[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

БРАТ ТАПЕРА

ФЕЛИКС ЗИНЬКО (Одесса, Украина)

Среди "Устных рассказов" кинорежиссера Михаила Ромма есть один, вызывающий гомерический хохот. Называется он очень просто - "Семен Семенович Дукельский". Злоязычный Михаил Ильич рассказывает, как в "славном" 1937 году вместо арестованного "врага народа" Шумяцкого председателем Комитета по кинематографии был назначен чекист Дукельский, пребывавший до того уполномоченным НКВД по Воронежской области. Он был "высокий, костлявый, в синих бриджах и сапогах, в синей гимнастерке, плечи такие острые. Туловище поворачивается вместе с головой. Рот, когда улыбается, кривит. Брит наголо. Голова, как яйцо, - большая и длинная. Уши торчат и очки темные... Первое впечатление довольно зловещее", - рассказывал Ромм.

"Говорят, - продолжал он, - в молодости он был тапером, в кинотеатрах играл на рояле". Ну, значит, вполне годился на должность главного в советской кинематографии.

Рассказ этот я читал давно, когда вышла книга, даже подзабыл настолько, что пришлось освежать в памяти. Но когда два года назад стал копаться в бывшем партархиве Одесской области, фамилия Дукельского замелькала часто и в весьма неприятных сочетаниях.

Как выяснилось, в марте 1921 года Дукельский пребывал в должности заместителя начальника Особого отдела Цупчрезкома Украины. Для тех, кто не посвящен в тонкости советских аббревиатур, сообщаю, что Цупчрезком на Украине в те года соответствовал ЧК. Как попал на такую ответственную должность Семен Дукельский? Надо полагать из-за брата. Владимир Семенович Дукельский, рабочий-гравер, большевик, был мобилизован в начале Первой мировой войны и отправлен в составе русского экспедиционного корпуса во Францию, на Западный фронт. За антивоенную агитацию был осужден на каторгу и бежал с нее в Алжире. В 1918 году Владимир Дукельский возглавлял издательство Политуправления Военкомата Украины. Затем был начальником Особого отдела 14-й, 16-й и 3-й Советских армий. 23 августа 1920 года геройски погиб в бою под местечком Замбрев и был посмертно награжден орденом Красного Знамени. Надо сказать, что у большевиков большим пиететом пользовались члены семей героев революции и гражданской войны. Вот так и устроился Семен Дукельский на теплое местечко.

В это время в Цупчрезком дошли доносы о неблаговидных делах в Одесском Губтопе, то бишь Топливном тресте. И Дукельского инкогнито отправили разведать, что там происходит. Но одно дело сидеть за начальственным столом и подмахивать бумаги на расстрелы, совсем другое - оперативная работа. 24 сентября 1921 года Дукельский был назначен в караульную команду Губтопа рядовым стрелком. И сидел бы себе тихо на проходной, выведывая сплетни. Нет, ему пофасонить требовалось. Он стал выдавать себя за члена партии. Натурально, его тут же призвал пред свои очи секретарь партячейки и потребовал предъявить партбилет. В результате их милой беседы в губком ушла бумага: "7 октября 1921 года. В Контрольный отдел Губкома. Присланный Учраспредом КП(б)У по командировке N2186 ДУКЕЛЬСКИЙ, при допросе (не был ли этот секретарь партячейки из бывших чекистов?) его о номере партбилета отказался предъявить эти сведения, кроме того, несмотря на неоднократные требования ячейки Губтопа для явки на регистрацию в комячейку от таковой явки отказался, в чем считаю необходимым довести до Вашего сведения". Банальный донос, каких тысячи понаходил я в делах партийных.

Затребовали раба Божьего Дукельского в губком. А он не является. Вместо него появилась в Контрольном отделе другая бумага: "Вызванный Вами т.Дукельский не явился, так как я ему не разрешил это в целях конспирации и велел ему выждать результатов моих объяснений Конфликтному подотделу. По моей просьбе т.Дукельский командирован для работы в Губтоп и поскольку мне кажется незаконно был откомандирован секретарем комячейки в распоряжение Губкома. Уполномоченный Особого отдела В.Карелин". Выходит, одесские чекисты преотлично знали, кто такой Дукельский. Это подтверждается еще одним документом: "Зав. общим отделом Одесского Губкома КП(б)У. Секретно. Служебная записка. 18/Х. Справка. Тов. Дукельский, хотя и непартийный, но был командирован согласно распоряжению секретаря Губкома тов. Смолянского в Губтоп для секретной работы по просьбе ОСО ОГЧК".

Вот вам и конспирация! И вдруг в декабре 1921 года Семен Дукельский, проваливший операцию, назначается... Председателем Одесской ЧК. Невероятная карьера - из сторожей в руководители губернской ЧК!

Он любил ездить по Одессе на племенной кобыле. Любил играть в шахматы. Любил подарки. Сообщалось, что жена арестованного Хайцис-Холодова подарила ему серебряную шашку. На квартире Дукельского, которую он занял после уехавшего в Москву Макса Дейча, висела на стене картина кисти Айвазовского. Будущий глава кинематографа решил, что зря только добро пропадает и сбыл картину через художника Бронштейна за 80 миллионов рублей. Деньги, конечно, не были оприходованы в кассе ЧК. Дважды Дукельский под судом Контрольного отдела. Но все сходило ему с рук, пока он окончательно не заелся.

Однажды председатель губисполкома Аверин вознамерился осмотреть ДОПР (Дом предварительного заключения), как называлась тогда Одесская тюрьма. А Дукельский, узнав об этом из звонка охраны, запретил пускать туда Аверина. Разразился скандал. Дукельского обвинили в противопоставлении себя партии. Тягчайшее преступление в советское время! 7 июля 1922 года бюро Одесского Губкома постановило: "Объявить т.Дукельскому строгий выговор (это беспартийному-то!). Просить ЦК КП(б)У немедленно отозвать Дукельского и временно исполняющим должность назначить т.Корженко".

Так завершилась его одесская карьера.

Но кому-то в ГПУ он пришелся по сердцу и, как мы уже знаем, Дукельский продолжал трудиться на этой ниве, пока не понадобился в искусстве кино. Еще бы! Служившие с ним в Одессе чекисты рассказывали, с его же слов, что он до революции выступал в ресторанах и кафе-шантанах в составе "румынского" оркестра. "Однажды я играл самому Пуришкевичу! - хвастал Дукельский. - Кто оставлял по 30 копеек на брата, а этот отвалил по рублю. Хороший мужик! И шамовка там была знаменитая!" Такой вот уровень творческого работника.

Неудивительно, как рассказывал Ромм, что Дукельский однажды собрал у себя нескольких крупных режиссеров и держал речь:

- Принято решение: вот так. Линию будем проводить. А вам надо эту линию разъяснить, понятно? Линия будет на современную тематику. Все, что не современная тематика, - отменяем. Вот тут товарищ Пудовкин "Анну Каренину" собрался снимать - отменяем, товарищ Ромм "Пиковую даму" - отменяем, товарищ Юренев там "Розовое и голубое" - отменяем, потом "Суворова" тоже отменяем... "Золотой запас" тут - отменяем. Вот линия. Понятно? Пойдите и разъясните.

Вскоре Ромма пригласили в ЦК комсомола и говорят:

- Михаил Ильич, говорят вы не любите Дукельского?

- За что же его любить? Просто идиот и сукин сын.

- И мы его не любим. Напишите нам про него все.

Ромм потребовал стенографистку и наговорил ей за два часа, какой Дукельский кретин, какая собака, назвал его унтером Пришибеевым, Держимордой и кем-то там еще. Как водилось, доклад Ромма попал в руки самого Дукельского. Тот назвал Ромма ненормальным, потом заявил:

- Сколько лет у вас сидел Шумяцкий?

- Да лет десять, наверное, сидел.

- А я двадцать лет просижу, двадцать, понимаете?

Но все-таки через несколько месяцев его сняли. Нет, не потому что не справился, а просто к тому времени расстреляли Ежова и на его место наркома морского и речного флота назначили непотопляемого Дукельского. Ну, и там Дукельский отличился. Как пишет Ромм, он отменил выдачу валюты морякам в загранплавании и вообще запретил им сходить на берег в чужих портах. Тут поднялся такой скандал, что приказ пришлось срочно отменить. Самое, пожалуй, забавное, что такого явного недоумка никто даже не пытался назвать "врагом народа". А ведь такие принесли куда больше вреда, чем настоящие враги. Ромм пишет, что не раз потом встречал Дукельского на каких-то приемах. Значит, вертелся в сферах. Еще как вертелся!

Старый морячуга Иван Андреевич Сидоров, председатель Совета ветеранов флота, рассказывал мне недавно:

- Был у нас такой танкер - "Батум" датской постройки. И вышел у него из строя главный двигатель. Бывает... Надо было перевести судно на буксире из Картахены в Копенгаген, где его строили на верфи "Бурмайстер ог Вайн", для гарантийного ремонта. Доложили об этом Дукельскому. Батюшки, какой он гвалт поднял! Кто же, мол, так строит суда? С одним-то двигателем! Вот, говорит, у нас в кинематографе (!!!), если даже два проектора испортятся, включают третий, и фильм все равно показывают. Не умеете строить суда!.. Долго с тех пор мы вспоминали о судах с тремя двигателями...

22 июня 1941 года ранним утром Сидорова вытребовали в Наркомат. Привели в кабинет Дукельского.

- Сам понимаешь, мне всего тридцать лет было, для меня нарком - это почти Бог. И говорит мне Дукельский: "Получаете, товарищ Сидоров, ответственное задание! Поедете в Ригу, будете готовить транспортные суда для десантов в германские порты." - "Что - война?" - "Война!" Ну, пока мы до Риги добрались, от нашего эшелона всего три вагона остались, остальные разбомбили, а через два дня и Ригу сдали...

Надо полагать, в то утро Дукельский вскрыл пакет с мобилизационным планом и нашел там подробные директивы. Нас ведь уверяли, что будем воевать на чужой территории и малой кровью. Сам бы Дукельский до такого не додумался.

Но в первые дни войны некомпетентность Дукельского стала видна невооруженным глазом. И его заменили знаменитым полярником Ширшовым, что зимовал с Папаниным на Северном полюсе. Ширшов был на крепком крючке у Сталина - незадолго до войны была арестована его красавица-жена. Но это уже другая история.

Господи, сколько таких вот дукельских всплыло на поверхность после революции! Они дискредитировали советскую власть так, как этого не могли сделать ее кровные враги.

А тапером Семен Дукельский никогда не был. Тут Ромм ошибался. Тапером в Одессе был еще один его брат.

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]