[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

ПЕТР ВЕЛИКИЙ

ЗАХАР ГИНЗБУРГ (Балтимор)

Звон колоколов кремлевских соборов и сотен московских церквей и монастырей 30 мая 1672 года известил столицу о рождении 14-го отпрыска царя Алексея Михайловича от второй жены Наталии Кирилловны Нарышкиной. И нарекли его Петром. Пять сыновей от первой жены были хилыми и болезненными, а этот крепыш вселял надежду.

Петру не исполнилось и 4-х лет, когда стряслась в царской семье беда. Неожиданно занемог и умер царь. Престол унаследовал сын царя, больной Федор. Все усилия медиков оказались тщетными, через 6 лет его не стало. В царской семье наступил разлад. События 27 апреля 1682 года находились во власти стихии. Одни хотели увидеть на троне Ивана, старшего сына Алексея Михайловича, другие - Петра. Приверженцев Петра, видимо, оказалось больше. После смерти царя, по обычаю, первым лицом в государстве стал патриарх Иоким. При обсуждении кандидатов на трон симпатии Иокима оказались на стороне Петра. И 10-летний мальчик стал русским царем. Но пока Петр был отроком, Россией 7 лет правила царевна София.

Надежды царя Алексея полностью оправдал поистине Великий Петр - преобразователь России, открывший "окно в Европу". О Петре и о его деяниях написан не один десяток книг, очерков, поэм. Нет такого человека, живущего или жившего в России, который бы не знал о Петре I Великом, о его победах в войнах со шведами, о созданном им русском флоте, о прекрасном стольном граде Петербурге, построенном по его решению, по его плану и при личном участии.

В этой статье я хочу напомнить читателю о Петре-преобразователе, о неустанном стремлении этого монарха превратить дремучую Россию в культурную страну, приблизив к развитым по тому времени европейским странам как в области управления государством, так и в области культуры.

Н.Ф. Жиле.
Петр I (1672-1725).
Мрамор.

В оценке деятельности Петра Пушкин выделил главные и существенные черты. "В материалах для Истории Петра Великого" он писал: "Достойна удивления разность между государственными учреждениями Петра Великого и временными его указами. Первые суть плоды ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости, вторые нередко жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом. Первые были для вечности или, по крайней мере, для будущего,- вторые вырвались у нетерпеливого, самовластного помещика". Но прогрессивная деятельность Петра, направленная на укрепление русского государства, перекрывала его нетерпеливость и самовластие.

Пушкин изобразил Петра как "мощного властелина судьбы", как колоссального исторического деятеля, волею и трудом которого выполнена государственная задача огромной важности - выход России к морю. Порой даже насильно вводил Петр "добрый порядок" в военной и гражданской жизни и считал, что создание новых учреждений и регламентов для них должно опираться на правительственный аппарат и честных чиновников, добросовестно выполняющих все нормы, указанные в регламентах. Петр высказал свою озабоченность об этом, когда ему стали известны злоупотребления при выполнении указа о единонаследии: "...Обычай есть,- писал он,- проклятым ябедникам все указы своими вымыслами портить".

Указом от 20 января 1716 года Петр обязал сенаторов являться на службу три раза в неделю, а дежурившему надлежало находиться в нем ежедневно и до, и после обеда. Нарушителей ждал штраф. Он требовал, чтобы чиновники выполняли служебные обязанности только в стенах учреждения. В Генеральном регламенте о порядке обсуждения дел сказано: заседание должно быть деловым, чтобы "лишних слов и болтания не было, но в то время ни о чем ином, только о настоящем говорить".

Учебно-воспитательные наставления вельможам венчает указ, обнародованный в декабре 1718 года Петр приравнял нарушителей закона к изменникам: "Презрение указов ничем разнится с изменою", написано в указе. Особое значение царь придавал правам граждан. В указе от 17 апреля 1722 года, адресованном Сенату, написано: "Понеже ничего так ко управлению государства нужно есть, как крепкое хранение прав гражданских...". Всякий, кто нарушит данный указ, "казнен будет смертью без всякой пощады, и чтоб никто не надеялся на какие свои заслуги, ежели в сию вину впадет".

Петр строго регламентировал поведение судей и указом от 21 января 1724 года повелевал судьям, а также "пришедшим перед суд чинно поступать". Если кто "станет браниться, здорить или кричать", то генерал-прокурор, или другие прокуроры, или члены присутствия обязаны высказать замечания. Лицу, не внявшему этому предупреждению, надлежит уплатить штраф. "А будь кто более трех раз учинит, отнять чин, треть всего движимого и недвижимого". Указ обязывал правителей всех судебных мест с челобитчиками и доносителями учтиво поступать. Во всех присутственных местах стояло "зерцало" - напоминание члену присутствия о том, что он, переступив порог палаты, где происходило заседание, оказывался во власти строгих норм петровских указов.

Петр придавал законодательству, определявшему деятельность государственного аппарата, исключительно важное значение, что подтверждается его личным участием в законотворчестве. Его перу принадлежит Морской устав, он лично редактировал Генеральный регламент. Указы составлялись либо Петром, либо им редактировались. В стране все перестраивалось по его усмотрению.

В одном из указов царь счел нужным регламентировать жизнь подданных. И даже был озабочен их внешним видом. Царские указы предписывали брить бороды, одеваться не в длиннополое русское платье, а в короткие европейские кафтаны, носить башмаки. Продавцам такой одежды, а также лицам, носившим бороду, указ от 29 декабря 1714 года, в случае неподчинения, угрожал ссылкой на каторгу и конфискацией движимого имения.

Царь даже считал долгом государственной власти вмешиваться в хозяйственную жизнь и технологию промышленного производства. В 1715 году издается указ, запрещающий обрабатывать юфть дегтем на том основании, что обувь, изготовленная из такой юфти, пропускает воду и расползается в дождливую погоду. Указом установлен 2 годичный срок внедрения новой технологии. По другому царскому указу крестьян обязали ткать вместо узких широкие полотна, пользующиеся большим спросом заграничных покупателей. Однако указ этот пришлось отменить потому, что ткацкий стан для изготовления широкого полотна не вмещался в крестьянской избе.

В те годы по всей стране косили хлеб серпами. Петр нашел, что земледелец достигнет более высокой производительности, если будет убирать косой с граблями и издал на этот счет специальный указ. Велено было отправлять умельцев в губернские города для обучения приемам уборки новым способом.

Регламентации подвергались и помещичьи хозяйства; с целью обеспечения сырьем мануфактур царь распорядился выписать из Испании и Австрии породистых овец и раздать их помещикам южных районов страны. Он приказал также расширить площади возделывания льна и конопли и установил прибыли.

Петр не оставлял без наставлений и подданных, когда тем нужно было обзавестись жильем. Столичных дворян, владевших более чем 500 крепостными, он обязал возводить на Васильевском острове только двухэтажные особняки. Всем жителям столицы, в зависимости от достатка, царь предложил типовые проекты зданий. Сельским жителям предписывал строить дома попарно, но не более 30 саженей одной пары от другой; в противопожарных целях потолки в сенях обмазывать глиной. В Москве было велено покрывать крыши черепицей или гнотом, а при сооружении печей подданные тоже должны были руководствоваться требованиями указа.

Не обходились без внимания Петра гигиена подданного и санитарное состояние столичного города. Бани разрешалось топить "однажды в неделю". Указ устанавливал время уборки улиц: утром "рано, покамест люди на улице не будут ходить, или ввечеру". Жителям столицы надлежало "в неуказанные часы по улицам не ходить".

Царь заботился и о нравственном облике жителей столицы. Искоренению нищих было посвящено несколько указов. Молодых нищих следовало наказывать батожком, направлять на казенные работы, а пожилых отправлять к месту жительства или определять в госпитали. Запрещалось проявлять милосердие - подавать милостыню, что наказывалось штрафом; милостыню надлежало отправлять в богадельню. Не забыл Петр и о существовании в столице "винных баб и девок" - проституток того времени. Указом от 19 марта 1719 года велено определять их на работу на мануфактуры, пожизненно или временно, "смотря по их винам".

Указы приходили на помощь даже вступающим в брак. Родителям запрещалось принуждать детей "к брачному сочетанию без самопроизвольного их желания". В то же время запрещалось вступать в браки дворянам-недорослям, которые "ни в какую науку и службу не годятся" и от "которых доброго наследия и государственной пользе надеяться не можно". Петр был внимателен и заботлив, следил, чтобы даже заболевший подданный не обходился без его наставлений. Царь велел Сенату разыскивать целебные источники в России. Ему не терпелось испытать на себе обнаруженную близ Петровских заводов железистую воду, и он вместе с супругой отправился на первый курорт. Вскоре появился указ с перечислением целительных свойств источника, который повелел докторам составить надлежащие "регулы" пользования водами при различных болезнях. Обрадованный появлением отечественных курортов, Петр популяризовал их и не останавливался перед принудительным лечением родственников, вельмож.

Под надзором царских указов была и духовная жизнь подданных. Петру стало известно, что многие прихожане нерегулярно посещают церковь, а некоторые из них не исповедуются. Тут же издаются указы, регламентирующие поведение прихожан в церкви. Царь не относился безразлично и к судьбе умерших. В царском указе было написано где и в чем хоронить.

Законодательство Петра отличалось не только регламентами, но и публицистической направленностью. В указах все подробно разъяснялось и убеждало подданного в разумности нормы. Недостаток разума компенсировался страхом перед наказанием. Россия, по мнению Петра, отставала от передовых стран Западной Европы. Зная косность своего народа, в указе от 11 мая 1721 года президенту камер-коллегии Д.М.Голицыну Петр высказал свою убежденность, что "добро надобно, но наши люди без принуждения не сделают". Поэтому каждый указ, регламент, инструкция заканчивались угрозой наказания, в ряде случаев вплоть до казни. Петр был одержим страстями: поучать, наставлять, угрожать и наказывать. Поэтому Пушкин заметил, что некоторые указы Петра, "кажется, писаны кнутом". Но при всей жестокости характера Петр был удивительно цельной натурой. Он был верен идее служения государству.

Эпистолярное наследие Петра раскрывает его представление о том, как надлежало служить отечеству, игнорируя личные интересы, с готовностью жертвовать жизнью ради достижения цели. Он прошел все стадии службы: был бомбардиром, капитаном, полковником, корабельным мастером, шаутбейнахтом, вице-адмиралом и требовал, чтобы к нему обращались не как к царю, а как к лицу с военно-морским чином. Он всегда своим примером воодушевлял других. Вместе с тем внешний демократизм царя не вводил в заблуждение относительно его власти, и сам Петр не стремился выдавать себя за народного царя. Этот монарх вникал во все области жизни. Однажды даже в качестве хирурга.

Он присутствовал на похоронах своей пациентки. Больная страдала водянкой, и врачи, сколько не пытались хирургическим вмешательством помочь ей, ничего сделать не могли. За дело взялся Петр. Ему удалось выпустить воду. Этим он очень гордился, ибо у профессиональных хирургов выходила только кровь. Но больная вскоре умерла.

Петр отличался исключительной бережливостью и расчетливостью, когда нужно было тратить деньги на личные нужды. Когда ему приносили жалование, он говорил: "Сии деньги собственные мои; я их заслужил и употреблять могу по произволу; но с государственными доходами поступать надлежит осторожно..."

Петр представлял свою роль как государя всесторонне: он и на театре военных действий рискует жизнью в огне сражений; он сочиняет регламенты и уставы для подданных; он работает на верфи простым плотником; ездит инкогнито за границу обучаться ремеслу кораблестроения.

Петр неоднократно возвращался к вопросу о злоупотреблениях должностных лиц при сборе повинностей и повелевал жертвам произвола со стороны "переписчиков, наборщиков и сборщиков" подавать челобитные с указанием, "кому от них какие обиды были ль и взятки с кого какие притеснения имели". И пригрозил тем, кто знал о злоупотреблениях, но не донес о них, "разорением движимых и недвижимых их имений". Петр призывал помещиков к умеренному размеру владельческих повинностей и к милосердию при их взимании. Но при ущемлении интересов крестьян не проявлял присущей ему настойчивости. Петр запретил дворянам продавать детей от родителей "как скотов". "Оную продажу людям пресечь", сказано в указе, но тут же сделана оговорка: "... а ежели невозможно того будет вовсе пресечь, то бы хотя по нужде и продавали целыми фамилиями или семьями, а не порознь".

Петр не останавливался перед принудительными мерами вовлечения купцов в крупную промышленность. Имеется в виду передача частным лицам казенной суконной мануфактуры, "чтоб не покупать мундиру заморского". Купцов пришлось доставлять в Москву специально посланными солдатами. В конце концов государство от этого было в выигрыше: чем богаче купец, тем больше доходов государству приносил он. Развитие отечественной промышленности стимулировалось высокими ставками на ввозимые изделия западноевропейских мануфактур, ограждая мануфактурные производства страны от конкуренции.

Идеи Петра проникли и в монастырскую келью, круто изменив уклад монастырской жизни царских богомольцев, которые обеспечивались трудом монастырских крестьян. Петр принуждал служить государственным интересам черное духовенство, как в те времена они назывались. Утверждая, что большая часть монахов "тунеядцы суть", Петр указом от 31 января 1724 года показал, каковы перспективы черного духовенства: "Что же прибыль обществу от сего? - и дал не двусмысленный ответ,- Воистину токмо старая пословица: ни Богу, ни людям, понеже большая часть бегут в монастыри от податей и от лености, дабы даром хлеб есть". "Для пользы вечной и временной людям" монахи должны были заниматься "художествами, столярным делом, иконописанием, прядением, шитьем, плетением кружев и прочим, что не противно монашеству". Регламент предписывал использовать доходы монастырей.

Изменялось положение и белого духовенства. Предметом особой заботы царя было внедрение подлинной религиозности. Синоду царь повелел составить две книги: для сельских жителей и городских, в которых изложить "наставления, что есть прямой путь спасения".

На дворян Петр возложил новые повинности: праздная жизнь в усадьбах сменилась службой в полках, на кораблях, участием в сражениях. Были созданы для дворян военные учебные заведения. Многих отправляли для обучения за границу, и не только военному делу, но и строительству кораблей и другим наукам.

Петр считал, что гармония и благоденствие наступят тогда, когда каждый подданный будет безоговорочно выполнять обязанности, возложенные на него государством. Только тогда возможны успехи в промышленности, торговле, соблюдении правосудия. Крестьянин должен возделывать пашню, исправно платить подати, поставлять рекрутов, выполнять повинности в пользу помещика. Служба крестьян при Петре сопровождалась увеличением тягот. Служба дворянина хотя и стала обременительнее, но в конечном счете принесла ему дополнительные доходы. К барщине и оброку от крестьян прибавилось жалование от государства.

Петр мечтал о том времени, когда стрелки часов будут показывать "счастливое время", считая, что такие часы им сконструированы. Но часы эти нередко давали обратный ход, ибо многие современники Петра не принимали царские указы всерьез.

Жизнь императора Петра оборвалась 28 января 1725 года в страшных мучениях. С его смертью связано немало легенд. Но достоверность двух источников не вызывают сомнений. Казимир Валишевский в книге "Петр Великий" писал: "8 сентября 1724 года диагноз болезни выяснился окончательно: это был песок в моче, осложненный возвратом плохо залеченного венерического заболевания".

В 1970 году Центральному кожно-венерологическому институту в Москве были направлены на заключение все известные свидетельства современников о болезни и кончине Петра Великого. Комиссия в составе профессоров А.А.Студницына, Н.С.Смелова, д.м.н. Т.В.Васильева и к.м.н. О.И.Никонова пришла к выводу, что "Петр Первый, по-видимому, страдал злокачественным заболеванием предстательной железы, или мочевого пузыря, или мочекаменной болезнью".

Рано оборвалась жизнь Великого преобразователя. Глубокие чувства скорби и гордость за содеянное им ярко выражены в словах Феофана Прокоповича, произнесенных в Петропавловском соборе на похоронах Петра. Они звучали как реквием. "Он оставил нас,- говорил проповедник,- но не нищих и убогих: безмерное богатство силы и славы его... при нас есть. Какову он Россию свою сделал, такова и будет; сделал добрым любимую, любима и будет, сделал врагам страшную, страшная и будет; сделал на весь мир славную, славная и быти не перестанет. Оставил нам духовные, гражданские и военные исправления".

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]