[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

ВАДИМ КАМИНСКИЙ (Нью-Йорк)

Это случилось несколько лет назад в один из душных летних дней в Центре Астронавтики НАСА в Хьюстоне. Суперкомпьютер, в надежности которого никто никогда не сомневался, внезапно вышел из повиновения. Схематическое изображение определенного участка поверхности земного шара, над которым пролетал американский спутник трансатлантической связи, внезапно стало распадаться на мелкие мозаичные куски. Первое, что пришло в голову диспетчерам - это мысль о компьютерном вирусе, поразившем мозг суперкомпьютера. Однако тестирование не подтвердило эту версию, и персонал продолжал лихорадочно искать выход из создавшейся ситуации. Наконец, кто-то из начальства приказал очистить помещение, и в зале остались только несколько человек. И тут суперкомпьютер, который вел себя как взбрыкнувшийся мустанг, вдруг утихомирился. Изображение Атлантического океана восстановилось, появилась мигающая точка спутника связи, и персонал вернулся на свои рабочие места. Остаток дня прошел без происшествий, и в вердикте специальной комиссии значилось, что одной из вероятных причин могли быть погодные условия.

Фоторгафия кленового листа в электромагнитном поле.. Видна "аура" листа.

Этот эпизод так и остался бы одним из многих, тому подобных, если бы им не заинтересовались специалисты по биолокации, работающие в НАСА в качестве консультантов. Ознакомившись со статистикой подобных случаев, они приняли решение протестировать всех сотрудников, бывших тогда в зале. Результаты тестирования дали обильную пищу для размышлений. Дело в том, что у двоих диспетчеров была обнаружена редкая способность каким-то образом воздействовать на приборы и электронику. Еще до того, как биолокация была признана наукой, такие случаи уже встречались, и не раз. Например, в 30-х годах физики-экспериментаторы открыли так называемый "эффект Паули", названный в честь лауреата Нобелевской премии, австрийского физика Вольфганга Паули (1900-1958), одно появление которого в исследовательских лабораториях приводило к тому, что приборы тут же начинали выходить из строя. Сам Паули занимался только теоретической физикой, он никогда не принимал участия в экспериментах и добродушно подшучивал над своими коллегами, которые порой впадали в панику при мысли о том, что могут в одночасье лишиться плодов многодневной подготовительной работы.

Статистика насчитывает довольно много феноменов, подобных Паули. В конце 70х годов в печати появилось сообщение об одном болгарском электрике, который мог голыми руками ремонтировать оборудование, находящееся под высоковольтным напряжением. Интересно, что когда его настроение было спокойным, ровным, работа спорилась, и никаких проблем не возникало. Но стоило ему разволноваться или рассердиться, как тут же начинали перегорать лампочки, вылетать пробки, оплавляться контакты и т.п. Болгарская Академия наук, проведшая всестороннее обследование этого человека, так и не пришла к каким-либо определенным выводам. Интересно, что интенсивность биоэнергетического поля испытуемого не превышала нормы даже тогда, когда он был подвержен стрессу, а вот сопротивление его тела электричеству было очень низким.

Систематизацией данных о взаимодействии человека и электронно-вычислительных машин занимаются несколько крупных американских университетов, в том числе калифорнийский университет города Эрвайна, имеющий один из самых больших факультетов психологии в Соединенных Штатах. К сожалению, средств на фундаментальные исследования явно не хватает, поэтому некоторые теоретические посылки все еще ждут своего экспериментального подтверждения. Интересны работы профессора массачусетского Вильямс-колледжа Александра Вудкока, одного из крупнейших в США специалистов по теории катастроф. Вудкок является биологом по образованию, но давно и плодотворно работает на стыке разных наук - инженерной психологии, биологии, физики и информатики. Моделирование различных процессов, осуществляемое с учетом множества факторов, которые на первый взгляд кажутся совершенно разрозненными, блестяще подтверждается практикой. Так, совершенно точно доказано, что определенные группы людей могут аккумулировать эмоциональную (или другого вида) энергию, которая тем или иным образом влияет на "environment" (окружающую среду), а не только на других людей, как это считалось ранее. Как объяснить тот факт, что несколько людей, одновременно входящих в компьютерный зал, каким-то необъяснимым образом так воздействуют на магнитные диски и ленты больших компьютеров (называемых "mainframe"), что случаются прямо-таки катастрофические сбои? Есть категория людей, которые всю жизнь не в ладах с часами - они начинают спешить или отставать, а то и вовсе выходят из строя. Одним из таких людей был экс-чемпион мира по шахматам Михаил Таль, никогда не носивший наручные часы. Сколько легенд ходило о "волшебнике из Риги", якобы гипнотизировавшем своих соперников; так на турнире претендентов 1959 года, гроссмейстер Пал Бенко, играя с Талем, демонстративно одел черные очки, защищаясь от "мистического" воздействия своего оппонента. А те шахматисты, которым довелось играть с Виктором Корчным в период его наивысших достижений, описывали свои ощущения примерно следующим образом: такое впечатление, что на вас надвигается грозовая туча.

Во всех этих случаях мы сталкиваемся с очень интересной и во многом еще неизведанной областью, касающейся энергетики человека, причем далеко не всегда это следует отождествлять с экстрасенсорикой. Особенно актуальными стали исследования взаимодействия человека и машины, - в связи с тем, что наша жизнь уже непредставима без компьютеров. Если на заре электроники еще можно было обходить вниманием "человеческий фактор", то сейчас ситуация коренным образом изменилась. Результаты исследований показали, что нельзя все списывать на погодные условия, - такой подход уже представляется донельзя упрощенным.

Наука, описывающая взаимоотношения человека и машины, пока не имеет названия, но она привлекает все больше внимания специалистов из разных отраслей науки и, конечно же, писателей-фантастов. Предвосхитил ее появление замечательный польский писатель Станислав Лем, проявивший завидную прозорливость. В его трактате, имеющем латинское название "Summa Technologiae" ("сумма технологий"), поставлено много интересных вопросов, касающихся путей развития человеческой цивилизации в связи с научно-технической революцией. Лем предостерегал о том, что наступит время, когда человек станет в буквальном смысле придатком машин, их рабом, и это его предсказание оказалось пророческим. Далеко не случайно то, что все больше людей, вынужденных весь день проводить перед экранами мониторов, испытывают колоссальные эмоциональные перегрузки, приводящие к стрессам и даже психическим заболеваниям. Но можно ли рассматривать это явление только с одной стороны, то есть отмечая негативное влияние компьютеров на людей, и не учитывать обратную связь - влияние людей на компьютеры?

Как всегда в подобных случаях, происходит образование двух враждующих лагерей, считающих, что истина находится на их стороне. Отрицать существование такой обратной связи бессмысленно - говорят одни - следовательно, необходимо всесторонне исследовать это явление. Это не научный подход - утверждают их оппоненты - нельзя привносить в исследования элементы мистицизма. Кто окажется прав в этом споре?

Если непредвзято отнестись к аргументам тех, кто утверждает о наличии обратной связи, то есть влияния людей на компьютеры, то легко убедиться, что дать объяснение некоторым странным явлениям с точки зрения традиционной науки не удается. Необходимо вводить дополнительные параметры, дать формальное определение которым далеко не всегда возможно. Надо отдать себе отчет в том, что мы поразительно мало знаем о человеке, о его физическом теле, энергетике, мышлении, механизме памяти и т.п. Всеобъемлющей науки о человеке пока нет, и неизвестно, появится ли она в обозримом будущем. Традиционные научные дисциплины описывают человека достаточно однобоко, затрагивая весьма узкие секторы, так что о воссоздании цельной картины говорить не приходится.

Дело, однако, не в самой науке, а в методах исследования, подчас нуждающимся в корректировке. Сталкиваясь с явлением, которое не вписывается в привычные научные представления, проще всего, конечно, от него отмахнуться, но это не что иное, как признание своего поражения. Впрочем, новое в науке всегда с трудом пробивало себе дорогу, поэтому приклеивание ярлыков типа "антинаучный метод", "мистика" и т.п. свидетельствует о слабости позиции консервативно настроенных лиц.

Приведем один характерный случай, который имеет самое прямое отношение к теме. В 1973 году в белорусском отделении издательства "Высшая школа" был издан учебник для вузов под непритязательным названием "Термодинамическая пара". Учебник предназначался для студентов, изучающих курс термодинамики, и его скромный тираж (5000 экз.) говорил о том, что это узкоспециализированное издание. Но это только на первый взгляд. Автор учебника, член-корреспондент Академии Наук Белорусской ССР Альберт Вейник изложил на его страницах некоторые теоретические посылки, вступавшие в явное противоречие с теорией естествознания, сомневаться в истинности которой смели немногие. Появились разгромные статьи в физических журналах, но до научной дискуссии так дело и не дошло, зато были сделаны "оргвыводы". Книгу тут же изъяли из магазинов и библиотек, устроили разнос в редакции издательства, а Вейника уволили с работы и лишили звания члена-корреспондента.

Такая реакция неудивительна. Печально то, что в травле ученого участвовали его коллеги, объявившие идеи Вейника бредовыми. Зацепкой явилась всего лишь его гипотеза от том, что может существовать так называемое "хрональное" вещество (от греческого "хронос" - время), то есть время рассматривается как такая субстанция, которая придает телам свойство длительности. Соответственно, может существовать и хрональное излучение, связанное с изменением свойств пространства-времени, например, в области некоторых космических объектов, таких как сверхновые звезды и черные дыры. Разные объекты обладают разной способностью накапливать и излучать хрональное вещество, что определяет время их существования. Иными словами, если баланс хронального вещества в объекте нарушается, он легко может подвергнуться разрушению (взять, например, такое явление, как "усталость" металла). Существование хронального вещества предполагает существование других, более "тонких" миров, соприкасающихся с нашим, четырехмерным пространственно-временным континуумом (согласно обозначению, принятому в релятивистской теории физики).

Не будучи специалистом в этой области физики, я не берусь судить о верности гипотезы Вейника, хотя интуиция подсказывает, что рациональное зерно в ней есть. Меня в большей мере заинтересовало то, что, согласно Вейнику, человека можно рассматривать как "проводника", "ретранслятора" разного рода космических энергий (в том числе и хрональной), которые могут существенно влиять на окружающую среду. В самом деле, если компьютеры чрезвычайно чувствительны к температуре, вибрациям и электромагнитным полям, то разве можно отрицать влияние других факторов, не менее существенных, но не поддающихся измерению ныне существующими приборами? В этой связи нельзя напрочь отвергать существование энергии человеческой мысли. Этому вопросу уделял большое внимание академик Вернадский в своей теории ноосферы - интегрированного поля человеческого разума. Игнорировать все эти проблемы уже нельзя, особенно в связи с тем, что человечество обрастает таким невообразимым количеством техники, прежде всего электронной, что от ее надежности в настоящее время зависит очень и очень многое.

К счастью, времена меняются, и сейчас, после долгих лет опалы, Альберт Вейник имеет возможность продолжать заниматься своими исследованиями, ездить на семинары и конференции. Как бы там ни было, а тот факт, что работы Вейника опубликованы во многих странах мира, говорит сам за себя.

Пока что мы рассматривали вопрос, касающийся, так сказать, "техники безопасности" во взаимодействиях человека и того, что создано его руками. Но есть еще и другие аспекты этих взаимодействий, не обязательно негативные. Прежде всего следует упомянуть о попытках наладить другие каналы связи между человеком и машиной. Нажатие кнопок и клавиш, переключение тумблеров - это уже вчерашний день. Другое дело - обмен информации на уровне импульсов, например биотоков. Для научной фантастики эта тема давно уже стала благодатной, а вот в жизни все обстоит гораздо сложнее. Если бы на предприятиях удалось управлять роботами не с помощью клавиатуры кейборда, а передавая им сигналы по электродам, идущих от шлема, который одевает оператор, эффективность производства резко бы возросла. Многие крупные компании уже давно работают в этом направлении, но говорить об успехе пока рано. А вот использование мышечных импульсов руки человека для управления механической рукой робота дало прекрасные результаты. Опытный образец - робот, предназначенный для поднятия тяжестей - уже сконструирован в Университете Южной Калифорнии. Механическая рука этого робота имеет столько же степеней свободы, сколько и рука человека, и все движения руки оператора тут же в точности повторяются.

В некоторых научно-исследовательских лабораториях разрабатывается интересная идея управления машинами с помощью движения глаз. Основное преимущество этого метода - быстродействие. Сканирование движения зрачка человека производится с помощью лазерного луча, результаты обрабатываются компьютером, после чего исполнительному устройству посылается команда на выполнение определенного действия. Сдерживающим фактором является то, что такое оборудование стоит очень дорого, и вряд ли подешевеет в ближайшее время.

К сожалению, именно из-за отсутствия средств приостановились работы над созданием "биочипов" - микропроцессоров, состоящих из биологических тканей, а не из синтетического материала. Эффективность и надежность их была бы ни с чем не сравнима, и, кроме того, можно было бы уже по другому рассматривать ту границу, которая пролегла между человеком и компьютером. В настоящее время эта граница представляет собой чуть ли не зияющую пропасть, что является несомненным тормозом на пути прогресса.

Пришла пора задуматься над тем, что во взаимоотношениях между человеком и машиной отсутствует гармония. Всеобщая технизация и компьютеризация поставила перед человечеством множество острых проблем, решение которых не терпит отлагательства. Да, научно-техническая революция принесла множество благ, но есть и оборотная сторона медали. Все больше людей становятся не более чем придатками бездушных устройств, отсюда - стрессы, страх, чувство опустошенности, - и в то же время учащаются случаи неповиновения машин, их "бунты".

Таким образом, проблема обратной связи представляется гораздо более серьезной, чем это казалось ранее. И от того, удастся ли найти ее оптимальное решение, зависит очень и очень многое.


Редакция не разделяет мнение автора по поводу идей Альберта Вейника, считая, вслед за коллегами, последние вейниковские публикации бредом и не разделяя взгляда автора ни по одному вопросу, затронутому в этой, в общем, интересной статье.

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]