериментально была доказана техническая возможность старта ракеты с большой глубины, выработаны рекомендации для осуществления такого старта, откорректирована конструкторская документация. А вскоре Е.Чарнко и его заместитель А.Галкин были вызваны в ЦК КПСС, где коллективу ОКБ-10 предложили перебазироваться в Миасс для развертывания серийных работ. Е.Чарнко, перенесший к этому времени инфаркт, от этого предложения отказался, считая, что работы могут быть проведены в Калининграде. Вслед за Е.Чарнко ехать в Миасс отказался и весь коллектив.

Весьма высоко оценивал эту работу директор НИИ-88 А.Спиридонов, собиравшийся выдвинуть ее на соискание Ленинской премии. Однако отказ ОКБ-10 от предложения, исходящего из аппарата ЦК, привел к наказанию "строптивого" коллектива: заслуженных наград не последовало. А в скором времени ОКБ-10 было переведено на предприятие С.Королева под начало его заместителя И.Садовского, занимавшегося разработкой твердотопливных ракет. Там Л.Локтев проработал до ухода на пенсию в декабре 1969 года.

Он ушел из жизни, не дожив до 73-х лет. На Ваганьковском кладбище стоит скромный, но необычный памятник: в черный гранит вделано смотрящее в небо дуло 57-мм зенитной пушки. На камне - профиль и надпись:

Выдающийся конструктор
артиллерийского оружия
Локтев Лев Абрамович
1908 - 1981

25 августа 1998 года ему исполнилось бы 90 лет.


Содержание номера Архив Главная страница