[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

ПОЛЕТ

ИРИНА ШИН (Астория, Нью-Йорк)

Она слегка оттолкнулась и полетела. Это было удивительное комфортное чувство - тело как бы плыло по течению, сильному, спокойному, ровному, полностью доверившись ему и отрешившись от всех проблем и забот.

Женщина плыла по воздуху лицом вниз. Она летела низко над длинной, поросшей высокой жесткой травой просекой, по обеим сторонам которой стояли темные скорбные ели. Было сумеречно, тихо и торжественно.

Вдруг просека свернула вправо, и неожиданно открылись симметрично расположенные костры. Женщина почувствовала легкую тревогу. Она вся напряглась, пытаясь заставить свое тело, продолжавшее лететь по инерции прямо вперед, сделать поворот. Подчинившееся наконец, тело оказалось над кострами, подсвеченное снизу искристым столбом огненного света. Женщина, увидев вокруг костров людей, от которых исходило что-то агрессивное, осознала, что ее могут сейчас заметить. Наверное, ее действительно увидели, так как внизу поднялся крик, суета и послышались резкие выстрелы.

Напружинив тело, она взмыла вверх и оказалась высоко в ночном небе. Тревога ушла, оставив лишь неясную тоску и сожаление непонятно по чему. "Отчего такая враждебность?" - подумалось ей, хотя она знала, что, будь она в той толпе, то повела бы себя точно так же.

Отрешенно и одиноко летела она над землей. Внизу в сизоватой мгле струились реки, туманы над полями, плыли безмолвные леса. Как-то раз она заметила темную движущуюся точку и спустилась пониже, чтобы разглядеть, что это. По дороге бежала большая черная собака, которую женщина приняла вначале за волка. Собака была дикая, точнее одичавшая, отвыкшая от домашнего тепла и очага. Она даже не бежала, а, скорее, покорно и обреченно трусила по пустынной дороге в никуда, совершая это перемещение в пространстве чисто механически. Из одной пустоты - в другую. Женщина взглянула на собаку повнимательнее и вздрогнула - она узнала себя.

Вскоре на горизонте показалась неяркая узкая полоска, которая стала увеличиваться прямо на глазах - и в размерах, и по интенсивности прибывающего света. Женщина почувствовала возбуждение. Тело снова напряглось, и ей захотелось взмыть, сделать какой-то пируэт в воздухе, ощутить силу своего нестарого еще тела. Но вспышка эта быстро погасла, и женщина спустилась ближе к земле.

Стали различимы отдельные деревья и стога в полях. Свет все ярче заливал все вокруг, придавая праздничность золотисто-багряному покрову лесов, над которыми она сейчас летела. Вокруг нее - и вместе с ней - плыло небо, такое свежеголубое, чистое и сияющее. Стало безумно радостно, свободно и весело. Женщина не чувствовала себя принадлежащей ни небу, ни земле. Она не была частицей ни того, ни другого - она была сама по себе целый мир, мир внутренней гармонии и свободы, покоя и умиротворенности.

Открыв глаза, женщина поняла, что это был сон. Прошло чувство силы, свободы и уверенности. Опять она ощутила свою усталость, одиночество и безнадежную тоску. Она поднялась с постели, подошла к окну. Внизу был тот чуждый, вымотавший ее до предела мир, напомнивший увиденные в ночи костры и испускаемую ими враждебность.

Женщина встала на подоконник, слегка оттолкнулась и полетела.

* * *

Она лежала на земле. Вокруг нее сгрудилась толпа. Женщина почувствовала, что ее тело мертво. Стало холодно, будто отключили отопление. Она поняла, что больше не зависит от своего тела, от его физических способностей и возможностей. Она знала, что ей придется сейчас расстаться с ним, выйти из него, но оттягивала этот момент - как не торопятся выбросить старые растоптанные туфли, принявшие форму ступни, ставшие ее преданным отражением и слепком. Женщина ощутила, что с ней что-то происходит. Она почувствовала, как физическая сила ее разбившегося тела трансформируется в нечто, перетекая в новую эластичную, аморфную оболочку и наполняя ее своей энергией.

Странное дело - толпа вдруг стала терять привычные конкретные очертания и обличья. Лица, одежда, тела - все стало как бы расплываться и двоиться. Женщина всмотрелась внимательнее, силясь понять в чем дело. И увидела - каждое тело испускало вокруг себя неровный цветной свет. Колыхавшаяся толпа напомнила ей приглушенно фосфоресцирующую радугу, которая вдруг потеряла свою гордую дугообразную форму и оказалась небрежно размазанной по стенам и улицам этого города.

Женщина видела, как подъехала "скорая помощь" и забрала ее тело в морг. Она не решалась оторваться от него и последовала за ним. В коридорах морга под темным сводчатым потолком она увидела цветные газообразные скопления и догадалась, что точно так же выглядит теперь, наверное, и сама.

* * *

Похороны прошли быстро и просто. У женщины здесь не было никого - ни семьи, ни друзей. Она была одинокой. Настолько одинокой, что - как неожиданно вспомнилось ее душе - она даже была рада звонкам одного ненормального.

В первый раз он позвонил случайно несколько лет назад и попросил к телефону кого-то незнакомого. Женщина ответила, что здесь таких нет и собиралась положить трубку, но звонивший спросил о чем-то еще, и завязался разговор. Поверхностный, пустячный, но у звонившего был приятный интеллигентный голос, а говорить с ним было очень легко. Вдруг голос его стал как-то странно прерываться, последовали непонятные паузы, а затем глубокий вздох и стон облегчения. Женщина догадалась и в омерзении бросила трубку.

На следующий вечер мужчина позвонил вновь и так тепло и участливо спросил, как она себя чувствует, что она не смогла его оборвать, а притворилась, будто ни о чем не подозревает и продолжала спокойно и доброжелательно с ним разговаривать - вновь до того момента, когда она предпочла положить трубку. Так продолжалось несколько дней. За это время он успел ей рассказать, что демобилизовался из армии, так как в результате инсульта его мать оказалась парализованной, и он теперь вернулся домой и ухаживает за ней. Может, все это было враньем, но женщине казалось, что он искренен. Ей было жаль его и хотелось как-то помочь. По его рассказам о себе она вычислила, что он моложе ее лет на пятнадцать, и когда он предложил ей встретиться, то в испуге отказалась. Непонятно, чего она боялась больше: того, чего следовало, - оказаться жертвой сексуального маньяка, или того, что было ужасно глупо, но по-настоящему беспокоило ее, - что он разочаруется, увидев ее. Во встрече она отказала. Он продолжал настаивать, и тогда она отключила телефон. Телефон молчал, как мертвый, и женщина чувствовала, что сама начинает омертвевать, что ей нужны эти ежевечерние разговоры, что она к ним и к нему уже привыкла. Пусть непристойные (хотя вслух они никогда не упоминали о том, что происходило на его конце провода), но она чувствовала, что он нуждается в ней, чувствовала его интерес к себе - не только к своему голосу. И все-таки она не решилась возобновить телефонный роман. Со временем женщина снова привыкла к вечному молчанию телефона и уже не ждала Его ночных звонков.

* * *

Душа ее после похорон чувствовала себя все ловчее и увереннее в своей новой ипостаси - она все чаще решалась отлучаться от могилы и исследовать те измерения, которые ей теперь открылись. Через какое-то время она почувствовала, что ее властно притягивает, как магнит, некая сила. Не в состоянии сопротивляться, душа отдалась этому восходящему потоку и, поднимаясь в нем вверх, оглянулась вниз. Она увидела под собой землю, покрытую прозрачной, но густой вуалью из мерцающих разноцветных светлячков. Женщина знала, что еще вернется сюда.

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]