Содержание номера Архив Главная страница

[an error occurred while processing this directive]

"Вестник" ╬1(208), 1 Января 1999

Яков КОТЛИКОВ (Нью-Йорк)

РОССИЯ: ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КРИЗИС

Экономическое и политическое положение, сложившееся в России в конце 1998 года, справедливо характеризуется как глубоко кризисное. Анализ причин, следствий и возможных путей решения российских проблем является в настоящее время одной из центральных тем многочисленных саммитов государственных деятелей, оценок и прогнозов экспертов и мировой печати. В рамках данной статьи мы попытаемся рассмотреть только экономический аспект сложившейся ситуации. Ныне она выглядит исключительно тяжелой, а перспективы ее преодоления весьма неопределенными.

НЕУТЕШИТЕЛЬНЫЕ ИТОГИ

Спад производства во второй половине 1998 года приобрел обвальный характер. Производственные мощности используются едва ли наполовину. Отсюда невиданные ранее масштабы безработицы. По официальным данным, сейчас не менее 25% работоспособного населения не имеют постоянного источника дохода. Значительная часть безработицы носит скрытый характер. Сельское хозяйство не в состоянии обеспечить страну продовольствием. В этом году сбор зерна составил 55 млн. тонн, а потребность в нем порядка 80-85 млн. тонн. Угроза голода вполне реальна, особенно в труднодоступных районах Севера, Северо-Востока, Западной и Восточной Сибири. Успокоительные заявления официальных лиц не опираются на реальные возможности обеспечения населения продовольствием.

Экономическая ситуация сейчас столь плоха, что не может быть и речи о долговременной экономической программе. Дай бог, как говорится, решить текущие проблемы. А они не терпят отлагательства. В результате непродуманных действий по прекращению платежей зарубежным банкам и инвесторам резко сократился импорт продовольствия. В сентябре, например, месячный импорт продовольствия сократился в 6,6 раза. Между тем в крупных российских городах не менее 50% потребности в продовольственных товарах покрывается за счет импорта. Трудное положение и с топливными ресурсами. Осенью этого года запасы топлива для энергетических нужд оценивались на 15% ниже установленного норматива.

Что касается промышленного производства, то его спад идет по нарастающей: в июле - 1,6%; в августе - 11,5%; в сентябре - 14,5%. В октябре-декабре тенденция продолжалась. Если правительству Е.Примакова удастся выполнить свои обещания и стабилизировать производство, то его спад в 1999 году составит не менее 8-10%. Это будет означать не только сокращение товарной массы, но и дальнейший рост безработицы, уменьшение налогооблагаемой базы.

Усиливается падение уровня жизни основной массы населения. Это проявляется прежде всего в резком скачке цен на продовольственные и промышленные товары, хронических задержках с заработной платой. В результате реальное потребление только в IV квартале этого года сократится не менее чем на 6-7%, а в следующем году - на 8-10%. Все более заметным становится разрыв в уровне жизни по регионам, что служит дополнительным фактором усиления их экономического сепаратизма, стремления к независимости от центра. Политические амбиции некоторых региональных лидеров получают таким образом поддержку в массах.

Исключительно трудное положение со сбором налогов. В III квартале этого года налоговые задания не выполнены. Да и как они могут быть выполнены, если между предприятиями все более укореняется практика бартерного (натурального) обмена, если огромный массив торгового оборота, представленного в том числе многочисленными оптовыми рынками, вообще не платит налогов, если все большее место занимает "теневая экономика", контролируемая организованной преступностью. При сохранении сложившихся тенденций денежные поступления налогов в федеральный бюджет не покрывают минимальные потребности его расходной части на 30-35%. Выход из ситуации: либо печатание новых бумажных денег, либо иностранные займы, либо то и другое. Только в IV квартале для решения текущих потребностей по выплатам заработной платы, пенсий, пособий военнослужащим и другим необходимо ввести в оборот не менее 40-60 млрд. руб. В случае неполучения крупных зарубежных кредитов в 1999 году объем денежной эмиссии может увеличиться на десятки и даже сотни миллиардов рублей. В этих условиях сохраняется угроза развертывания инфляционной спирали и срыва в гиперинфляцию.

Сказанное о состоянии российской экономики будет неполным, если не указать на одну из ключевых угроз - банковский кризис. Ликвидность российских банков, то есть их возможность своевременно оплачивать свои обязательства, резко снижена. Потеря доверия к банкам со стороны населения, которое оказалось еще раз обобранным, а также предпринимателей, зарубежных банков и кредиторов стала одним из главных препятствий по нормализации денежного оборота и восстановлении сбережений. Угроза банкротства для многих средних и крупных банков, не говоря уже о мелких, стала вполне реальной.

Государственные органы России не повели решительной и бескомпромиссной борьбы с коррумпированными чиновниками, криминальными авторитетами, беззастенчиво разворовавшими общественное богатство. По имеющимся данным до 40% валового внутреннего продукта контролируется теневой экономикой. Такого масштаба казнокрадства, мздоимства и хищений не выдержала бы ни одна страна.

Характеризуя современное экономическое положение России, необходимо отметить и ее постоянно растущий внешний долг и затраты по его обслуживанию. По расчетам МВФ внешний долг России в 1998 году составит 141 млрд. долларов, а расходы по его обслуживанию - 15 млрд. долларов (только до конца этого года необходимо выплатить 4,3 млрд. долларов). Кстати, кредиты МВФ в размере 4,5 млрд. долларов в проект бюджета на 1999 год уже заложены, хотя согласие на их выдачу еще не получено. На обслуживание внешнего долга в 1999 году, составляющего 17,5 млрд. долларов, Россия в состоянии выделить не более 9,5 млрд. Поэтому правительство прилагает большие усилия по получению новых кредитов и отсрочки по имеющимся платежам посредством их реструктуризации. Если же у МВФ и других международных кредиторов новые займы получить не удастся, то, по словам председателя комитета Госдумы по бюджету А.Жукова, это может привести к таким последствиям, что "кризис 17 августа покажется временем экономического благоденствия". Потенциальные же кредиторы к просьбам российской стороны пока что относятся более чем осторожно.

КТО ВИНОВАТ?

Кто же виноват в поистине драматической экономической ситуации? В нынешнем кризисе российской экономики отчетливо проявилась слабость и непоследовательность исполнительной вертикали, начиная от президента и правительства, их ориентации на достижение сиюминутных целей без глубокого осознания последствий, непонимания механизма управления экономикой в период становления рыночных отношений. Отсюда просчеты и ошибки при решении крупных экономических и хозяйственных проблем, начиная от бездарно проведенной приватизации, введения ГКО, неэффективного использования иностранных кредитов и т.д. В поисках выхода из создавшегося положения правительство С.Кириенко совершило еще одну крупнейшую ошибку - ввело дефолт на выплату долгов иностранным банкам и кредиторам. На это могли пойти только "молодые реформаторы", не имевшие необходимого опыта решения государственных проблем, не представлявшие себе последствий принятого ими решения и возможностей мировой банковской системы по воздействию на недобросовестных должников. Результаты этого широко известны. Поистине прав был Милтон Фридмен, лауреат Нобелевской премии, родоначальник Чикагской экономической школы, предупреждавший о том "огромном вреде, который может причинить горстка людей, обладающих большой властью над кредитно-денежной системой целой страны". Пророческие слова.

Нельзя, конечно, сбрасывать со счетов просчеты и ошибки, накопленные за годы советской власти, начиная от раскрестьянивания России, до создания невероятно диспропорциональной структуры промышленности с ее гипертрофированным военно-промышленным комплексом, малоэффективной экономикой, неконкурентноспособной гражданской продукцией. Все это создавало фон, на котором начались реформы рыночного типа. Однако идеи и опыт, заимствованные из других стран, использовались во многом механически, без должного учета российской специфики, в том числе 70-летнего господства плановой экономики, низкой культуры экономических и правовых отношений, менталитета граждан, потерявших веру в многочисленные эксперименты. Резкие, непродуманные мероприятия с самого начала привели к тому, что переход к рынку оказался непопулярным. Ситуация усугублялась разрывом хозяйственных и территориальных связей, вызванных распадом советской империи. К сказанному следует добавить тяжелые последствия крайне непопулярных войн в Афганистане, а затем и в Чечне. Все это тяжело отразилось на экономическом и финансовом положении России и явилось предтечей нынешних трудностей, ошибок и просчетов. Проблема однако сейчас состоит не столько в поиске виновных, хотя это и важно, сколько в нахождении ответа на вопрос, как выйти из кризиса.

ПЕРВООЧЕРЕДНЫЕ МЕРЫ

В четвертом квартале правительство Е.Примакова в срочном порядке готовило проект бюджета на 1999 год и пакет первоочередных мер по выходу из финансово-экономического кризиса. Причем эти документы должны удовлетворить не только правительство и президента, но и Государственную Думу и - что важно - Международный валютный фонд. Как показывает предварительный анализ, разработчики не скупятся на разного рода обнадеживающие обещания. Но как они будут выполняться и за счет каких средств - неясно.

В конце декабря 1998 года проект бюджета был передан в Думу. Расходная часть в нем определена в сумме 575 млрд. рублей, а доходная - в 473 млрд. Таким образом, дефицит бюджета превышает 100 млрд. рублей. Думается, что в ходе обсуждения приведенные цифры претерпят некоторое изменение, но порядок цифр сохранится.

Какие же пути выхода из сложившегося кризиса предполагаются в качестве первоочередных мер? Прежде всего это стабилизация социально-экономической ситуации, обеспечение надежного функционирования систем жизнеобеспечения населения, поддержание устойчивых поставок продовольственных и топливных ресурсов, критических объемов потребительского импорта, обеспечение устойчивого функционирования образования, здравоохранения и др. Наметки хорошие, но совершенно неясно, как они могут быть выполнены, какие ресурсы могут быть выделены на их реализацию.

Значительное место в деятельности правительства Е.Примакова и в разрабатываемых документах занимают вопросы обеспечения условий выхода из финансового кризиса. Главное здесь решить вопрос об источниках бюджетных доходов. Однако какие-то новые плодотворные идеи здесь не просматриваются. Вместе с тем предусматриваются достаточно щедрые расходы. Так Центробанку предлагается выделить средства на погашение рублевых гособлигаций, оказание разовой финансовой помощи регионам, регулярной индексации заработной платы и пенсий. Все это привлекательно. Но откуда брать деньги, когда налоги собираются плохо, а новые внешние и внутренние заимствования более чем проблематичны? Практические шаги Центробанка показывают, что им принимается комплекс мер по ужесточению регулирования валютного рынка. Предполагается отдать Центробанку исключительное право на ввоз в страну любой иностранной валюты. Граждане смогут получить валюту наличными при условии, что она снята со своего валютного счета. Единственно, на что не устанавливаются ограничения, так это на покупку банками валюты у граждан, естественно, по рыночному курсу. Предполагается ввести новые ограничения на вывоз валюты за границу. Он не может превышать 500 долларов, но только в безналичной форме. Иначе говоря, предлагаются различные меры по удержанию валюты в стране. Этой же цели служит и указание экспортерам требовать с контрагентов 100% предоплаты. В противном случае товар не пересечет границу.

В блоке мер по оздоровлению финансовой системы определенное внимание уделено вопросам совершенствования налогообложения. Здесь видны какие-то подвижки, но не принципиально новые подходы. Практически сохраняются все действующие налоги, пересматриваются лишь их ставки. Налог на добавленную стоимость (НДС) предполагается установить на уровне 14%, а ставка налога на прибыль - единой в размере 30%. Правда, с целью стимулирования инвестиционной активности обещано освободить от взимания налога прибыль, направляемую на развитие реального производства. Имеется в виду также несколько снизить подоходный налог на заработную плату. Однако вряд ли это понижение компенсирует потери от инфляции, не говоря уже о росте цен на потребительские товары.

Принципиально по-новому стоит вопрос об усилении государственного воздействия на экономику. Мера эта назревшая. Проблема, однако, состоит в том, в каком направлении произойдет это усиление. Здесь возможны два пути. Один - это усиление административных функций, то есть решение экономических проблем посредством приказа. Другой - усиление экономических форм воздействия посредством кредитной и налоговой системы, определение правовых норм ведения конкуренции, лицензирования определенных видов деятельности и др. Сейчас идет острая дискуссия по выбору конкретных форм усиления государственного воздействия и нахождению каких-то компромиссных вариантов.

Конечно, в сегодняшней деятельности правительства и разрабатываемых программных документах можно найти немало недостатков и слабых мест, но пока что это единственное, что дает возможность судить о намерениях правительства. Перед ним стоят задачи исключительной трудности, и рассчитывать, что они могут быть решены в короткие сроки, не приходится.


Смотри также:


Содержание номера Архив Главная страница