[an error occurred while processing this directive]

Список выпусков Содержание выпуска

К 100-летию Бунда

ИОСИФ БРЕНЕР (Филадельфия)

О некоторых белых пятнах в истории Бунда. Он возник в России в 1897 году. В октябре нынешнего года исполнится 100 лет с того момента, когда на окраине Вильнюса нелегально проходил первый съезд партии. Партия Бунд позднее стала называться "Всемирным еврейским рабочим союзом". Бунд на идиш - союз. К сожалению, я не могу дать политическую оценку Бунда за 100 лет. Это должны сделать ученые.

Мне приходилось в Винницкой политической тюрьме в 1938 году сидеть с некоторыми членами Бунда. В Советской России "свадьба" с партией Бунда не состоялась. Бунду не нравилось марксистско-ленинское учение о построении коммунизма и толкование о диктатуре пролетариата. Советская власть не хотела передать Бунду устройство в стране жизни евреев.

Долго они не могли стоять на разных платформах. В 1921 году Бунд был запрещен и объявлен злейшим врагом Советской власти.

О бундовцах и сионистах я узнал еще в детском возрасте в нашем дворе и в еврейской школе в г. Хмельнике на Украине, где я жил и учился.

В нашем дворе жила семья Аврума Беленкиса. Аврум и его жена Хана работали в ресторане. В некоторые дни к ним приходили люди. Гостей они умели принимать. Для них во дворе накрывались столы, подавалась вкусная еда. Наша детвора тоже подсаживалась к взрослым. Кое-что и нам перепадало со стола. Мы любили слушать о существовании сказочной Палестины, куда все евреи должны вернуться на историческую родину и строить там райскую жизнь.

Фантазия играла в детских головках, Палестина нам уже начала сниться по ночам. Казалось, туда легко добраться - доехать до Польши. А там, старшие говорят, есть организации, которые переправляют евреев в Палестину. Каждый еврей в Польше поможет найти этих людей. Мы сами знали фамилии людей местечка, которые через Польшу добрались до Палестины и в Америку. Таким путем покинул страну родной брат моего отца Бренер Велвл. Другие евреи местечка, которых тогда называли бундовцами, говорили обратное, что еврейскую жизнь можно создать на месте. Если 10-15 лет тому назад можно было перейти границу, то сейчас она на замке. Доказывали свою правоту на примере местечка, где есть средняя еврейская школа со многими кружками. Рядом со школой еврейский колхоз "Коминтерн" - лучшее хозяйство в районе, еврейский театр, даже еврейская футбольная команда, одна из сильнейших в районе. В библиотеке много еврейских книг и газет. В артелях в основном работали евреи. Правда там было тяжело заработать, но говорили, это временное. На ответственных постах в городе работали евреи, мол, они позаботятся о создании зажиточной еврейской жизни.

Меня угнетала наша нищенская жизнь: отец - классный сапожник в артели - не мог заработать на семью. Он пытался после работы подрабатывать дома, но на это надо было взять патент и много платить государству, в противном случае - криминал.

Я все больше стал прислушиваться к рассказам о лучшей жизни в других странах.

К тому времени обстановка в местечке резко изменилась. В мае 1938 г. арестовали 20 евреев, самых лучших специалистов - еврейскую верхушку. Закрыли еврейскую школу, еврейский театр. Еврейский колхоз "Коминтерн" стал распадаться.

Арестовали не только тех, кто мечтал добраться до Палестины, но и тех, кто говорил, что еврейскую жизнь можно устроить на месте. Евреи упали духом, даже боялись брать еврейские книги в библиотеке. Некоторые спешно выехали в большие города страны. Я тоже решил уехать из Советского Союза. Мне тогда было 15 лет. Жил без присмотра: моя мама рано умерла, отец имел двоих детей со второй женой, был всегда занят работой.

На границе меня поймали. Две недели я просидел в тюрьме г. Волочиска. В июне 1938 г. меня отправили в Винницу. Там я находился в тюрьме для политических заключенных при НКВД. В той тюрьме был весь цвет нации, не только еврейской. В маленькой камере было свыше 30 человек. Кроватей или нар, а также постельных принадлежностей не было. Спать днем не давали, круглые сутки шли допросы. После них арестованных приводили избитых, в синяках, заплаканных. Из коридоров доносились такие крики, что можно было с ума сойти. В Волочиске меня тоже били, но здесь было само пекло. Не раз мне в рот вставляли пистолет и грозились убить, если не подпишу протокол. Заставляли подписаться под тем, что я пытался переправить материал о жизни евреев в Польшу. Даже приводили других избитых заключенных-евреев, которые уговаривали меня, чтобы я не упрямился, подписал протокол, так как они уже признались в том, что посылали меня в Польшу с бумагами и явками. Я доказывал, что людей этих не знаю, что они даже не из нашего местечка что должен быть протокол, составленный на границе, о том, что при задержании у меня нашли только еду.

Чтобы иметь представление о зверствах в Винницкой тюрьме для политических заключенных, следует прочитать роман Солженицына "Архипелаг ГУЛАГ". Там указывается, что в этой тюрьме в 1938 г. было расстреляно 9439 политзаключенных. В моей камере добрая треть были евреи разных профессий: директора еврейских школ, врачи, учителя, деятели еврейской культуры. Были евреи, которые даже занимали высокие должности в области, и ранее состояли в Бунде - до запрета его в стране.

Когда фашисты в июне 1941 года захватили Винницу, они за городом нашли дом, в котором расстреливали арестованных. В ямах лежали десятки тысяч трупов.

Фашисты привезли из многих оккупированных стран корреспондентов, которые рассказали всему миру о чудовищных расправах Советской власти над политзаключенными.

После войны власти пытались оправдаться, ссылаясь на то, что все это проделано немецкими фашистами. Все комиссии, которые туда отправлялись, составляли, как обычно, фальшивые акты. Только когда Украина стала самостоятельной, был поставлен памятник жертвам коммунизма.

Жизнь мне спас еврей из Винницы Соломон Веденский, сосед по камере, хотя себя спасти не сумел. После войны я узнал, что его расстреляли 3 сентября 1938 года. По обвинению в том, что был бундовцем и вел враждебную работу.

После трех месяцев издевательств в тюрьме меня освободили. Несмотря на данную мною подписку о неразглашении тайны, я перед войной нашел в Виннице семью Соломона Веденского рассказал о нем жене и двум его сыновьям. Старший Митя был моего возраста. Соломон меня учил, как себя вести на следствии: ничего не подписывать, ни на кого не наговаривать, говорить, что заблудился, - меня тогда могут пожалеть как сироту.

Он мне напомнил рассказ Шолом-Алейхема "Мальчик-Мотл", которого все жалели как сироту, а он этим еще гордился. Конечно, для знающих это было не объяснение, по пути было много проверок, но ничего лучшего нельзя было придумать. Что меня спасло, осталось загадкой на всю мою жизнь.

После смерти Сталина я писал в разные инстанции, чтобы мне разрешили познакомиться с делами осужденных - моих земляков и сокамерников. Я даже приносил письма от редакций, которые просили разрешить мне ознакомиться с делами, - для того, чтобы потом в этих газетах опубликовать материалы о сталинских репрессиях.

Я не только получал отказы - меня вызывали в КГБ и угрожали, что если я не прекращу эту деятельность, меня посадят в тюрьму. Последний раз меня пытались посадить 19 сентября 1988 года, когда я был вызван в Киевское городское управление КГБ.

Когда в 1992 г., в апреле месяце, украинские власти поставили памятник жертвам коммунизма, общество "Мемориал" Винницкой области пригласило меня на церемонию. Я приехал и не поверил своим глазам: националисты-антисемиты воспользовались этим мероприятием, чтобы попытаться поссорить народы. Утверждалось, что жертвами репрессий были только украинцы, хотя в тюрьме, кроме украинцев, сидели русские, поляки, евреи и др. Был приглашен из Львова поп греко-католической веры, о которой в области даже не знали. Утверждали, что во всем виноваты евреи, которые служили в НКВД и специально расстреливали украинцев. Это клевета. Среди следователей и конвоиров, которые водили меня на допросы, не было ни одного еврея. Возможно, среди следователей и были евреи, но это были убийцы без роду и племени.

Я привожу 15 фамилий моих земляков (которые запомнил), расстрелянных в Винницкой тюрьме в мае 1938 года: Пейси Азин, Срул Бедрик, Аврум Беленкис, Пейсах Зейтер, Марк Жук, Срул Резник, Иосиф Уханский, Исаак Уханский, Иосиф Штрайхер, Меер Яблонский, Сим Ярмолов, Маня Харитон, Болгар, Райзман, Трахтенберг.

В настоящее время дети некоторых расстрелянных живут в Америке, Израиле и на Украине. Я получаю от многих письма и хочу еще раз раз им сказать, что их родители, дедушки и бабушки погибли, как герои, за свой еврейский народ.

Сталин был большим антисемитом, но первые расстрелы еврейского народа начались при Ленине. Сталин продолжил. Это был красный террор против еврейских партий. Но и после запрета их идеи продолжали жить. В недавно выпущенной в Америке брошюре "Всемирным еврейским рабочим союзом" не дается оценка работы бундовцев в элитарном коммунистическом государстве. В брошюре "Бунд вчера и сегодня" все сводится к тому, что после запрета Бунда в Советской России он перестал существовать.

В связи с подготовкой к съезду Всемирного еврейского союза, который пройдет в Нью-Йорке в октябре 1997 года, я бы хотел, чтобы отдали долг погибшим в борьбе за организацию еврейской жизни и за национальную культуру, за идею Бунда в бывшем Советском Союзе.

Хочу сослаться на некоторые факты работы бундовцев после запрета партии. В 20-х годах и первой половине 30-х был небывалый рост еврейской культуры. На Украине было около тысячи еврейских школ, выходили десятки еврейских газет, работали еврейские театры, было свое издательство, еврейские институты, еврейские журналисты и писатели на мировом уровне. Создавались районы на юге Украины и Крыма со своими еврейскими колхозами и коммунами. Даже была создана Еврейская автономная область, в которой язык идиш на некоторое время стал государственным. Бундовские идеи стали реальностью. Еврейский антифашистский комитет стал в Москве политической организацией с заботой о еврейской жизни и еврейской культуре. Все это шло не стихийно, и росла угроза, что коммунистическая партия может потерять руководство над еврейской жизнью страны.

Молодой ученый Еврейского научно-исследовательского института ИВО в Нью-Йорке Н.Бородулин приводит интересные факты в журнале "Еврейская культура", выходящем на идиш (18, 1994 г. и 19, 1995 г.).

Н.Бородулин приехал в Америку из Биробиджана, где родился и работал преподавателем в Биробиджанском еврейском педагогическом институте. Он пишет, что в 1924 г. американская кооперация организовала на юге Украины и Крыма еврейские поселения, обеспечив их сельскохозяйственной техникой. Финансирование поступало через еврейскую организацию "Джойнт". Благодаря им без участия государства было переселено много евреев в южные районы Украины и Крыма.

В результате "Джойнт" в стране был запрещен. По всему еврейскому был нанесен смертельный удар, лучшие кадры, которые на деле осуществляли идеи Бунда, были расстреляны или высланы в сталинские лагеря. Были закрыты все еврейские учебные заведения и организации культуры.

Известный редактор центральной бундовской газеты Мойше Литваков после запрета Бунда стал членом компартии и продолжал выпускать еврейские газеты. В октябре 1937 г. он был арестован за еврейскую литературную работу. Не выручила и компартия. Я помню, как следователи особенно издевались на допросах, когда им попадались члены компартии, которые ранее состояли в Бунде. Они били их за то, что те якобы пробрались в компартию, чтобы тайком вести запрещенную работу.

Не избежали трагедии члены польского Бунда. Спасаясь от немецкого геноцида, они оказались на территории Советского Союза, после были арестованы и высланы в сталинские лагеря, где большинство из них погибло.

Я благодарен Бениамину Эделю - руководителю "Всемирного еврейского рабочего союза", который через несколько месяцев после моего переезда в Америку, пригласил меня на Координационный комитет Союза, который проходил в Нью-Йорке в октябре 1994 года.

На Комитете присутствовали делегации из 6 стран: Австралии, Америки, Канады, Израиля, Франции и Украины. Все участники делегации с болью отмечали растущий в мире антисемитизм, упадок языка идиш и культуры на идиш и как результат - большую ассимиляцию евреев.

В США, где проживает 6 млн. евреев, большая часть не знает ни идиш, ни литературы на нем. Процент снижения говорящих на идиш в стране, по сравнению с 1980 г. (34%), - самый большой среди других общин Америки. Так в стране может совсем исчезнуть еврейская община.

Отмечалось, что ослаблена работа Бунда, в связи с уничтожением евреев в Европе. Фашистский и коммунистический режимы уничтожили почти 40% евреев в мире. Эти режимы нанесли большой урон культуре, но сломить дух еврейского народа не смогли.

Цели Бунда продолжают быть актуальными. Согласно уставу, Бунд является организацией социально-демократической справедливости. Ее политика вытекает из насущных требований сегодняшнего дня. Бунд, не являясь националистической или ортодоксальной организацией, поддерживает государство Израиль и договоры о добрососедских отношениях с палестинцами и арабами.

Бунд борется за социальные права евреев в странах их проживания, принимает участие в решении еврейских проблем в мире.

Одна из главных задач Бунда - улучшение жизни евреев и возрождение языка идиш и культуры на нем.

Мы, евреи из бывшего Советского Союза, не должны стоять в стороне от Бунда, у нас нет другого союза или партии для борьбы за наши права, за восстановление языка идиш и национальной культуры.

Наши еврейские корни следует взращивать на благодатной американской почве, чтобы наше еврейство не угасло. Это можно делать по-разному.

Я, например, создал общество земляков, которое называется "Хмельничане в Америке". Мы не только собираемся в день Памяти в синагоге, чтобы прочитать Кадиш по убиенным 12 тыс. евреев местечка, но и помогаем иудейской общине на бывшей родине восстановить еврейскую жизнь - ведь там проживает еще 208 евреев. Дружим с обществом "Хмельничане в Израиле", в котором состоит около 300 наших земляков.

В Америке мы из знакомых по Украине людей создали творческую группу, которая занимается в своих штатах восстановлением еврейской культуры.

Так в Детройте Хаим Розенталь, приехавший 4 года назад из Черновиц, возглавляет Еврейское общество им. Штейнберга, учит людей национальному языку и литературе, проводит литературные вечера на еврейском языке. Он впервые перевел стихотворения писателя Элиезара Штейнберга с еврейского на русский язык и сейчас ищет спонсоров, которые помогли бы издать книгу стихов Штейнберга чтобы довести его творчество до русскоязычного читателя.

В Сан-Франциско при еврейском офисе учит людей языку идиш Семен Гербер, он ведет также группу по изучению еврейских песен. До эмиграции он преподавал в Киевском театральном институте на факультете еврейской культуры и перед отъездом выпустил учебник для самостоятельно изучающих идиш. Учебник, вышедший большим тиражом, финансировался Министерством просвещения Украины.

В Нью-Хэйвене Ефим Винницкий в помещении синагоги ведет работу по восстановлению еврейской культуры, часто выступает в еврейской печати - в газете "Алгеменер журнал" и даже в "Биробиджанер штерн".

Можно упомянуть также писателя Мойше Лоева, поэта Ушера Цоймана. Они пишут статьи не только в еврейскую печать, но и в русские газеты и журналы.

Мне бы хотелось, чтобы Бунд принял участие в различных обществах по возрождению еврейского языка и культуры. Чтобы он расширил свои организации как в мире, так и в Америке, чтобы союзы были не только в Нью-Йорке, но и в других штатах.

В мире много еврейских организаций. В США существует "Всемирный еврейский культурный конгресс", куда входят более десяти еврейских организаций. На Украине есть "Совет еврейских обществ". Хотелось бы, чтобы Бунд взаимодействовал со всеми этими организациями - это помогло бы восстановлению еврейской жизни и культуры.

Список выпусков Содержание выпуска

[an error occurred while processing this directive]