[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

ДЖОН РАБЕЙ - КИТАЙСКИЙ ОСКАР ШИНДЛЕР

Д.САНИН (Нью-Йорк)

Когда в декабре 1937 года японская армия, сломив сопротивление китайских националистов, ворвалась в Нанджинг, в городе началось двухмесячное побоище, которое унесло жизни 300 тысяч китайцев и вошло в историю как Надругательство над Нанджингом. В эти трагические дни в городе находилась группа иностранных специалистов и миссионеров, среди которых были и немцы. Как выяснилось недавно, возглавлявший местное отделение нацистской партии Германии Джон Рабей спас сотни китайцев от бесчинствующих японских солдат.

Японские солдаты с национальным флагом позируют фотографу в Гонконге на железнодорожной станции. Гонконг был временной столицей Китая в 1938 г. Захват этого города стал последней значительной победой Японии в Китае.

Фотография из книги Роберта Элсона "Прелюдия к войне".

Об этом Рабей рассказал в своем 1200-страничном дневнике, который до последнего времени хранился у его сестры, живущей в Берлине. Дневник был найден калифорнийской писательницей китайского происхождения Айрис Чанг. Несколько лет назад, изучая историю нанджингского побоища в историческом справочнике, она нашла упоминание о гуманитарной деятельности Джона Рабея. Она предприняла попытку найти его, но нашла лишь его сестру - Урсулу Рейнхардт, живущую в Берлине. Сестра и сообщила американской писательнице о дневнике, а та убедила семью Рейнхардтов опубликовать его. В дневнике, помимо наблюдений автора, содержатся истории, рассказанные ему другими колонистами, и фотографии.

Несмотря на действия Рабея в Нанджинге, которые спасли жизни как минимум 650 китайцам, он постоянно высказывал свою лояльность нацистскому режиму. Вернувшись в феврале 1938 года в Берлин он заявил в своем публичном выступлении: "Хотя я испытываю колоссальное сочувствие к страданиям китайцев, я прежде всего немец, и я не просто верю в верность нашей политической системы, но как партийный организатор я поддерживаю ее на все сто процентов".

Рабей жил и работал в Китае с 1908 по 1938 год, представляя интересы немецкой компании "Сименс". Его дети и внуки родились в Китае, и вся семья, включая Рабея, свободно говорила по-китайски.

В 1937 году германо-китайские отношения резко ухудшились, и Берлин завязал тесные связи с Токио. Когда японские силы вошли в Нанджинг, многие немцы испытывали смешанные чувства. С одной стороны Япония была союзником Германии, с другой - китайцы были их личными друзьями.

Рабей вместе с другими немцами получил распоряжение переехать из Нанджинга в город Вухан в несколько сотнях миль к западу от Нанджинга, где обстановка была спокойней. Но вместо этого Рабей со своими соотечественниками и группой иностранных специалистов и американских миссионеров образовали в оккупированном городе "нейтральную зону", закрыв туда доступ японским солдатам.

Одна из дневниковых историй рассказывает, как к Рабею обратилась плачущая женщина, дочь которой насиловал японец. Вбежав в дом, откуда доносились истерические крики девушки, Рабей закричал японцу: "С новым годом!" Японец, забрав вещи, ретировался. Единственным оружием в руках Рабея в эти дни была нарукавная повязка со свастикой.

На другой странице Рабей жаловался на то, что тяжело спать, когда во внутреннем дворе дома раздается храп 650 человек. Еще одно наблюдение - его канарейка начала петь в одном ритме с доносящимися через открытые окна пулеметными очередями.

Несмотря на клятвы верности режиму, жизнь Рабея после возвращения в Берлин покатилась по наклонной. Рабей написал письмо Гитлеру, в котором просил фюрера обратиться к японскому правительству с просьбой повлиять на поведение своих военнослужащих в Китае. На письмо ответил не фюрер, а гестапо, куда Рабея вызвали для разъяснения внешнеполитического курса Берлина. Правда, через три дня Рабея выпустили на свободу, и он смог вернуться к работе. Он проработал с перерывами в компании Сименс до 1945 года, совершив еще одну поездку в Афганистан. Часть дневника посвящена последним дням нацистского режима, в которых Рабей описывает голод и лишения , которые его соотечественники испытывали накануне входа в страну советских войск и войск союзников.

После войны Рабей попытался пройти так называемый процесс денацификации, с тем, чтобы ему простили его участие в деятельности нацистской партии. В частности он указывал на свою гуманитарную деятельность в Китае. Ему было отказано в этом, и в 1950 году, в возрасте 68 лет Рабей скончался от сердечного приступа.

По словам Айрис Чанг, дневник Джона Рабея еще одно неоспоримое доказательство одного из самых кровавых инцидентов Второй мировой войны, который отрицался многими японскими официальными лицами, в том числе бывшим министром иностранных дел Японии. Чанг признает наивность Рабея, считавшего, что если рассказать фюреру правду о зверствах японцев в Нанджинге, то он сможет остановить их. Тем не менее, Рабей не надеялся только на помощь своих партийных боссов, он действовал сам, спасая людей от смерти и этим проявил свою человечность, как ни парадоксально это звучит в разговоре о человеке, который по его собственным словам на все 100% разделял человеконенавистническую идеологию нацизма.

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]