[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

НЕ ПОТЕТЬ ВО ЧТО БЫ ТО НИ СТАЛО!

ЕВСЕЙ КАЦ (Цинциннати, Огайо)

Пролог

Вытряхивая, перед тем как выбросить его, бумаги из старого, рваного "органайзера", я наткнулся в кармане на букву "Н" на этот забытый рассказ. Он сразу вернул меня в недалекое прошлое, в котором мы еще называли друг друга по имени и отчеству, много ходили пешком и наивно ждали, когда на голову свалится миллион. За меньшей суммой никто в Америку не ехал. Это сейчас все поумнели и говорят, что приехали сюда из-за детей. В то время мы еще тянулись друг к другу, сплачивались и вырабатывали общее мнение. Мы продолжали быть коллективом, и на волне коллективной психологии я задумал серию рассказов о жителях глубинного города Тмутауна с постоянными персонажами вроде "Кабачка 13 стульев". Я рассчитывал публиковать эти рассказы из номера в номер в различных русскоязычных газетах на протяжении многих лет. Они должны были стать моим фирменным знаком. Меня должны были узнавать по ним. "А, это тот, который создал..." Мимо моей популярности среди большого количества советских эмигрантов не могло пройти англоязычное американское телевидение. И я уже видел, как известный ведущий говорит: "Мы с вами, дорогие телезрители, и не подозревали о существовании мира, населенного маленькими смешными людьми. Бабник-режиссер Бернштейн-Постельник, крутобедрая Григоретта Львовна... Весь этот мир придумал один человек". И тут камера наезжает на меня.

Положительная сторона иллюзий в том, что они проходят. В провинции нет Брайтон Бич. Эмигранты здесь расползаются в разные стороны. Они покоряют английский, находят работу, покупают дома, платят за них моргидж, и у них не остается денег на то, чтобы приглашать друг друга в гости или собираться где-то чаще, чем один раз в год. Они хотят быть американцами. Они по-русски почти не читают. Какой там, к черту, коллектив милых неудачников! Я успел написать несколько рассказов, прежде чем сам стал таким. Один был даже опубликован. Сейчас я решил опубликовать другой. В конце концов, пишут же люди о прошлом. Написал же Лев Толстой "Войну и мир".

У нас в Тмутауне за последнее время никому из наших не удалось устроиться на работу. Только Григоретте Львовне какой-то американец кавказского типа предложил вечером встретиться за пять долларов. Из-за наших неудач нас собрали в Еврейском клубе.

- Знаете, почему вас не берут на работу? - строго спросил Стив Ойкуменович, который уже работал волонтером-активистом при общине. - Потому что вы производите плохой запах.

Тут все покраснели и стали отодвигаться друг от друга. А Бетя Бумовна от обиды даже заплакала.

- Я вовсе не имел в виду, что вы портите воздух, - деликатно поправился Стив Ойкуменович. - Но ваша потливость не выдерживает никакой критики.

Мы все облегченно вздохнули и вытерли проступивший на лбу пот.

- Это возмутительно - обвинять меня, даму, в потливости, - сказала Григоретта Львовна. - Если я потею, то по ночам, когда немногие из присутствующих могут меня видеть. Так что нечего зря болтать.

Все остальные тоже заявили, что последний раз потели лет двадцать назад.

- Дело ваше, - сказал Стив Ойкуменович. - Но если кто будет замечен в потовыделении, то лишится пособия.

Все испуганно притихли, а Бетя Бумовна упала в обморок.

- Откройте окна! Здесь душно! Видите женщина вся в поту, - закричали все.

- Ничего подобного! Сами вы в поту! - крикнула Бетя Бумовна, не приходя в сознание.

- Да, - мрачно произнес готовившийся к очередному разводу режиссер Бернштейн-Постельник. - Сперва потеть запретят, а затем...

И он печальным взглядом обвел всех женщин.

С этого дня с тмутаунских улиц исчезли все пешеходы. Мы все сидели по домам и без устали принимали ванны, а кроме нас пешком в Тмутауне никто не ходил. При стуке в дверь мы в панике обнюхивали членов семьи, члены семьи потом открывали, предварительно облив все, что можно, одеколоном. Самые осторожные делали то же самое при телефонном звонке. Кто-то предприимчивый приклеил на столбе объявление о продаже собаки, которая реагирует на запах пота. Первой к нему прибежала Бетя Бумовна, вся взмокшая. Собака набросилась на нее и чуть не загрызла. Бетя Бумовна сразу поверила, купила, но оказалось, что пес реагирует на потливость странным образом. Он прекращает есть, если чует пот, а все остальное время его надо кормить, чтобы он не лишился своих уникальных способностей. Вскоре Бетю Бумовну увидели в клубе в одной туфле.

- Вторую он сейчас жрет, - с горечью сказала она. - Вечером доест оставшуюся. Больше в доме кушать нечего. Надо на что-то решаться.

Стояла жуткая жара, и все наши переживали трудные времена. Правда, вдруг объявился всеми забытый пенсионер Майкл, который чувствовал себя в такой ситуации просто прекрасно. Никакая работа и никакое пособие ему уже не нужны были, и он демонстративно потел во всех общественных местах, в которые ему удавалось проникнуть.

- Раз я потею, значит существую. А об этом не мешает постоянно напоминать окружающим, - заявлял он.

Если его организм почему-то не приходил в нужное ему состояние, Майкл брал учебник английского языка и пытался прочесть что-то оттуда. Через несколько минут все было в порядке.

Труднее всего приходилось Бернштейну-Постельнику. Он выдерживал двойную нагрузку. Он не только не мог потеть в одиночку, но и не мог этого делать с кем-то. Выбрав очередную кандидатуру для брака и развода, Бернштейн приступал к рассказу о творческих методах Мейерхольда и Таирова, рассчитывая закончить дело демонстрацией своего собственного. Но если раньше женщины внимательно выслушивали его, то теперь раздраженно обрывали на первых словах.

- Ах, бросьте ваши потные разговоры!

Бернштейн серьезно стал подумывать об эмиграции в Гренландию.

Кампания "за русское тело без пота", как назвал ее Стив Ойкуменович, дала свои результаты. Бетя Бумовна нашла работу! Она прогнала пса и выработала у себя способность абсолютно не потеть. Ни капли пота не появлялось у нее на теле, как бы она ни волновалась, какую бы тяжелую физическую работу она ни делала и как жарко бы ей ни было. Ее феномен привлек внимание местного университета, и Бетю Бумовну наняли для научных опытов. Теперь мы с завистью смотрим на нее, когда она в разгар местного убийственно душного лета, одетая, как эскимос, с торчащими в разные стороны датчиками, бежит марафон по тмутаунским улицам.

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]