[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

БРАКИ ЗАКЛЮЧАЮТСЯ НА НЕБЕСАХ...

ЮРИЙ БЕРДАН (Элмхерст, Нью-Йорк)

- Ну, как, - весело спросил я у своего приятеля при встрече, - скоро будем гулять на свадьбе?

У него моментально помрачнело лицо и растерянно забегали глаза. Как оказалось в ходе нашего дальнейшего разговора, вопрос, невинно и без всяких задних мыслей мною заданный, был беспредельно бестактным... Речь шла о его двадцатилетней студентке-дочери, красавице и умнице.

Когда мы говорим, а говорим мы это нередко: ах, Америка-разлучница, ах, какие "там" у нас были отношения с детьми, ах, как здешняя жизнь нас с ним, развела - мы слегка лукавим.

Кое-какие, мягко выражаясь, трения и недопонимание между "отцами и детьми" были во все времена и при всех социально-политических формациях и строях. И Геродот об этом писал, и Тургенев, и вообще, кто только об этом не писал, и кто только не говорил. И причины тому вместе с мотивами и поводами давно уже выявлены, обсуждены и перемыты им косточки всеми неленивыми: от мудрых остепененных педагогов и психологов с высоких подиумов и страниц диссертаций до всезнающих дворовых философов на скамеечках и завалинках.

У каждого поколения свое зрение, отличная от предыдущего двадцатилетия жизнь, свои максимы, инвективы и принципы, и не каждому дано при столкновении интересов ими поступиться. Это, может быть, огорчительно и портит иногда родителям и детям немало крови, но это так же естественно, как морские приливы и отливы, как выпадение молочных зубов, как смена времен года. Очень многим хотелось бы, и мне в том числе, постоянной весны или ранней осени, чтобы всегда - семьдесят пять по Фаренгейту, но попробуй, поборись! Однако в чем мы бесспорно правы, когда ворчим и ностальгически грустим, вспоминая безоблачную непререкаемость своего прежнего семейного авторитета, так это в том, что иммиграция действительно откладывает специфический отпечаток и очень часто добавляет болезненный привкус к взаимоотношениям поколений, чувствительнее сталкивая их лбами, чем это было в жизни другой. Уж слишком теперь разные у нас и них эти жизни, представления, правила-законы...

Итак, в один прекрасный субботний вечер, а вернее ночь, счастливая и возбужденная дочь моего приятеля ворвалась в отчий дом после очередного парти, а может быть, посещения ночного клуба, ресторана или какого другого мероприятия по молодому делу, и бросившись своей маме на шею, воскликнула: "Я так счастлива! Поздравьте меня, родители! Игорь сделал мне предложение..."

Игорь был молодым человеком, с которым она встречалась вот уже целых три месяца. Надо сказать, что парень крепко нравился моему приятелю и его жене: был он внешне очень приятен, неглуп и интеллигентен, имел отличную профессорскую родословную, ровный, спокойный характер, хорошие мастеровые руки и безупречный моральный облик - короче говоря, обладал всеми необходимыми качествами для должности зятя, против чего эта взыскательная и придирчивая семья очень бы не возражала и даже с некоторым нетерпением этого ждала. По всему было видно, что дело прямым ходом шло к ожидаемой благополучной развязке, как резко затормозивший в гололедицу автомобиль к ближайшему столбу: парочка была явно и безоглядно в друг друга влюблена. К своим двадцати шести годам потенциальный зять закончил престижный университет, работал в очень солидной компании и имел блестящие перспективы в смысле служебной карьеры, что благополучным мягким мазком завершало безмятежный матромониальный пейзаж.

Ну так вот, дочь, бросившись своей маме на шею, воскликнула: "Я так счастлива! Поздравьте меня, родители: Игорь сделал мне предложение... переехать к нему! Мы завтра же съезжаемся и будем жить вместе!"

- В каком смысле вы съезжаетесь? - попыталась упорядочить сумбурную информацию обмазанная губной помадой родительница. - Ты имела в виду, что вы с Игорем женитесь?

- Причем тут женитесь? Какие у вас ... странные представления! И, вообще, кому это нужно - женитесь - не женитесь, ведь главное, что мы любим и что будем теперь вместе! Начните еще говорить о штампах в паспорте и свадьбе...

Родители ошалело помолчали. Ну конечно же, они прекрасно были осведомлены обо всех этих "съезжаться-разъезжаться", знали, что это за штуковина - "герл- и бойфренды", но почему-то им до этого казалось, что эти здешние игры не коснуться их семьи, что это из другой жизни, из другого спектакля, который играют в другом театре и на другом языке, и для них там нет ролей...

- Вы вообще отсталые, у нас, молодых, все по-другому! - подала писклявый голос младшая четырнадцатилетняя дочь, выскочившая на шум из своей комнаты в одной ночной сорочке, неукоснительно следуя правилу не пропускать ни одно событие в жизни окружающего ее человечества. Высказавшись, она независимо поджала губки и веско подняла кверху конопатый нос в полном превосходстве над пещерной замшелостью своих дряхлых сорокапятилетних "предков".

- Брысь отсюда, козявка! Спать немедленно! - рявкнул на нее "предок", - А то ты сейчас у меня узнаешь, что у нас делается по-старому!

Козявка высокомерно гмыкнула, но на всякий случай сделала пару шагов к двери, не собираясь, впрочем, совсем покидать сцену: она набиралась бесценного опыта, который, кто знает, через какое-то время очень даже может ей пригодиться...

- Ну хорошо, - придав своему голосу предельное миролюбие, внятно и медленно произнес прогрессивный папа, - никто не говорит о штампах и о свадьбах. Это, действительно, дело пятое. Мы с мамой тоже расписались через два года после того, как стали фактически мужем и женой. Браки заключаются на небесах. Но ты можешь сказать, кто вы будете теперь? Я не знаю и знать не хочу никаких слов применительно к нашей семье, как "бойфренд-герлфренд". Если люди любят друг друга и живут вместе, то для меня они или муж и жена, или сожители. Я не имею права и не намерен ничего тебе запрещать: ты взрослый человек. Но можешь мне сказать, как я вас должен теперь называть? Как я должен говорить о вас своим друзьям? Как о муже и жене? Как о сожителях? Как о руммэтс? Кем вы себя считаете, теми мы с мамой и будем вас считать. И, соответственно, будем считать его своим зятем или незятем. Скажи!

- Какая разница? Мы об этом не думаем! Нам это не нужно! Его родители обрадовались, поздравили нас, ничего не спрашивали, ничего не выдумывали, а вам обязательно надо испортить мне праздник!

И обожаемая дочь горько расплакалась!

- Ну вот, - закончил рассказ мой приятель, - Что скажешь?..

А что сказать? Нечего...

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]