[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

Рассказ

НАБЛЮДАТЕЛЬ

ВАЛЕРИЙ МЯГКОВ (Минск, Беларусь)

Давно уже прошли пестрящие плюмажами конные отряды, и легла встревоженная копытами пыль. Проскрипели повозки, груженные фасолью, овсом, брагой, пленниками и пьяной стражей. Проковыляли раненые, распространяя запах йода и гноя; проползли, давясь пылью, больные.

Беззаботно прозвенели свадебные поезда, и черными червями медленно зарылись в дремучую пыль бесчисленные похороны. Гуляки. Пахари. И снова воины - пешие, конные, моторизованные. Правительственные машины - с охраной; этапы арестованных - тоже с молчаливой охраной. Пионерские отряды. Танки. Сеялки. Карательные отряды. Праздничные шествия с духовыми оркестрами. Колонны штурмовиков. Нищие бродяги.

"Сначала было интересно, - подумал ЛенД. - Но уже наскучило. Все это великое многообразие выглядит однообразно. Посижу еще немного и уйду к своим. Я тут засиделся, а они ждут и, возможно, волнуются".

Прошаркали на слет передовиков усталые грязные люди в разбитых сапогах. Осела пыль, и на дороге появились двое странников.

Они шли с осторожностью, выдававшую в них опытность. Они всматривались в подозрительные неровности, оставленные гусеницами, копытами и каблуками, и на всякий случай тыкали в них массивными посохами. Так, деловито постукивая, равномерным, уверенным шагом странники дошли до поворота, за которым скрылось все, что смог увидеть ЛенД.йЧто за поворотом, ЛенД не знал, но никто оттуда не возвращался, и шум, издаваемый передвижением колонн и отрядов, не был оттуда, из-за поворота - слышен. Однако странники, не доходя до поворота, свернули в сторону, именно в ту сторону, где, укрыв себя листьями и хворостом, сидел ЛенД.йОн удивился, поскольку никто прежде не сворачивал с намеченного ими или еще кем-то пути.

"Это удивительно! - сказал вслух ЛенД. - Это настолько удивительно, что я уже не жалею, что отстал от своих и наблюдал это жалкое, бессмысленное шествие".

Но удивлению его и вовсе не было предела, когда странники, прокравшись незаметно одним им известною тропою, с изрядной и безжалостной силой ударили его посохами: один - по зубам, другой - по почкам.

"Кто вы?!" - спросил изумленный ЛенД.йОн пытался встать, путаясь в ветках своего убежища, и с отвращением сплевывал зубы. Маскировался он, следуя "Правилам Наблюдателя", но никак не потому, что он допускал появление посторонних. По его наблюдениям и представлениям о жизни, существующей здесь, все без исключения должны были пройти одной дорогой, не представляя себе других дорог и вообще других мест. И посторонних, случайных людей, здесь быть не могло.

"Кто же вы?!"

"Мы - сопровождающие", - хорошо поставленным, в меру громким голосом ответил один из странников. Это прозвучало достаточно любезным для ЛенД, который рассчитывал на что-то не сродни любезности. Второй странник, правда, добавил: "А ты, ты-то сам, - кто, сволочь?!" И ЛенД понял, что дело плохо. И может быть, поэтому назвал себя:

"Я - ЛенД".

И, потирая больные места, вежливо спросил: "Зачем, братцы, били?"

Слово "братец" было подслушано им здесь, у дороги. Его часто повторяли, прося о чем-то важном для себя, раненые, больные и убогие, проходившие по дороге; и в слове этом одинаково слышались страдание от какой-то неудачи и жалоба на нее, еще страх перед худшим. Все это ЛенД угадал и теперь невольно назвал странников братцами.

"Позвольте вам заметить, неизвестный гражданин ЛенД, что мы не братцы, не имеем чести состоять с вами в родстве, особенно в близком..."

"Сука ты, - угрюмо перебил второй. - Сука и злоумышленный враг, вовремя изобличенный нами".

"Понимаете, - объяснил ЛенД, - я не злоумышленный враг, и у меня совсем нет ненависти к вам, хотя я знаю, что вы плохие люди и плохо поступите со мной".

"Шлепнуть-то придется, "братан", то, как пить дать", - грубый странник хохотнул, довольный своим простодушным жизнелюбием.

Его более сдержанный товарищ неодобрительно хмыкнул и указал посохом на видневшийся поодаль овраг. Вид оврага никак не мог вызвать мыслей о бессмертии или хотя бы о долгой и счастливой жизни.

***

...На дне оврага посиживала толстая румяная баба. Она с упоением грызла моченый горох и, увидев ЛенД, сказала:

"Вот и гость, слава богу, пожаловал! Гороху хочешь? Или каши? Каши, правда, нет - не сготовлена еще каша. А звать-то как? Не Трофим ли будешь?"

"Нет, - ответил ЛенД, - не Трофим", - и неожиданно уснул.

Открыв глаза, он обнаружил, что лежит на спине в большой, липкой, холодной яме; рядом сидит неопрятная, грузная баба и жадно, подергивая от наслаждения ногой, ест дымящееся гороховое месиво; а на самом краю ямы стоит, уверенно расставив ноги, человек, придерживающий палец на курке армейского карабина, направленного на ЛенД.

"Ой-ой, солдатик! Только не на меня!" - заголосила баба, увидавшая человека с карабином, и бросилась бежать, прижимая к груди миску с кашей и роняя на бегу вязкую зеленую массу на такую же вязкую красную глину.

А ЛенД встал, отдирая с себя прилипшую вместе с мусором глину и нехотя сказал:

"Что же ты делаешь, дурак?"

Пуля шваркнула близ него, разбросав ошметки глины и каменную дробь.

"И плоть эта, чужеродная и обильная, примет и не отвергнет твою плоть. Примирись!"

"Примирись, паскудник!" - ЛенД узнал голоса странников и, обернувшись, увидел, как они приблизились к нему. Один глядел строго, второй, грубый, нехорошо улыбался.

Стремительно покатившись по дну оврага, ЛенД сбил их с ног и стал вкапываться в могильную стенку оврага. Сделавшись тонким и сильным, он быстро и легко прорыл туннель. А у выхода из туннеля стояли странники и нетерпеливо помахивали посохами.

"Нет, - сказал более мягкий и покладистый, - не бей, бить больше не следует. Иначе он не поверит, что к нему не применяли насилие. Так ведь, ЛенД?"

ЛенД безразлично кивнул.

"Зачем вы меня ловите? - обратился он к деликатному страннику. - Я сидел у дороги и наблюдал. Это было дурно?"

"Дурно, - ответил странник. - Очень дурно. У нас не велено наблюдать. И не принято. Скажем точнее: неуместно - так как не водится в наших местах. Ты долго наблюдал за дорогой; видел ли ты, наблюдая за НАШЕЙ дорогой, хоть одного наблюдателя?"

"Нет", - честно ответил ЛенД.

"Правильно, и не мог видеть, потому что те немногие, что, к сожалению, были, давным-давно ликвидированы. Ты находишься там, где не наблюдают, а соблюдают. Ты хорошо меня понимаешь?"

"Да, - сказал ЛенД. - Но позволь мне уйти к своим. Мне нехорошо без них, мне плохо с вами".

"Это невозможно - ведь ты унес бы с собой наблюдения!"

"Да хватит с ним трепаться, - брезгливо сказал второй странник, и откуда-то из-за кочки ему тоненько поддакнула гороховая баба.

"Держи!" - заорал он, когда ЛенД вдруг поднялся в воздух, взмахивая руками, которые на глазах обрастали черными, белыми и красными перьями.

"Уйдет же, уйдет, вражья морда!"

Он запустил в блеклое толстое небо посохом.

"Бесполезно", - вяло сказал Деликатный и сделал знак вооруженному карабином человеку на краю оврага.

ЛенД все увереннее летел к своим, но замедлил свой полет и снизился над поворотом дороги. Здесь он и был сбит пулей меткого и бравого стрелка.

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]