[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

КОРРИДА В АКАПУЛЬКО

ВИКТОР СНИТКОВСКИЙ (Бостон)

Солнце еще калило песок на арене для боя быков и полупустую восточную трибуну с редкими мексиканскими зрителями из "простых", а зрители неспеша рассаживались в затененной части форума. Усатые мексиканцы в старой одежде разносили в ведрах со льдом "Кока-колу" и пиво. Мальчишки в заношенных старшими братьями брючках предлагали зрителям всякую всячину и клянчили деньги. На их фоне кроссовки и демонстративно рваные джинсы американских туристов смотрелись одеждой миллионеров. Американских зрителей явно больше, чем мексиканских. Часть из них оделась на корриду как на прием к мексиканскому президенту - мужчины в черных смокингах, а дамы в длинных элегантных платьях. В затененной части трибун на лучших местах расселась мексиканская знать. У них абонемент на эти места. Среди мексиканской элиты выделяются своей статью и известностью у местной публики две дамы. Донна Дина - громко приветствовали одну из них, донна Анна - другую. Постепенно, к половине шестого, трибуны заполнились публикой, и гул голосов стих. Президент корриды заканчивает отдавать распоряжения и впивается руками в ограждение арены. Глядя на него все замирают...

И грянул духовой оркестр. И распахнулись ворота. И из них на арену вышли в искрящихся костюмах тореадоры, матадоры-хулосы, бандерильосы и гордо восседающие на конях пикадоры, а также похоронная команда в составе упряжки из двух ишаков с двумя погонщиками и их помощником, который обычно тянет мертвого быка за хвост. Они поприветствовали зрителей и торжественно удалились.

Оркестр замолкает. Три матадора с красными плащами заняли свои места за барьером вокруг арены. Круг барьера разделен на три равных сектора. В каждом секторе часть барьера длиной в полтора метра, как бы, смещена к центру круга на тридцать сантиметров. Через щели с двух сторон может проскочить человек, а бык нет - щели для него узки.

Вновь заливаются трубы оркестра, открываются ворота, и на арену вылетает разъяренный бык. Его гнали бичами по узкому коридору, ведущему к арене и вдобавок воткнули две коротенькие пики в загривок.

Тут уж разозлилась бы даже дойная корова. Но коров для боя с человеком не выпускают. У коров глаза в гневе не наливаются кровью, и они хорошо все видят. У быков же от боли и гнева глаза становятся красными, и они плохо видят. На этом и основана коррида - бой с быком, а не коровой. Тореадору от коровы спасения нет, ибо ее в отличие от быка красными тряпками не обманешь - корова все видит нормально.

Итак, бык выскакивает на арену и, добежав до противоположной стороны барьера, останавливается. Дальше бежать некуда. Животное, озираясь по сторонам, разворачивается. Из дальнего от быка сектора выбегает на арену матадор и красным полотнищем плаща дразнит быка.

Бык бросается на матадора, который в последнюю секунду скрывается за барьером. Крепкая загородка спасает "дразнильщика" от мощных рогов. Затем на арену вбегает другой матадор, и бык бросается на него.

Все дальше от спасительной щели выходят матадоры. Они уже не очень боятся быка и играют с ним почти как тореадоры. Их опытный взгляд подсказывает, что бык разъярился больше, а потому видеть стал хуже. И, конечно же, бык начал уставать. Но броски быка на красный цвет и ловкость матадоров впечатляют. Зрители, в основном мексиканцы, криками чутко реагируют на каждое движение матадоров и быка. Громче всех кричат две прекрасные дамы - донна Анна и донна Дина. Они как два ртутных столбика скачут от низкой до высокой температуры, а потом ненадолго успокаиваются и вновь вспыхивают. Мексиканцы на них смотрят с не меньшим обожанием, чем на быков.

Появляется верхом на лошади пикадор. Он одет в доспехи как средневековой рыцарь. Его лошадь, как в рыцарские времена, укрыта многослойной толстой попоной из кожи. В руках наездника длинная пика.

Пикадор объезжает арену и ставит лошадь боком к барьеру. После этого матадоры с помощью красных плащей "подводят" быка к лошади. Ноги пикадора укрыты от ударов, хотя и находятся выше бычьих рогов. И когда в последний раз матадор отбросил плащ от бычьей морды, рога уперлись в лошадиный "щит". Защитная попона коняги слегка поддавалась, и бык настойчиво, хотя и безуспешно, буравил ее. В это время пикадор несколько раз вонзал свою пику в бычий хребет. От этого бык сатанел еще больше, но сдвинуть лошадь с места не мог. Успокоившись от безуспешных попыток поддеть на рога лошадь, бык снова обратил внимание на матадоров, которые теперь стали "уводить" его от коня. В ярости бык разбрасывал копытами землю. К тому времени, когда пикадор покинул арену, матадоры мужественно разбежались по своим местам за ареной.

Фото Франсуа Бушета

Начинается последняя подготовка быка к бою с тореадором. Один из бандерильос входит на арену с двумя пиками-бандерильями. Он становится далеко от быка и направляет бандерильи в его сторону, потом зовет быка к себе. Бык начинает злиться и бежит на голос. Когда бык подбегает к бандерильосу, тот уже начал смещаться в сторону и успевает воткнуть в бычий загривок обе бандерильи. Бык по инерции пробегает мимо ловко сместившегося бандерильоса. В это время на арене появляется другой бандерильос с бандерильями, и история повторяется. Иногда у него что-то не получается, и в быка впивается лишь одна бандерилья, а порой, и ни одной. В этом случае бандерильосы повторяют свои "встречи" с быком.

И вновь грянул оркестр. Звучат пламенные испанские танцы. На арену вышел тореадор. Его безупречная стройная фигура подчеркивалась светлой, в обтяжку, одеждой, расшитой блестками. Но голове черная шапочка. Зрители аплодируют, тореадор их приветствует. Замолкает оркестр. Мягким движением тореадор руки снял с головы шапку и резко швырнул на арену, а плащ набросил на короткий стальной прут - мулету. Его движения необыкновенно мужественны и элегантны. Чувствуется хорошая хореографическая подготовка.

Тореадор подходит к быку. Начинается опасный и таинственный танец человека с быком. Кульминацией боя, когда взвыли от восторга зрители, было круговращение быка вокруг тореадора впритык к его телу. Неподвижно стоящий тореадор перекладывал изящными движениями из руки в руку красное полотнище и гнал вокруг себя быка, как собаку на привязи. Прекрасная донна Дина восторженно извивалась и кричала своему супругу: "ХАНДРОССО!!!", а прекрасная донна Анна кричала "ВИВА!!!".

Неожиданно красное полотнище взметнулось вверх и спряталось от быка за тореадором. Человек резко отвернулся и спокойно с гордо поднятой головой, отошел от рогатого монстра. Когда он остановился, зрители восторженно захлопали. Торжественно заиграл оркестр, и зрители напряглись. Потом все стихло.

Тореадор медленно подошел к быку, выставил вперед свою шпагу и красное полотнище. Замер сжавшийся в пружину бык. Застыл в предверии бычьего броска тореадор. Оцепенели на своих местах зрители. Напряженно перегнулись через барьер две прекрасные донны...

И вдруг бык как будто взорвался. Он бросился на тореадора. Но красавец в белом успел вонзить длинный клинок в загривок и неуловимым движением отстраниться от последнего бычьего броска. Через несколько секунд бык начал заваливаться на песок арены. Заиграл оркестр, зааплодировали зрители, тореадор вначале поклонился двум рукоплескавшим ему доннам, а потом начал раскланиваться перед зрителями на трибунах. Президент корриды разрешил тореадору отрезать ухо быка. Свою награду тореадор пронес вокруг арены, срывая новые и новые аплодисменты. В это время выехала на арену похоронная команда. Ишачью упряжку зацепили за рога, погонщики уцепились за сбрую, "хвостодержатель" взял в руку кончик хвоста, и поверженного бойца уволокли с арены...

Потом прошло еще три боя. Было много бычьей крови, но никто из последующих тореадоров не заслужил ни уха, ни двух ушей, ни двух ушей и кончика хвоста. Последняя награда для тореадоров - высшая. И ни один бык не заслужил разрешения президента корриды на жизнь. Бывает и такое. Зрители расходились, оживленно вспоминая перипетии прошедших боев. Тропическая ночь опустилась на ристалище.

Описать восторг от корриды лучше Хемингуэя невозможно. Но надо мною довлела расшифровка корриды в советских словарях как "кровавого циркового зрелища". Правда, дореволюционный словарь Брокгауза говорил иное и называл "Бой быков" или корриду, как "Одно из любимейших общественных увеселений в Испании". После корриды в Акапулько я думаю, что правы были Брокгауз и Хемингуэй. Проведение корриды сегодня сильно изменилась по сравнению с тем, что было в начале века (Смотри "Энциклопедический словарь" Брокгауза и Ефрона. - В.С.). Но если у Вас в душе еще "не осень" и "очки не висят на носу", посмотрите корриду - завораживающее зрелище!!!

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]