[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

ОЛИМ: ПРАВДА ВО ЗЛО, ЛОЖЬ ВО СПАСЕНИЕ

АЛЕКСАНДР ХАРЬКОВСКИЙ (Байон, Нью-Джерси)

Побывав два года назад в Москве, я решил посмотреть то, чего во времена моего отъезда там не было. Так я подошел к открывшемуся не так давно посольству Израиля. Поразила не очередь - она-то как раз была недлинной, - а большое число лиц, в которых я при всем желании не мог бы усмотреть еврейских черт - а ведь эти люди собирались переехать в Еврейское государство. Но, я мог и ошибаться. Впрочем, одна неожиданная встреча показала, что я был не так уж неправ.

Он подошел ко мне уверенной, военной походкой, протянул руку:

- Вспоминаете? Встречались весной 80-го, затем вместе летали в Афганистан.

- Иванов? Вы еще говорили, что на вашей фамилии вся Россия стоит.

Я вспомнил о его погонах, и о том, как перед тем как выдать мне пропуск за рубеж, он внимательно рассматривал мой паспорт, а по поводу пятого пункта приговаривал: "Ой, какой же ты беспартийный".

Редакция послала меня в Афганистан, когда я был в командировке в Душанбе. Мы летели туда вместе с Ивановым, похоже, он был приставлен ко мне.

- Да вот, - сказал он смущаясь, - переезжаю в Израиль. Вы-то сами где?

- В Штатах.

- А ты, что же, - еврей?- спросил я, переходя на "ты".

- Да никаким боком. Жена - еврейка. Частично. По паспорту. А куда денешься? Вот и переезжаем.

Я рассказал о своих поездках в Израиль. Иванов лишь тяжело вздыхал: "Мы с женой, конечно, записались евреями".

На этом расстались. Писать не обещали. А в голове вертелась украинская пословица: "Неправдой свет пройдешь, да назад не вернешься".

С тех пор я ничего не слыхал о семье Ивановых, а вот для живущей в Израиле семьи Дериевых, эмигрантов из Казахстана, пословица эта может исполниться, как говорят в Одессе, "с точностью до наоборот".

Вот какую, весьма печальную историю рассказал Серж Шмеманн на страницах "Нью-Йорк таймс".

В 1990 году Регина Дериева, еврейка, и ее муж Александр, украинец, почувствовав религиозную свободу, крестились и стали католиками.

Пока они жили в СССР, это никак не сказывалось на их национальной принадлежности. Но год спустя Союз распался, и они вместе с сыном Денисом решили эмигрировать в Израиль.

Регина родилась в семье атеистов.

"Родители мои были евреями лишь по паспорту. Убежденные коммунисты, они не придавали значения своему еврейству, - говорит она. - Это понятно: отец мой преподавал марксизм. Я отличалась от них. Я писала стихи, которые власти не принимали. За мной следил КГБ, и меня не публиковали. Лишь во времена гласности приняли меня в Союз писателей".

Жили Дериевы в далекой Караганде. Но и сюда дошли ветры времени. Все больше друзей уезжало за рубеж, в США, Германию, Израиль. И семья Дериевых тоже решила эмигрировать. Будучи еврейкой по паспорту, Регина выбрала Израиль. Ее муж отправился для оформления документов в Москву, в посольство Нидерландов, представлявшее в СССР дипломатические интересы Еврейского государства.

"В бланках на выезд были две графы - "национальность" и "вероисповедание". Я спросил работника посольства, что в них писать, если моя жена еврейка и католичка, - рассказывает Александр. - Тот сказал: в графе "вероисповедание" напишите либо "иудейская", либо "неверующая". Я выбрал последнее".

Получив, согласно израильскому Закону о возвращении, разрешение на алию в Израиль, Регина и Александр, по прибытию, написали в анкете "вероисповедание католическое". И тут у них начались трудности, продолжающиеся вот уже более пяти лет.

Дело в том, что Израиль принял Дериевых как олим, в соответствии с Законом о возвращении, согласно которому израильское гражданство предоставляется евреям, спасающимся от преследований, а также членам их семей. Однако в этом законе есть одно весьма важное исключение - евреем не считается тот, кто добровольно, по собственной воле, принял иную веру. И Регина как раз подпадает под это исключение.

Она говорит: "Считаю, мне стыдно было бы скрывать свою (т.е. католическую. - А.Х.) веру. Это было единственное важное решение, которое я когда-либо приняла, и я не скрывала его даже от отца профессора-марксиста и атеиста".

Почему-то солгать в Нидерландском посольстве стыдным не считалось. Другое дело - в Израиле. Оказывается Регина считала Израиль западной, демократической страной.

Ну да, понятно: в демократических странах церковь отделена от государства, и вероисповедание, как, к примеру, в США, не учитывается при получении гражданства.

Собственно в этом и состоит пафос статьи в "Нью-Йорк таймс": если Закон о возвращении при определении, кто есть еврей, учитывает его вероисповедание, то Израиль недемократическая, а значит, и не западная страна.

Я вовсе не хотел бы обсуждать столь сложный вопрос - кто является евреем в Израиле. Не мое это дело. Но я знаю, кто им в Израиле НЕ является. Человек добровольно перешедший в другую веру. Так гласит там закон, и опросы показывают, что с этим согласно большинство его еврейского населения. Хотя есть в Израиле немало граждан неевреев - христиан, мусульман (друзы, арабы, армяне, русские - всех не перечислишь). Полагаю, однако, что никто из них не въехал в страну на основе Закона о возвращении.

Хочу уточнить свою позицию. Являясь евреем, но не гражданином Израиля, я вправе не принимать иммиграционные законы той страны. Но если бы я решил туда иммигрировать, пришлось бы подчиниться этим законам, нравятся мне они или нет.

Собственно к Израилю я отношусь, как к любой демократической стране. Я могу соглашаться или не соглашаться с тем, что при иммиграции в Англию преимущество получают субъекты Британского Содружества, а в Германию - этнические немцы. (Хотя страны эти не мононациональны.) Я мог бы въехать туда, простояв в длинной очереди как иммигрант. Но жаловаться, что меня при этом дискриминируют, не имею права.

Вернусь, однако, к семье Дериевых. Вот уже не один год они живут и работают в Израиле. Однако недавно суд отверг их просьбу о получении гражданства на основе Закона о возвращении. Причина? Регина добровольно приняла чужую, неиудейскую, веру.

Понятно, Дериевы с этим несогласны и продолжают судиться с властями. Но, как говорится, строг закон, но закон.

Линда Брайер, адвокат семьи, считает: "Единственная причина, почему Дериевы попали в беду, потому что они НЕ лгали".

Ойли? А в посольстве в Москве? "Так им посоветовали солгать", - продолжает г-жа Брайер.

Сама же она поступила более хитро. Приехала в Израиль еврейкой, а там уже, после получения гражданства, крестилась, стала католичкой. Вот такие калачи. Закон в Израиле не имеет обратной силы.

Жаль, не было г-жи Брайер ни в Союзе, когда Регина крестилась, ни в аэропорту прибытия. Уж она бы посоветовала ей, как обойти закон. Хотя задача адвоката обратная - помочь его соблюдать.

Теперь же Брайер добивается для них статуса беженцев, чтобы их приняла какая-либо другая страна. Она мотивирует это тем, что СССР, страны, из которой выехали Дериевы, уже нет, Казахстан же не примет их обратно, так как они не казахи, а Украина откажет в гражданстве из-за того, что Александр не говорит по-украински.

Мне неизвестны законы этих постсоветских республик. Похоже однако семья эта туда не стремится. Видимо, Дериевым хотелось бы остаться в Израиле, где они живут в арабском пригороде Иерусалима, сын учится в арабской христианской школе, отец работает.

Солгав в Нидерландском посольстве в Москве, они сами загнали себя в угол. Но будь моя воля, я бы их оставил в Израиле - пусть живут там, как сотни тысяч неевреев.

Но вряд ли мое мнение будет иметь вес. Есть Закон о возвращении, и тысячи потенциальных "олим хадашим", которые стучатся в двери посольств Израиля по всему миру. Есть среди них и такие, что не прочь обойти законы страны.

Мне скажут: "Закон - не дышло". Я отвечу: "Неправдой свет пройдешь, а назад не вернешься".

Однако все это не решит спора, а тем более не облегчит судьбу людей, оказавшихся в тяжелом положении по собственной вине.

И все же хорошо, что эти люди стремятся в демократический Израиль, где уровень жизни выше, чем в СНГ. Так же, как стремятся они, к примеру, в Америку, Канаду или Германию. И так же, как эти страны, Израиль устанавливает свои иммиграционные законы. Нравятся они кому-либо или нет.

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]